ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Чумичкина перегнулась через барьер, заглянула консьержке в глаза… и вдруг застыла в этой неловкой позе, будто брошенный как попало пластмассовый манекен.

У Варвары Степановны лицо сделалось злое и нехорошее.

— Слышишь меня? — прошептала она.

— Слышу… — слабо и безжизненно отозвалась пенсионерка.

— Иди к себе, сними со стены картину и принеси. Да так, чтобы никто не видел.

— Хорошо…

Чумичкина, вытянув перед собой руки, зашагала к лифту. Консьержка встала, прошлась туда-сюда и задымила папиросой.

Прошло несколько минут. Вот лифт снова загудел, Прасковья Ниловна вышла и приблизилась к консьержке. Протянула ей картину. Та посмотрела на подпись через лупу, спрятала картину под стойку и, пристально глядя в глаза своей жертве, зашептала:

— Теперь иди домой и ложись спать. О том, что было, не вспомнишь.

— Не вспомню…

— Иди.

Чумичкина повернулась, зашагала к лифту… но в этот момент на площадке вдруг вспыхнул яркий свет и со всех сторон, откуда ни возьмись, повыскакивали милиционеры. В парадную вошёл возглавлявший следствие милицейский полковник Тугоухов и объявил:

— Гражданка Кио Варвара Степановна, вы арестованы по обвинению в кражах, отягощённых опасными гипнотическими манипуляциями с человеческой психикой. Вы полностью изобличены и будете наказаны по всей строгости закона.

Консьержка стала бледной как привидение и опустилась на стул. На руках у неё защёлкнулись наручники.

Милицейский полковник повернулся к пенсионерке Чумичкиной:

— Прасковья Ниловна, теперь вы можете снять защитные антигипнотические очки которые мы попросили вас надеть специально для проведения этого следственного эксперимента. От имени всего Главного управления милиции благодарю вас за помощь, оказанную в этом необычном деле.

Прасковья Ниловна вернула защитные очки, надела свои собственные и улыбнулась.

— А вас, господин Буквоедов, мы просим оказать нам ещё одну услугу и быть понятым во время обыска в квартире этой полностью изобличённой женщины.

Выплывший откуда-то из темноты Буквоедов солидно кивнул.

Глава третья

ДЕЛО ЗАКРЫТО

Мастодонт Сидорович вернулся в редакцию поздней ночью. Мурзилка, Шустрик и Мямлик его ждали. Заварив себе кофейку, Буквоедов подсадил человечков на письменный стол и подвёл итог следствию, выстроив события последнего времени в единую логическую цепочку.

— Во время обыска у консьержки были найдены все похищенные деньги и ценности. Их приносили сами потерпевшие, будучи загипнотизированными её взглядом. Именно поэтому на неё ни разу не пало подозрение — ведь она безотлучно находилась на своём посту, у всех на виду. У неё дома и сейчас висит цирковая афиша того самого аттракциона, во время которого она гипнотизировала выходивших на арену зрителей. По всей видимости, на какое-то время ей удалось загипнотизировать даже одного известного фокусника, фамилию которого она оставила себе после скорого развода и которая послужила ей отличной торговой маркой. После того, как министерство здравоохранения запретило подобные аттракционы, гражданка Кио осталась не у дел, без средств к существованию. Она стала злобной и мстительной. Своих будущих жертв она выбирала не по признакам материальной обеспеченности, а почти всегда из-за личной неприязни. Так, например, «новый русский» коммерсант господин Штокбант имел привычку при входе в парадную выбрасывать горящий окурок прямо на пол. Певица Соловьёва слишком поздно возвращалась домой после спектаклей, когда консьержка уже спала, закрывшись изнутри. Генерал Бульба, у которого как у всех людей с погонами мозги немножко набекрень, относился к ней как к солдату первогодке. Требовал, например, чтобы она вытирала пыль за батареями. Кстати говоря, в случае с генералом, Варвара Степановна проявила чисто женское коварство, заставив его принести не свои деньги и ценности, а только те, которые принадлежали его супруге. Вы понимаете?..

Мурзилка кивнул, Шустрик помотал головой, Мямлик хлопнул пузырь.

