ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Был потрясён, изумлён, растерян, — виновато покаялся Шустрик.

— Товарищ Мямлик, — редактор вышел из-за стола, наклонился и протянул герою указательный палец, — вы были неподражаемы. Именно ваш изобретательный поступок стал в этом деле решающим.

Мямлик пожал палец и проговорил:

— Не все могут быть столь же физически совершенны, сколь и сообразительны…

Даже не пытаясь разбираться в том, что говорит Мямлик, редактор вернулся на своё место.

— И последнее. Учитывая вашу удивительную взаимодополняемость, невероятную везучесть и редкую способность доводить до конца самое гиблое дело, я официально открываю в нашей газете Отдел репортёрских расследований. Не скрою: работа предстоит опасная, и вы вправе отказаться.

Герои гордо промолчали.

— Отлично, — сказал Буквоедов. — Я вижу, что вы настроены по-боевому. Начальником отдела назначаю репортёра Мурзилку. Его заместителями — стажёров Шустрика и Мямлика. Приказ уже согласован.

— Служу родному сказочному отечеству! — восторженно отрапортовал Шустрик, отдав честь по-военному.

Мурзилка и Мямлик тоже неуверенно повертели руками возле ушей, потом все трое вышли.

Редактор закрыл за ними дверь и сел писать приказ.

Дело № 3

Аттракцион «Удав и Кролики»

Часть первая

ЧРЕЗВЫЧАЙНАЯ СИТУАЦИЯ

Глава первая

КТО-ТО РАСТРЕВОЖИЛ ДОБРОПОРЯДОЧНЫЙ УЛЕЙ

Многоэтажный дом, в котором находится редакция газеты «Книжная правда», строили давно и на совесть. В его высоких и просторных квартирах жили уважаемые люди, их дети и внуки, а также новые богачи, которые поселились здесь совсем недавно. Внизу сидела консьержка, которая знала всех в лицо. А гостей и посторонних, имевших здесь какое-нибудь дело, записывала в специальный журнал.

И вот однажды в этом замечательном доме обворовали квартиру, а потом, вскоре, ещё одну.

Потерпевшими были молодой, но очень успешный предприниматель и опереточная певица. И они сразу обратились куда следует, то есть, в милицию. Их выслушали, велели написать заявления и задали пару вопросов: кто приходил в день кражи и на кого вообще думаете. Потерпевшие честно признались, что никто не приходил, следовательно и думать не на кого.

В милиции не шерлок-холмсы работают, да и дела у них есть поважнее, и оба этих заявления положили, как говорится, под сукно.

Но не прошло и недели, как обворовали третьего жильца.

И на этот раз не простого жильца, а генерала, хотя и в отставке. И, что особенно важно, не военного генерала, а милицейского, у которого связи. В это время его жена отдыхала в Испании, а дома у неё осталось много разнообразных ценностей, разложенных по шкатулочкам — и бусы, и колечки, и камешки…

У самого генерала, которого, кстати сказать, звали Тарас Андриевич Бульба, в квартире из ценных вещей был только альбом с марками. Так вот как раз этого альбома вор не тронул. Этот вор в марках, совершенно очевидно, не разбирался.

И генерал понял, что если до возвращения супруги вора не поймают, то у него в жизни наступит очень нехорошая полоса. И тогда он надел свой парадный мундир, сел за телефон и обзвонил всех своих милицейских друзей-командиров и поговорил с каждым, чтобы это дело непременно довели до конца.

На другой же день дом загудел словно потревоженный улей. Одну следственную бригаду сменяла другая, по этажам бегали розыскные собаки, всех жильцов опрашивали и незаметно снимали у них отпечатки пальцев. Консьержку Варвару Степановну, которая сидела у входа за специальной стойкой, довели до такого состояния, что она подала заявление об уходе.

Но всё было впустую — вор не оставил следов ни на замках, ни на предметах, ни в памяти возможных свидетелей. Ни в одной из трёх квартир, в которых он совершил кражи, не сработала сигнализация.

