ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В наушниках стало тихо. Четверо из прибывших коротышек поднялись по трапу, но пятый вдруг вырвался и побежал. По нему начали стрелять, и пули вокруг него взбивали маленькие фонтанчики пыли.

– Погодите… – сказал Стекляшкин. – Кажется, один из них бежит к нам.

– Будьте осторожны, они вооружены!

Стекляшкин совершенно растерялся, но тут коротышка закричал:

– Это я, Квантик! В ракете кто-нибудь остался?

– Нет, – ответил Стекляшкин. – В ракете никого нет.

Они были хорошо знакомы, поэтому представляться не было нужды. Узнав, что в ракете никого нет, Квантик вздохнул с облегчением.

– А программа возвращения уже введена в компьютер?

– Кажется, ещё нет. Фуксия, Селёдочка, что вы оставили в главном компьютере?

Фуксия и Селёдочка молчали. Им было стыдно признаться, что в главном бортовом компьютере они оставили диск с игрой в космические догонялки. Так они в последние часы коротали время, чтобы унять волнение в ожидании сигнала от «Дружка».

– В компьютере диск, который не имеет отношения к полёту, – сказала наконец Селёдочка.

В это мгновение из сопла в грунт ударили искры и пламя, включился прибор невесомости, и ракета стремительно взмыла ввысь. Набирая скорость, она пошла внезапными зигзагами, быстро удаляясь и превращаясь сначала в мечущийся из стороны в сторону факел, затем в выписывающую во тьме замысловатые узоры звездочку, а затем в едва заметную искорку, которая вскоре совсем растаяла в чёрной космической бездне.

– Куда же они полетели… – растерянно проговорил Квантик.

Потрясённые случившимся, остальные молчали.

Глава тридцатая

Лунатики празднуют День свободы и независимости. Улицы имени героев. Незнайка опять прощается с Козликом. Последняя пресс-конференция

В последующие дни состоялись две большие пресс-конференции, транслировавшиеся по радио и всем телевизионным каналам. На первой из них представлявшие Союз вольномыслия г-да Квантик, Пшигль, Козлик, Альфа и Мемега, а также бывшие министры Бигль и Болтик подводили итоги. Ещё ночью соль на заводах Дракулы перестали «обогащать» порошком, а те запасы, которые скопились на складах, пустили в обратную переработку. Но поскольку запасы провизии у населения и в магазинах всё ещё были сдобрены порошком, в воду продолжали добавлять нейтрализующее вещество.

Вся собственность, присвоенная узурпатором за время его правления, возвращалась прежним владельцам, а сеть его знаменитых магазинов пускалась с торгов. Приобрести их выразил желание г-н Спрутс, активно сотрудничавший, как оказалось, с Союзом вольномыслия. А поскольку теперь он был самым богатым коротышкой на Луне, конкурентов в этом деле у него не предвиделось.

В этот праздничный день никто не работал, царило всеобщее ликование, играли оркестры, а мороженое и лимонад раздавались на улицах бесплатно. Лунатикам всё это настолько понравилось, что День свободы и независимости решили отмечать ежегодно, а кое-кто предлагал даже и ежемесячно.

Когда стемнело, над Давилоном и другими крупными городами миллионами разноцветных огней вспыхнул салют.

Особых почестей были удостоены Квантик, Пшигль и Козлик, которые первыми не подчинились узурпатору, послали сигнал бедствия землянам, а затем возглавили повстанческое движение. В некоторых городах их именами назвали улицы: улица героя Квантика (бывшая Болотная), улица героя обер-атамана Пшигля (бывшая Кривая) и переулок героя Козлика (бывший безымянный).

Что касается последнего, то Козлик ничуть не обижался из-за того, что ему достался только безымянный переулок. Во-первых, он в глубине души переживал свою вину за взрыв ракеты по проекту «Космических поставок»: всё-таки он тогда поставил под угрозу жизнь и здоровье ни в чём не повинных членов экипажа. А во-вторых, он снова встретился со своим лучшим другом Незнайкой и был абсолютно счастлив. Они рассказывали о себе и вспоминали прошлое, не разлучаясь ни на минуту до самого отлета. Во время расставания Козлик плакал, а Незнайка, стиснув зубы, рукавом вытирал глаза. Он дал себе слово никогда не плакать, но после старта подозрительно долго сидел запершись у себя в каюте.

