ЛитМир - Электронная Библиотека

- Мария, идем?- произнес тот, приманивая к себе девочку. - Дедушке надо отдохнуть.

Маша повернулась к старику.- Деда, тебе надо отдохнуть?

Тот скользнул холодным взглядом по фигуре мужчины в залатанном плаще и тепло улыбнулся девочке.

- Нет, это отговорка, что бы забрать тебя поскорее.

Мужчина попробовал оправдаться:

-Ты же понимаешь. Я и так рискую...

- Знаю, знаю,- вздохнул дед.

Девочка обернулась к мужчине.- Ну, Иван Иванович, ещё чуточку, пожалуйста.

- Хорошо, но только чуточку. Я буду ждать в низу. Нам же надо на метро успеть.

- Замётано, - весело кивнула Маша.- Спасибо.

Мужчина робко улыбнулся старику и вышел.

- Иван Иванович, что так боится мою тетку? Будто не мне одиннадцать, а ему,- прошептала девочка.

- Я бы так не сказал,- заиграл бровями дедушка.- Тебя то, он сюда, втайне от нее возит?

- Ну да.

- А что это за слова такие у тебя 'припекло', 'заметано', где понабралась такому?

Маша удивленно посмотрела на своего деда.

- От пацанов из соседнего двора. Мы ещё и не так говорим!

Старик подскочил на месте.

- Ну-ка, ну-ка, и что же вы ещё говорите?

Девочка потянулась к деду и прошептала на ухо несколько детских 'непристойностей', наивно полагая, что данные шаловливые словечки лишь облагораживают столь обыденную взрослую речь.

Глаза старика округлились, губы напряженно вытянулись, выпустив возмущенный выдох.

- Но ты, же девочка, Маша!- озадаченно зашептал старик.- Тебе не стоит так выражаться. Я не хочу, чтобы у моей внучки был такой поганый язык.

Маша обиженно сложила руки на груди.

- Тогда возьми меня к себе... и следи за моим языком сколько угодно.

- Я не могу... я завтра уезжаю.

- Уже завтра?- удивилась девочка. Горький комочек, тут же подкатил к ее горлу.

- Да,- тихо ответил тот.

Девочка и дедушка несколько секунд, молча, смотрели друг на друга. Уютная комната загрустила вместе с одиннадцатилетней гостьей. Каждый раз, когда в этом доме появлялась маленькая Машенька, жилище ее деда, весело оживало, напоминая своему хозяину о давно уснувшей сказке.

- Деда, а я буду очень скучать,- искренне произнесла Маша.

- А я знаю,- ответил тот.- Ты мне все время об этом говоришь.

- То есть это для тебя уже не важно?- напугалась девочка.

- Нет, Машенька, все, что с тобой связанно, для меня имеет огромное значение. Ты самое важное, что есть у меня в жизни. И я возлагая на тебя большие надежды.

Девочка обняла старика.

- Правда?

- Правда, надеюсь, ты меня не подведешь,- старик широко улыбнулся и подмигнул внучке.- Однажды мне может понадобиться твоя помощь.

- Не подведу! - заявила Маша. - Но мне, кажется, что мы с тобой ещё долго не увидимся.

Дед тяжело вздохнул, и ещё крепче обняв внучку, сказал:

- Знаешь что? - в очередной раз, сменив тему разговора, задорно произнес старик.- Нам не стоит подставлять Ивана Ивановича. Ты представляешь, что будет, если Елизавета узнает, что он тебя сюда возит?

- О-оо,- выдохнула девочка.- Ему не поздоровится!

- Ты права. Мы с тобой, как люди добрые и в меру разумные, не можем подвергать опасности кого бы то ни было. Согласна?

- Согласна, - Маша улыбнулась, но улыбка быстро исчезла.- А письма ты мне писать будешь?- прошептала девочка.

- Конечно.

- Точно?

- Обещаю.

Послышался далекий уставший голос пухлого старичка.- Маааша!

- Ой, чуточка закончилась,- опомнилась девочка и начала собираться.- Ладно, я побежала. Нельзя подвергать Ивана Ивановича опасности!

- Марииль?- окликнул внучку старик. Только он так называл девочку.

Маша остановилась на полпути к выходу. - А?

- Береги себя.

- Заметано!- Радостно воскликнула та и быстро выбежала.

- Волчонка, не забывай кормить!- прокричал дедушка ей вслед.

- Обещаю!- донеслось откуда-то с лестницы.

