ЛитМир - Электронная Библиотека

Длинноносый заключенный усмехнулся и хлопнул себя по коленям.- Тем более, за всю свою долгую жизнь, я спас лишь одного человека. Тебя Маш. И то, считаю это большим везением. Я ведь не лекарь, вовсе ни какой. Я плут.

- В смысле не лекарь?

- В самом прямом,- резко ответил Улимор.- Я вор. Я бегаю с детства от закона. Однажды, меня привлекла одна вещица, за нее обещали большие деньги. Попытаться ограбить, самого Черного Графа. Ох, я был наивным глупцом! Может поэтому у меня и вышло. Но скрыться я не смог. Бежал на одном инстинкте, лишь бы выжить. А тут, такая удача, разбилась повозка нового придворного лекаря. А как известно, граф, поссорившись с королем, не смел приближаться к его покоям. Я быстро это смекнул, переоделся, взял рекомендации молодого лекаря и присвоил его имя. В белой башне ждали господина Пеана. На мое счастье никто не видел его в лицо.

- И что, король не распознал подмены?

Харвенкус привычно прокрутил черный ус. - Никто, кроме короля. Он лично пригласил Пеана, врачевать при дворе. Но я не один год прослужил в Белой Башне. Он знал, и о смерти настоящего лекаря и о том, кем являлся я и от чего бежал. Конечно же, мне пришлось обучаться лекарскому делу. Правда не уверен теперь, из страха перед Черным Графом или из уважения к королю Кроносу.

В душе каждого приговоренного к смертной казни, просыпается неудержимая потребность в исповеди. Желание выговориться давно душило заслуженного члена воровской гильдии, господина Улимора Харвенкуса.

Шестилетним мальцом попал будущий королевский лекарь к мастеру чар, который сначала обучил мальчика обчищать горожанам карманы, а затем посвятил в тайны чародейства, или воровской магии, как ее ещё называют. В двадцать четыре года Улимор и сам стал почетным мастером, собрав шайку из преступников, дабы повысить уровень своих достижений. Грабежи, разбои, нападения и фарсы, то единственное чем умел заниматься Харвенкус, не имея возможности выбрать что-то другое.

- Мне выпала такая удача, - обреченно продолжал он.- Но я первый раз оплошал. За все те годы, что выпали на мою долю, я первый раз провалил задание. То существо... что пыталось отравить тебя...

Маша напряженно выпрямилась - никто не говорил Улимору Харвенкусу об истинном хозяине смертельных ран, нанесенных Первому Хранителю.

- Несколько лет назад оно напало на короля. Кронос угасал не так быстро как ты, многие месяцы понадобились бы, чтоб пошатнуть его дух. Но уже наследующий день я провел обряд очищения. Яд ушел из тела короля. Я так думал... Кронос тут же снял амулет... тот, что висит теперь у тебя на шее.

Маша с благодарностью дотронулась до груди, нащупав кулон в виде свернутой в спираль крысы.

- Если на моем месте был бы настоящий Пеан, он бы не позволил королю снять амулет. Но я не врач. Я вор... Королю с каждым днем, становилось все хуже. Хуже и хуже. А я не знал что делать. Обряд очищения нельзя проводить дважды... Я не должен был позволять ему снимать амулет. Нет. Я испугался. А может мне стало стыдно. Но я сделал тоже, что всегда хорошо делал. Я сбежал.

Улимор замолчал. Прошла минута, а может чуть больше, когда он посмотрел на свои руки. Кончики пальцев были окрашены в темную бронзу, но не сверкали под одинокой лампой.

- Видишь?- тихо спросил Улимор.- У меня грязные руки. С такими руками не возможно лечить. В этом мире все наглядно. Поэтому преступники носят перчатки. Здесь в Андерленде, любой твой грязный поступок проявится на твоих руках. - Улимор нервно потер бронзовые пальцы. - И не смыть это ничем.

Маше, стало искренне жаль длинноносого преступника. Она не знала его вором, она познакомилась с искусным лекарем, который спас ее жизнь.

- А если хорошими поступками?- робко предложила она.

Улимор с призрачной надеждой в голубых глазах посмотрел на девчонку со столь забавным цветом волос. - Уже поздно. Меня сегодня казнят, любезно предложив выбрать каким же способом. Я долго метался, не зная, что предпочесть топор... или петлю. Но я все же вор, а таких как я обычно беспощадно рубят.

