ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Как?

— Мой отец говорил: Бога нет, дочь моя. Если бы он существовал, наш мир бы не выглядел так ужасно. Все свидетельства существования Бога недостоверны.

— Недостоверны?

— Так говорил мой отец. Если бы Бог существовал, он бы не проявлял свою волю столь редко и по таким пустякам. Умный человек, говорил мой отец, не может быть верующим. Лишь закон природы, случайный слепой закон природы действует над нами! Мы все появились вовсе не Божественной волей, а в результате векового естественного отбора, в жестокой конкурентной борьбе, где выживал самый приспособленный. Вовсе не божественная десница подарила человеку разум, а лишь умение прогнозировать и смотреть в будущее, чтобы выжить. Так говорил мой покойный отец.

— Ваш отец умер? — спросил водитель.

— Ему примотали скотчем колени ко лбу, вставили в задницу семидесятимиллиметровый снаряд от пушки и сбросили капсюлем вниз на бетон с третьего этажа… — Определенно я чувствовала прилив вдохновения.

— Почему?! — изумился водитель, начиная нервно топтаться волосатыми пальцами по баранке, обмотанной мерзейшей изолентой.

— Люди не ведают, что творят. В начале девяностых он занимался большим бизнесом. Очень большим. Что-то с торговлей оружием. Теперь я сирота. Поверите ли, у меня нет ни копейки.

— От отца совсем ничего не осталось? — участливо спросил водитель.

— Нашли только нижнюю челюсть.

Водитель открыл рот и закрыл. Искусству давать не те ответы, которых ожидает собеседник, я научилась еще в школьном классе информатики, впервые попав в чат.

— Вы не подумайте, — произнесла я, выдержав необходимую паузу, — мой отец был очень хорошим человеком.

— Я и не думаю…

— Он всегда был добр ко мне. Он был замечательным отцом. — Я всхлипнула. — Все эти годы я молю Бога за упокой его грешной души. Мне больно думать, что он обречен на вечные муки лишь потому, что не встал на путь спасения, который предлагал ему Господь… Вы понимаете, почему я стала верующей?

— Теперь да…

— Нет, не понимаете. Я вам сейчас расскажу, и вы поймете. Мой отец был очень умным человеком. И он был абсолютно прав во всем. Но он был продуктом своей неудачной эпохи и не умел прогнозировать последствия — чем и поплатился, утеряв жизнь земную и жизнь вечную. Человек отличается от животного тем, что умеет рационально думать о последствиях. Ваше авто застраховано?

— Что? — встрепенулся он.

— Я спрашиваю, ваше авто застраховано? Вот это вот, ваше, на чем вы тут ездите?

— От гражданской ответственности, само собой…

— Нет, от разрушения, порчи, угона — от всего, что может случиться именно с ним.

— Ну… э-э-э…

— Очень плохо. Я понимаю широту ваших provincial нравов, но что лично мешает вам сделать страховку? Не отвечайте! Я отвечу за вас: вы не думаете о последствиях. Ладно, идем дальше: ваше имущество и жизнь застрахованы?

— Что?!

— А я вам отвечу: нет. Ваш дом застрахован от пожара и наводнения? Нет. Потому что вы — неверующий в пожар. Пожара нет и не может быть, рассуждаете вы. Пока он не случился у вас. Ладно, дом. А если завтра вам потребуется пересадка почки? Вы об этом тоже не хотите думать. А вдруг не понадобится, рассуждаете вы, чего бояться раньше времени? Да? Но ведь сделать хорошую медицинскую страховку стоит не такого уж обременительного бабла. Что мешает? А мешает вот это ваше советское воспитание, вбитое в голову с детства. Пожара нет, река на уровне, почки исправно жмут мочу, чего бояться? Так?

— Но…

— Не «но»! Так вот послушайте: разве вы человек? У вас нет ни души, дарованной Богом, ни разума, вылупившегося в процессе эволюции! Разума, который способен заранее прогнозировать любые последствия — и вероятные, и маловероятные. Вы рассуждаете так: я практически уверен, что Бога нет. Вера — глупость, рассуждаете вы.

— Но…

— Не «но»! По-настоящему трезвомыслящий человек не допустит, чтобы что-то пошло на самотек без его контроля. Если ты садишься в машину к человеку, который может оказаться маньяком, — ты просто обязан принять эффективные меры, чтобы маньяк был раздавлен и морально парализован раньше, чем проявит себя. Даже если твои предположения ошибочны, даже если такая вероятность мизерна. И в этом отличие человека разумного, который действительно умеет приспосабливаться и выживать в любых условиях. Ясно? Теперь посмотри на себя. Вот ты не веруешь. Такие, как ты, если и приходят к Богу, только после пожара: умирая в реанимации от ожогов с отказавшими почками, исповедуясь в грехах перед скорбным взглядом усталого больничного попа. А это все равно что пытаться выбить компенсацию, впервые в жизни постучавшись в страховой офис с фотками дома, каким он был до пожара. Как думаешь, выплатят страховку в этом случае?