Как-то незаметно, стараясь не привлекать к себе внимание, во дворце появились Злючкин и Ярило. Они разгипнотизировались одновременно со всеми, выпив по команде Маслёнки воды из-под крана. На вопросы они отвечали довольно вяло и неохотно. Они только пояснили, что работали в одной из местных академий наук, поскольку хотели вникнуть в проблему изнутри и больше узнать о достижениях лунной науки и техники. От ответа на вопрос, что же они всё-таки почерпнули из достижений лунной науки, Ярило и Злючкин уклонялись.

До отлёта состоялась пресс-конференция земных коротышек. Конечно, они не успели ничем помочь лунатикам, но они всё-таки прилетели, и кто знает, как бы повернулись события, если бы развязка не наступила так быстро.

Сначала выступил командир экспедиции Знайка. Он сказал, что, к сожалению, сам стал жертвой обмана со стороны Верховного Правителя и его приспешников. На торжественном банкете экипаж был отравлен гипнотическим порошком и не мог вмешаться в происходящее. Но все они, сказал Знайка, тем более рады, что лунатики сами справились со своей бедой без посторонней помощи.

После этого корреспонденты различных средств информации начали задавать вопросы. Приведём здесь лишь некоторые.

Корреспондентка. Егоза, газета «Деловая смекалка». Вопрос к командиру экспедиции. Господин Знайка, скажите, пожалуйста, что вы подумали в тот момент, когда получили с Луны радиограмму о случившемся здесь государственном перевороте?

Знайка. К сожалению, полный текст радиограммы был нам неизвестен. Поломка антенны передатчика создавала препятствия для прохождения сигнала в эфире. Мы только поняли, что нужно лететь, а не раздумывать.

Корреспондентка. Стало быть, вы летели на свой страх и риск, не имея понятия о том, что здесь происходит?

Знайка. Выходит, что так…

Дружные аплодисменты зала, новые корреспонденты, новые вопросы.

– …Господин Стекляшкин, нам известно, что на момент угона ракеты «ФиС» бандитами вы являлись командиром этого корабля, а следовательно, материально ответственным лицом. Будет ли по возвращении на Большую Землю с вас взыскана стоимость ракеты и не собираетесь ли вы в связи с этим просить у наших властей политического убежища?

У Стекляшкина довольно-таки напуганный вид, он разводит руками, вопрос остаётся без ответа.

– …Вопрос к господам Незнайке и Пончику: намерены ли вы в оставшееся до отлета время продолжать рекламную кампанию по продвижению на рынок конструкции «велосипед» и макарон Скуперфильда?

Изобретатели пихают друг друга локтями, вопрос остаётся без ответа. (Отснятый второпях рекламный ролик скуперфильдовских макарон «Не долго думай, покупатель…» заполонил в эти дни все каналы телевидения. Пудл был в ярости и грозил Скуперфильду судом.)

– …Господин Незнайка, как вы намерены распорядиться денежными средствами, непрерывно растущими на вашем банковском счету?

– Весь свой растущий счёт я передаю в полное распоряжение моего друга Козлика, вот он здесь, в зале.

Прослезившийся Козлик поднимается и кланяется залу, раздаются аплодисменты, слышны крики «Браво!».

– Господин Пончик, а вы? Вы тоже кому-нибудь передаёте?

– А я ещё подумаю. Мне тут надо ещё прикупить кое-что, денежки пригодятся. Да и вообще… неизвестно ещё, как судьба повернётся…

Очень жидкие аплодисменты, только для приличия.

Ведущий. А вот звонок в студию от телезрителя. Фермер Орешек передает привет земным коротышкам и спрашивает, не желают ли они взять в дорогу большой картофельный пирог, который он приготовит специально для них.

Огонёк (приветливо машет рукой). Спасибо! Обязательно приходите провожать нас, вас обязательно пропустят!

Незнайка. Мы тоже передаём ему горячий привет, однажды этот коротышка нас здорово выручил. Если господа Пудл и Циклоп сейчас нас видят и слышат, пусть они пришлют ему за наш счёт велосипед и мотоцикл.

98
{"b":"13238","o":1}