- Вы меня удивляете!- сама того не ожидая вскрикнула Маша.- Вы же можете сбежать отсюда.

Улимор улыбнулся и черные завитки усов, весело содрогнулись.

- Думаешь, я не пытался? Большая часть жителей Андерленда люто ненавидят меня. Убийц королевской семьи судят только инквизиторы. Именно этот, с собачей мордой и поймал меня. Они знают и видят больше, сбежать и укрыться от них сложнее. Да что говорить, практически невозможно... Смотри,- Улимор Харвенкус выдвинулся на свет и вытянул шею.- Несколько часов назад я попытался это сделать.

Машу передернуло от ужаса. Мерзкое скользкое существо не то с щенячьей мордой, не то с человеческим лицом сидело на плече Улимора. Острые желтые зубки впивались в его горло, а длинный змеевидный хвост, в случае побега, беспощадно душил преступника.

- Мне не сбежать в этот раз,- обреченно выдохнул Улимор.

Маша пожала плечами. Ей так хотелось помочь мужчине сидевшему напротив, но она не знала как. Ни законы этого мира, ни его силы, не были знакомы девушке.

- Если бы я могла чем-то помочь,- растерянно произнесла она.

Улимор опустил голову.

- Спасибо, что выслушала. Да и хватит на этом. Ооо,- протянул Харвенкус и резко встал.- Как же я хочу жить! Маш? Ну почему так?

Лампы в камерах вдруг разгорелись намного ярче.

- Быть может, потому что вы виновны в смерти короля?- сурово произнес Нэльс.

Позади него стояли два стража. Один из них, c огромной магической связкой ключей, открыл дверь камеры, в которой находилась Мария.

- Простите нас за сие прискорбное недоразумение,- виновато произнес он и поклонился красноволосой девушке.

Маша, воодушевленная появлением фонарщика, радостно выскочила.

- Здравствуй Нэльс,- удрученно поздоровался Харвенкус.

Фонарщик бросил колкий презрительный взгляд на заключенного и поспешил вывести первого хранителя.

- Нэльс, мы можем ему как-то помочь?- шепнула Маша.

- Мы даже не будем пытаться,- однозначно ответил фонарщик.

Быть может между хранителем и служителем ордена Фонарей разгорелся бы спор, и каждый попытался доказать свою точку зрения о случившимся, если бы не появившийся в дверях инквизитор. Там в конце коридора, высокомерно постукивая железными набойками, гордо шагал Нумбис. Стук. И из его тени образовался некто в черном балахоне. Стук. И еще один слуга, больше похожий на бестелесного призрака появился сзади инквизитора. Стук. Стук. Стук. И пять холодных теней покорно следовали за своим хозяином.

- Опусти голову и отвернись, - взволнованно прошептал Нэльс.

Не хватало, чтобы после всего они вот так просто были бы обнаружены.

На их удачу, все внимание инквизитора было направленно на 'убийцу' короля. И только ради любопытства, склонность к которому Нумбис имел от природы, встретившись в проходе, он повернул голову в сторону красноволосой девушки. Но тут же, как бы невзначай, был ослеплен ярким светом, струившемся из фонаря Нэльса. Слуги-тени, испытывая недовольство, уклонились от прямых лучей, боясь исчезнуть. Первый хранитель и фонарщик воспользовались моментом и выскользнули из теплого тюремного помещения. Это не была тюрьма строго режима, где отбывали наказания преступники Андерленда. В большом бело-желтом здании находились: резиденция судейской коллегии, двенадцать камер для предварительно заключенных и для преступников ожидающих вынесения приговора. К тому же, ещё при самом Алдарине, была построена овальная площадь смерти. Большой мраморный помост, стоявший в центре давно служил лишь архитектурным памятником, ибо за последние столетия на площади никого не казнили. Ремесло палачей давно забыто. Король Кронос был гуманным правителем, да тяжелых преступлений заслуживающих казни, никто не совершал. А если быть совсем откровенным, местные жители обладая последней магией вершили самосуд, не доводя дело до не всегда справедливого судьи.

Маша наконец-то вышла на свежий воздух. Солнце безжалостно пекло, собравшиеся на площади изнывали от жары. Девушка невольно зажмурилась. Глаза быстро привыкли к яркому свету. Перед Машей предстала огромная толпа сказочных существ; вокруг мраморного помоста стоял возмущенный гул.

44
{"b":"132382","o":1}