ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Всеобщие аплодисменты, хотя никто ещё не знает, что такое «мотоцикл».

– …Господин Смекайло, мы слышали, что все записи вашего нового романа остались в ракете и улетели в неизвестном направлении. Что вы теперь будете делать?

– Благодарю вас, не беспокойтесь; я уже начал восстанавливать записи по памяти. У меня, знаете ли, по счастью, совершенно феноменальная память: все страницы до последней перед глазами, как живые. Кстати, я даже рад, что могу внести в текст необходимые исправления и добавления, которые бы непременно упустил, не представься мне такой случай.

– Не забудьте прислать нам экземпляр вашей книги!

– Непременно, непременно.

Аплодисменты.

– …Вопрос к профессору Клюковке: как вам удалось обмануть всех и сбежать из надежно охраняемого дворца? Вам кто-нибудь в этом помогал?

И Огонёк рассказывала историю побега, а потом задавались другие вопросы, и следовали аплодисменты, аплодисменты, аплодисменты…

Пресс-конференция затянулась до глубокой ночи: вопросы от телезрителей и корреспондентов в студии так и сыпались. Отвечать пришлось всем, даже «Дружку», и робот принялся заунывно излагать какую-то инструкцию, но его вовремя выключили.

К величайшему удивлению и радости Незнайки и Пончика, никто не задал им ни одного вопроса об изобретательстве велосипеда: разоблачения, которого они так боялись, не последовало. Наверное, лунатики даже не подумали, что здесь могло быть какое-то надувательство. Велосипед был по всем правилам запатентован, он оправдал ожидания – чего же ещё?

– Слушай, – сказал Пончик Незнайке после окончания пресс-конференции, – здорово нам здесь всё это сошло. Может, для них ещё что-нибудь изобрести? Мне, знаешь ли, понравилось быть изобретателем. Ну лыжи или санки, например… у них ведь на лыжах никто не катается?

– Так ведь у них и снега здесь нет, – ответил Незнайка. – У них здесь зимой дождик моросит. Нужны им твои лыжи, как рыбе зонтик.

– Зонтик? – повторил Пончик.

– Зонтик, – подтвердил Незнайка.

– А ты видел у кого-нибудь из них зонтик?

– Никогда.

– Зонтик!

– Зонтик…

– Зонтик!!!

* * *

Утром ракета «ЗОВ» с пятнадцатью членами экспедиции и одним роботом на борту прошла через ледяной туннель, стартовала в космическое пространство и благополучно вернулась на Землю. Так закончилось второе путешествие на Луну Незнайки и его друзей.

Эпилог

Вскоре жизнь лунных коротышек вошла в привычную колею. Портреты узурпатора, красовавшиеся до этого в каждом доме, были уничтожены, и скоро все позабыли, как он вообще выглядел.

И напрасно, потому что многие дамочки, покупающие шляпки и шпильки в модном магазине курортного городка Сан-Комарика, были бы по-особенному приятно удивлены, узнав, что обслуживающий их столь обходительный старший приказчик – кругленький и гладкий, пахнущий одеколоном и всегда улыбающийся, говорящий нараспев, а иногда и нашептывающий в ухо обворожительные комплименты, – что этот коротышка и есть не кто иной, как г-н Пупс, бывший Верховный Правитель подлунного мира, бывший злодей и самозванец.

Модные дамочки щедро одаривают г-на Пуфика (а теперь его зовут именно так) чаевыми, которые он аккуратно складывает в деревянную шкатулку из-под сигар, чтобы в выходные получить в обмен на них свои самые сокровенные удовольствия, которых он едва не лишился навсегда, став самым богатым, могущественным и… самым несчастным коротышкой на своей планете.

Конечно, такое положение вещей некоторым покажется несправедливым. Выходит, что этот коротышка, причинивший столько зла своим согражданам, с легкостью избежал вполне заслуженного им наказания?.. Выходит, что так, и мы не в силах что-либо исправить. Так уж устроено, что в этой жизни злодеи далеко не всегда получают по заслугам, а часто выходит даже совсем наоборот. Что же касается г-на Пупса, то не такой уж он был неисправимый злодей. Вполне симпатичный коротышка, только большие деньги и власть его испортили, и то ненадолго.