После нескольких суток работы, которая не принесла милиционерам ничего кроме отчаяния, в доме начал работать экстрасенс. Этот сверхъестественный человек вошёл в квартиру Тараса Андриевича и, сверкнув глазами, указал пальцем сначала на гардероб, а потом на ванную комнату. В кармане генеральского мундира нашли конверт с деньгами, который не имел никакого отношения к делу. А для того, чтобы забраться под ванную, пришлось разломать кирпичную кладку, и там нашли оставленный рабочими лет сорок назад свёрток с остатками обеда.

Экстрасенс сообщил, что вором, скорее всего, была женщина или это был мужчина. Что роста она или он были среднего, но возможно, ниже или выше среднего. Что вор проник в квартиру, не взломав ни окон, ни дверей.

Надо заметить, что эти факты сыщикам были уже доподлинно известны.

Напоследок экстрасенс прошёл по всем этажам с рамкой, останавливаясь у дверей каждой квартиры. Возле тех дверей, за которыми кто-нибудь был дома, рамка поворачивалась. А за теми, где дома никого не было, — стояла на месте. Дойдя до верхнего этажа, и оказавшись у замурованного входа в бывшую домовую библиотеку, экстрасенс обратил внимание на то, что рамка здесь оживлённо завертелась.

— А что у вас там, за этой стеной? — поинтересовался он у сопровождавшего его усталого участкового милиционера.

— Чердак, должно быть, — предположил тот.

— А где вход?

— Вот тут, рядом.

— Осматривали?

— Не то слово. Собаки всю пыль вынюхали.

— А вот за этой стеночкой что-то ещё есть…

Участковый пожал плечами и тоскливо посмотрел на часы.

— Странно, — сказал экстрасенс. — Дом такой большой, а чердак маленький. За этой стеночкой определённо что-нибудь ещё было. Я бы на вашем месте разобрался.

Участковый закивал и даже, для приличия, в книжечке у себя что-то чиркнул. А вдруг в самом деле там вор прячется?..

Глава вторая

САМИМ НАЙТИ ВОРА

Никто ещё не видел редактора газеты «Книжная правда» Буквоедова в таком взволнованном состоянии. Мастодонт Сидорович говорил сбивчиво, ерошил волосы, снимал очки и рассеянно протирал их стёкла платком. На ковре его кабинета стояли Мурзилка, Шустрик и Мямлик.

— В доме под нами совершены кражи, — говорил Буквоедов. — Милиция бессильна. Если в ближайшие дни преступник не будет найден, они разломают стену в нашу редакцию. Тогда всему конец…

Нервно всхлипнув, он смахнул слезу и надел очки.

Человечки не произнесли ни звука.

— Однако, — редактор заговорил громче и с надрывом, — если мы сами найдём вора и предадим его в руки милиции, дальнейшие следственные мероприятия потеряют всякий смысл.

— Найти… — задумавшись, почесал макушку Мурзилка.

— Поймать! — воодушевлённо махнул рукой Шустрик.

— И покарать, — мрачно добавил от себя Мямлик.

— Никакого самосуда! — помахал пальцем редактор.

Он подсадил всех троих на свой письменный стол, положил перед собой лист бумаги и начал подробно объяснять сложившуюся чрезвычайную ситуацию.

— Что мы имеем, товарищи, — Буквоедов провёл карандашом вертикальную черту, разделив лежавшую перед ним чистую страницу бумаги на две половины. — Прежде всего, мы имеем троих потерпевших.

Над левой частью он крупно вписал слово «ПОТЕРПЕВШИЕ».

— Первым обворовали господина Штокбанта Владилена Коммуниевича из сто четырнадцатой квартиры. Молодой предприниматель, новый, как говорится, русский. Живёт один.

Редактор отложил карандаш, взял перьевую ручку с фиолетовыми чернилами и аккуратно вписал фамилию, имя и отчество первого потерпевшего.

— Следующей жертвой вора стала гражданка Соловьёва Розалия Львовна из триста двадцатой. Артистка оперетты. Проживает с мужем. Муж, чемпион города по поднятию штанги, находится на соревнованиях. Записываем её под номером «два»…

Перо заскрипело по бумаге.

— И, наконец, третьим потерпел моральный и материальный ущерб товарищ Бульба, Тарас Андриевич, из сорок второй. Генерал милиции в отставке, между прочим. Из-за него-то и закрутилось. В квартире тоже временно находится один, поскольку супруга отдыхает на курорте.

17
{"b":"13239","o":1}