- Хэх, 'заметано'... ну молодежь пошла...

Глава первая:

'Душа на бумаге'

Вечер. Маша сидела на подоконнике и смотрела на падающие капли. Весна заканчивалась, а погода так и не начала радовать. Дождь два дня лил, не переставая, мешал выйти на улицу и хоть как-то развеяться. Молчаливые огни проезжающих мимо машин, все реже появлялись под окнами. А тоска, блуждавшая по округе, растворялась в холодных майских лужах и назойливо налипала на обувь одиноких прохожих.

Маше уже было семнадцать и в ее жизни много что изменилось.

- Твой дедушка был очень стар,- видимо пытаясь, утешить племянницу говорила тетка. Это был единственный раз, когда она проявила к девушке, хоть какую-то заботу.

Впрочем, в этом ничего удивительного нет. Её тётка - женщина властная и немного странная, всё время жалела о том, что не родилась мужчиной. Она вела себя ласково только со своим старым котом. Да и вообще, что тут говорить, животных она любила намного больше людей (в том числе родственников). Всё в этом доме происходило только по мановению её короткого толстого пальца.

Мария уже окончила среднюю школу, и ей нужно было отрабатывать своё проживание в доме. И дело не в том, что семья остро нуждалась в деньгах. Просто госпожа Удальцова считала, что и так потратили на эту 'сироту' достаточно материальных средств, обеспечив ей беззаботное детство. Не смотря на то, что Елизавета всегда мечтала о дочери, Мария ни как не хотела оправдывать ее ожидания, поэтому быстро вошла в черных список семьи Удальцовых.

Сейчас Маша была вынуждена самостоятельно зарабатывать на свое обучение, в то время как большинство её одноклассниц готовились к поступлению в институт за счет своих родителей. Девушка уже выбрала, кем хочет стать, и оставалось лишь пара месяцев до начала учебы. Она с нетерпение ждала этих дней.

Пока же Маша работала официанткой в хорошем итальянском ресторанчике и даже была немного горда этой должностью - ведь ей очень повезло, что она смогла туда устроиться без необходимого здесь опыта. Обычно такие заведения дорожат своей репутацией и не хотят брать на работу неопытный и слишком молодой персонал. Но у Маши было одно преимущество - ей просто везло. Чаще по мелочам, реже по крупному. Таким образом, уже через неделю из помощника официанта, Маша сама им стала.

Но сегодня она пропустила рабочий день. В семью Удальцовых пришла радость, а в жизнь Маши много печали.

- Я знаю, - спокойно ответила она. Пристальный взгляд тетушки Елизаветы сверлил девушке затылок.- Он был действительно очень стар.

- Рано или поздно это должно было случиться. Мы все когда-нибудь отправимся на тот свет.

Слова 'тот свет' в устах тетки прозвучали, будто она имела ввиду соседнюю комнату, в которую, по собственному желанию все входят и так же легко выходят.

- Согласна, рано или поздно это должно было случиться. - Маша обернулась. Её лицо выражало спокойствие.- И я знаю, вы очень рады, что он оставил вам, все свое состояние.

- Мы уже говорили на эту тему. Надеюсь, ты не будешь требовать свою долю? Я уже давно растратила ее на тебя.

- Да говорили,- перебила она тетку.- Поэтому не будем к ней возвращаться. Я ничего требовать не собираюсь. Можете идти к себе. У меня все хорошо.

- Я сама решу, когда мне и куда ходить в этом доме,- процедила сквозь белоснежные зубы Елизавета.- Я вообще зашла, чтобы не утешать тебя, а предупредить, что завтра уезжаю в столицу. Нужно узнать, что там, в завещании твоего деда. Говорят, он пожелал быть похороненным в родном городе. Придется вести его тело сюда. А это жуткая волокита. Просьба не наделать глупостей, пока меня нет.

- Заметано,- кивнула Маша.

- Боже, эти твои словечки,- вздохнула тетка и вышла из комнаты.

Узнав, что сегодня домомучительница Лиза уезжает на несколько дней, настроение у девушки тут же улучшилось. Маша довольно улыбнулась. Значит, у неё будет немного времени, чтобы пожить спокойно, без упрёков со стороны старой тётки. Вообще-то, с годами Маша начала искренне жалеть её: ведь ужасно, наверное, всю жизнь прожить без мужа и вывести свое социальное положение на такой уровень.

2
{"b":"132382","o":1}