Хозяином модного магазина является господин Гризль, то есть, как его теперь зовут, господин Пипс. Услышав впервые это имя, Пупс был совершенно ошеломлен.

– Что?! – закричал он. – Да как же вы посмели! Как это понимать: как насмешку или как откровенное издевательство?!

– Понимайте как хотите, – нагло заявил Гризль. – Пипс – это большая игра; а Пупс – это вчерашний день, непонятно что. Вот непонятно чего вы и достигли в жизни.

Пупс так и остался стоять с открытым ртом.

Свою «большую игру» новоявленный г-н Пипс ведет на местной бирже с какими-то ценными бумагами. Но дело не клеится, и он кое-где порою мухлюет. За ним уже наблюдают секретные агенты страховой компании, и похоже, что его «большая игра» скоро закончится каталажкой. А у модного магазина появится новый хозяин, который никогда не будет обижать своего столь любимого покупателями приятного и обходительного старшего приказчика.

Хорёк и Губошлёп, которых обер-атаман Пшигль вовремя скрутил и доставил в полицейский участок, снова оказались на болоте. Они опять заготавливают клюкву и кормят комаров, но сами питаются вполне прилично, если, конечно, выполняют норму. Через год, при хорошем поведении, их обещают перевести на юг, где они будут круглый год выращивать парниковые ананасы, и эта радужная перспектива поддерживает их в упорной борьбе с непогодой, сыростью и кровососущими насекомыми.

Измученные до полного нервного истощения, Мига и Крабс наконец обрели долгожданный покой. В том смысле, что они устроились на постоянную работу и получили возможность полноценно отдыхать, не лязгая постоянно зубами от страха. Крабс, как опытный финансист и бывший управляющий делами Спрутса, нашёл себе работу в банке; Мига пока что работает посыльным в сыскной конторе, но имеет перспективу служебного роста вплоть до заведующего отделом. До этого оба имели серьезный разговор с Биглем, после которого вся история с их постыдными похождениями стала выглядеть так, будто они выполняли секретное задание, нарочно втеревшись в доверие к бандитам. И Бигль якобы держал ситуацию под контролем с самого начала.

Теперь Бигль имеет крупнейшее сыскное агентство с роскошным офисом в самом центре Давилона. У него-то Мига и служит посыльным, работая рядом с неразговорчивыми оперативниками – бывшими охранниками в серых трико.

Министр Пропаганды и Связи снова превратился в репортёра Болтика. Возобновился выход его газеты «Правдивые расследования», тираж которой пришлось увеличить вдвое. А его передача «Момент секретности» стала выходить в лучшее эфирное время, с двумя повторами для тех коротышек, которые работают в вечернюю и ночную смены.

Помимо своей обычной захватывающей работы, связанной со всевозможными разоблачениями, вечерами он пишет воспоминания, озаглавленные так: «Четыре недели смуты. Хроника глазами очевидца». Разумеется, что сам он в этих воспоминаниях выглядит как активнейший деятель сопротивления.

Изобретатель гипнотического порошка Кротик работает главным технологом на мыловаренном заводе Грязинга. Из его химической лаборатории один за другим выходят удивительно хорошо пахнущие и замечательно пенящиеся сорта мыла. Для того чтобы Кротика не переманили к себе конкуренты, Грязинг платит ему огромные деньги. Последний составленный им сорт банного мыла «В объятиях мечты» пользуется у коротышек невиданной популярностью и обладает несомненным целительным эффектом.

Благодаря рекламному ролику, в котором модные изобретатели велосипеда призывали лунных коротышек покупать макароны Скуперфильда, дела этого скряги поначалу стремительно пошли в гору. Но жадина всегда остается в проигрыше, потому что ему вечно мало: чем больше он имеет, тем большего ему хочется, и так до бесконечности, до полного изнеможения.

Для того чтобы меньше платить своим рабочим, Скуперфильд начал незаметно подсыпать им в столовские обеды гипнотическую соль. Этой соли, которую всем было приказано уничтожить, у него сохранилось на складе несколько мешков.

99
{"b":"13238","o":1}