— На протяжении многих лет, — продолжал Буквоедов, — гражданка Кио регулярно меняла место работы, всякий раз подавая заявление об уходе сразу после или незадолго до случившейся в доме кражи. Вот и сейчас она уже успела подать заявление об уходе по собственному желанию. Я присутствовал во время обыска в её квартире: все похищенные деньги и ценности найдены. Всё кончено, товарищи, — улыбнулся редактор, — преступник пойман, вина его доказана. Теперь никому уже не придёт в голову ломать стену нашей редакции в поисках вора.

— Ура, — сказали человечки.

— Должен отметить, что первым и решающим ключом к разгадке этого преступления послужила видеозапись агента Шустрика.

От радостного волнения Шустрик задёргался и завертелся.

— Хорошо проявил себя также и агент Мямлик, который сделал правильные умозаключения из подслушанного в лифте разговора.

Мямлик переступил с ноги на ногу.

— А от вас, товарищ Мурзилка, мы ждём как всегда блестящего и содержательного репортажа об этом деле, — закончил Буквоедов.

Мурзилка послушно кивнул.

Через неделю свежий оттиск газеты был вывешен в коридоре. Столпившись, перед ним стояли книжные человечки. Редактор попросил Мурзилку зайти к нему в кабинет.

— Мне только что звонили оттуда, — Буквоедов многозначительно поднял глаза к потолку, — и высказали однозначное одобрение нашим действиям. Ваша статья произвела впечатление. Возможно… мне обещали… Тираж газеты будет утроен.

— Я рад, — сказал Мурзилка.

— Неплохо, неплохо… Лично у меня к вам только одно замечание по тексту. Четвёртая часть вашего, с позволения сказать, детективного труда носит название «Где была собака зарыта». Это показалось мне странным. Что за собака? Откуда собака? Разве была там какая-нибудь собака?..

— Это только так говорят, — пояснил Мурзилка. — В чём разгадка фокуса.

— Фокуса!.. Да уж, фокус был на уровне, будьте-нате, — согласился редактор. — Но вы этот заголовочек всё-таки поменяйте…

А ещё раньше появился волшебник и забрал волшебные причиндалы: сапоги-скороходы, шапку-невидимку и гусли-самогуды. Засовывая в рукав самогуды, волшебник погрозил Мямлику. Не то, чтобы очень сердито, но и не то, чтобы в шутку. Мямлик смотрел на него невинными скучающими глазами.

Дело № 4

Операция «МЖ»

Глава первая

НОЧНОЙ БЕГЛЕЦ

Ненастным осенним вечером, когда небо было затянуто серой пеленой и моросил дождь, а порывы ветра срывали с деревьев пожелтевшую листву, над Москвой летела птица. Своими очертаниями напоминала сверхзвуковой самолёт «Конкорд». Но перья её уже отяжелели, взмахи крыльев становились реже, ей было всё труднее удерживаться на прежней высоте. Наконец, окончательно потеряв силы, птица тяжело спланировала на вершину одной из высоток и, словно мокрое пальто, шлёпнулась на террасу. Её затуманившиеся глаза закрылись.

Книжные человечки высыпали из библиотеки и окружили пернатое чудовище. На когтистой лапе блеснуло кольцо с гравировкой: «Петербургский зоопарк. Сокол-сапсан обыкновенный, кличка Ураган». Буквоедов осторожно поднял птицу и внёс в помещение редакции.

Только на другой день ночной гость, выспавшийся и накормленный, рассказал человечкам свою историю. Птичий язык невероятно труден для понимания, поэтому здесь читатель найдёт лишь только эпизоды этой истории, имеющие значение для последующих событий.

Сокол по кличке Ураган появился на свет в неволе. В зоопарке у него была своя небольшая скала под высоким решётчатым куполом, приличное гнездо, кормёжка и толпы зевак, без устали восхищавшихся его красотой и горделивыми повадками.

Конечно, запертый в клетке он не мог показать всего, на что способен, а потому прозвище Ураган по-настоящему имело место лишь на табличке и в отчётных документах. Однако в перспективе у него была невеста, которую не так давно выписали из Америки, а может быть даже и птенцы. Такое будущее примеряло его с жизнью и смертью под металлическим шатром. Он родился в неволе и о существовании другой жизни мог судить только по хвастливым рассказам птиц и зверей, которые начинались в зоопарке после закрытия.

25
{"b":"13239","o":1}