Усы водителя дрожали. Казалось, дрожало и само авто, хотя, возможно, дело было в прогнивших рессорах.

— А теперь, внимание, что я тебе скажу. Я тебе открою глаза на то, что до самой смерти не понял мой отец. Слушай внимательно: умный атеист не может не быть верующим. Ясно? Вера не иррациональна. В жизни не существует ничего, что было бы рациональней веры, поскольку рационализм веры выходит за пределы жизни. Вера — это та самая страховка, которую мы платим в течение всей жизни на тот случай, если Бог все-таки есть. Понял?

— Э-э-э…

— Я повторю еще раз: вера — это страховка, которую обязан платить любой здравомыслящий атеист на случай, если окажется, что Бог все-таки есть! Это тест на недальновидность, который проваливают все homo ydiota атеисты и проходят все homo sapiens advanced. Неужели ты до сих пор не догадался, что вера в Бога — это тот же самый естественный дарвиновский отбор? Только он отбирает не приспособившиеся к жизни тела, а приспособившиеся к смерти души! Души тех, у кого хватает расчетливости и дальновидности вовремя озаботиться страховым полисом и соорудить себе пристойную credit history на случай бытия Бога — фантастический случай, который кажется еще менее вероятным, чем пожар в твоей freaking однокомнатной квартирке в кирпичной пятиэтажке!

— У меня двухкомнатная… — испуганно выдавил водитель.

— Пойми, — требовательно продолжила я, — ты просто заключаешь с мирозданием страховой договор, по которому тебе вручается Жизнь Вечная, если наступает страховой случай: оказывается, что Бог все-таки есть. При этом получаешь ты бесценное богатство, а твои выплаты по контракту — ничтожны. Ты мне скажи, разве этот страховой полис души настолько обременителен? Да он не будет тебе стоить ничего! Возьми калькулятор: денег ты потратишь — ноль, времени — по желанию. А если нет ни Бога, ни загробной жизни — ты же ничего не теряешь! Правильно? Ну так каким же надо быть кретином, чтобы не понимать таких элементалий и оставаться неверующим? Условия просты и оговорены в контракте. Неужели так трудно прочесть всего одну Книгу? Я не предлагаю тебе читать апокрифы, возьми основную, там все сказано — кто получит, за что получит. Там расписано, как себя вести. Даже если ты нарушил все пункты — просто приди и покайся. И свободен! Понимаешь? Покажи Евангелие любому грамотному юристу, он тебе разъяснит, что твои обязательства по данному договору любой суд признает ничтожными! Однако получаешь ты взамен — пропуск в Царство Божье! Ни более ни менее!

— О господи… — выговорил наконец водитель, глянув на меня испуганно из зеркальца.

— Основная задача верующего, — продолжала я, — всего лишь состоит в том, чтобы приводить в свою страховую компанию дополнительных клиентов. И не надо на меня так смотреть! Нет ничего плохого или постыдного в том, чтобы привести к Богу своих ближних! Они получат страховку, а ты — лишние бонусы Божьей милости на свой счет. А именно эти бонусы все решат! Ты знаешь, что такое Божья милость? Знаешь, чем отличается Рай от Ада? Божья милость либо сработала, либо нет. Если сработала — твоя душа прошла естественный отбор. Не сработала — ты вымер как динозавр, и душа твоя отправилась в геенну огненную. В Ад. Третьего не дано. Запомни, истинно говорю тебе: страховка не выплачивается частично. Либо бабки тебе вываливают в полном объеме, и тогда страховка покрывает ущерб, либо случай не признается страховым, и тогда ты не получаешь ни копейки. А чтобы твой случай был признан страховым, ты должен не просто вовремя заключить договор, но и соблюдать необременительные правила. И лучше всего стать сотрудником-распространителем. Ты знаешь, что нынешний понтифик Бенедикт XVI был сыном жандарма и в юности служил в Гитлерюгенд? Нет? Набери в интернете, почитай! И ты думаешь, что даже эти грехи могут помешать Папе Римскому Бенедикту XVI войти в Царство Божье, дабы не погибнуть, а обрести жизнь вечную? Он получит вечную жизнь! Потому что он поверил! Покаялся! А затем занялся распространением веры и привел столько новых клиентов, что теперь ему простится хоть Гитлерюгенд, хоть зондеркоманда СС, хоть водительское удостоверение газенвагена!

36
{"b":"132384","o":1}