ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Однажды он заглянул в отдел механических игрушек Центрального универмага Токио. Там были шагающие роботы, мешки с заводным смехом, куклы, умевшие говорить плакать… Позабыв про всё, Мисима простоял перед ними несколько часов, словно заворожённый. Накупив игрушек на все деньги, имевшиеся в карманах, он заперся в своём доме. Он не выходил на работу, не ел и не спал целые сутки. Ползая по полу, плача и смеясь от счастья, он играл в умные, самодвижущиеся игрушки, которых, как только теперь он понял, так не хватало ему в детстве. И тогда он дал себе клятву, что вернётся в родной город и построит там лучшую в мире фабрику по производству «умных», суперсовременных игрушек.

С этого дня минуло четверть века. Фирма «Технопупс», которую основал Хиромото Мисима, взяла мощный старт и продолжала стремительно набирать обороты. А её хозяин, которого теперь уважительно называли Техно сан, был одним из самых богатейших людей на планете.

Реальность превзошла его ожидания. На смену примитивным механическим роботам явились трёхмерные игры, агрессивно-яркая анимация и даже искусственные домашние животные. Многие семьи предпочитали иметь стерильного нетребовательного зверька вместо настоящей собаки или кошки. Потому что игрушку можно перепрограммировать или выбросить, а расстаться с живым существом, даже если оно требует ухода, просит есть и случается, что болеет, бывает не очень просто.

Заветной мечтой и тайным замыслом Хиромото был план построения на земле нового, гораздо более совершенного порядка. Для его осуществления следовало сделать так, чтобы дети разучились фантазировать, чувствовать, думать и переживать. Чтобы они сами стали роботами, которыми легко управлять, посылая им закодированные сигналы через окружающие их в жизни экраны и динамики. А когда эти дети подрастут, весь мир превратится в одну послушную только ему систему, игру, которая закончится когда-нибудь вместе с ним…

Глава вторая

ИСТОРИЯ ОДНОГО МЕРЗАВЦА

Человека, сошедшего с парохода, звали Сеймур Додж. Это был частный сыщик международного класса, известный тем, что за хорошие деньги брался за любое, самое сомнительное дело и для достижения цели не брезговал никакими средствами. Он устраивал разводы для высокопоставленных супругов, посредничал при подкупе или шантаже, устраивал диверсии на производстве по заказу одной из конкурирующих фирм.

Истекший год, с учётом крупных операций и мелких провокаций, принёс мистеру Доджу миллион долларов чистой прибыли. Он уже собирался поваляться недельку-другую на солнышке в каком-нибудь райском уголке планеты, как вдруг все его планы спутали несколько слов, появившихся в окошке почтового клиента: «Приезжайте срочно, есть дело. Хиромото Мисима».

Пренебречь приглашением мультимиллиардера было бы неразумно. Отложив до лучших времён цветистую гавайскую рубаху, Додж отправился в Японию. Чтобы хоть отчасти компенсировать потерянный отпуск, он отказался от авиаперелёта и купил дорогой билет на комфортабельный океанский лайнер. Полулёжа в шезлонге на верхней палубе, потягивая коктейли под плеск волн и крики чаек, он старался думать о приятном и гнал от себя мрачные воспоминания. Но мысли не слушались, и время от времени по его лицу пробегала тень, а изрытая оспинами бледная впалая щека подёргивалась тиком.

С детских лет Сеймур Додж верил в безграничную силу двух вещей: огнестрельного оружия и денег. Вместе взятые, или даже поодиночке, они могли решить любую проблему в окружающем его мире. На улицах бандитского района Чикаго, где он вырос, мир был довольно неприглядным и жестоким. Ни один мальчишка не выходил из дома, не имея в кармане выкидной нож или свинчатку. Сеймур мечтал стать взломщиком или полицейским. Первая специальность могла принести в одночасье кучу денег, но требовала огромного нервного напряжения. Работа полицейского была спокойнее. В конце концов, полицейские гонялись за преступниками, а не наоборот. Желая подстраховать себя в жизни, он всё-таки научился вскрывать сейфы.

Окончив школу, Сеймур поступил на работу в полицию. Там ему выдали настоящий шестизарядный револьвер, тяжёлый и блестящий. За этим револьвером он любовно ухаживал, как за ребёнком. Кусок жизни, когда он работал в чикагской полиции, был самым счастливым. По-настоящему он понял это только гораздо позже…

Додж проявил себя как образцовый полицейский. За три года он застрелил семерых преступников при задержании. Его направили на специальные курсы, и вскоре он попал на работу в ФБР.

За последующие десять лет он сделал неплохую карьеру и многому научился. Следующей ступенькой карьеры могло стать Центральное Разведовательное Управление, и он уже был готов к этой работе. Но тут, едва он успел оценить тайную власть, которая сильней револьвера, всё рухнуло. Доджа обвинили в вымогательстве денег у находившегося под следствием сенатора. Началось позорное, изнурительное внутреннее расследование. Но в решающий момент из сейфа пропала главная улика — видеозапись. Как и для чего злоумышленник сумел проникнуть в здание ФБР, было уму непостижимо. Дело закрыли, Сеймуру позволили уволиться без скандала.

Не теряя времени, Додж перебрался в другой город и открыл частную сыскную контору. Он больше не носил без надобности оружия, не брал в руки денег при передаче, не подписывал бумаг. На прежней работе ему удалось кое-чему научиться. А также, что гораздо важней, скопировать секретный архив своего отдела. Сотни гигабайт компромата на очень богатых и очень влиятельных людей. И он безжалостно пустил эти материалы в дело.

Первый его «клиент» застрелился, второй — добровольно покинул пост губернатора штата, третий — заплатил требуемую сумму.

Поняв, как это делается, Додж начал разорять своих «клиентов» одного за другим. В какой-то момент он забыл про осторожность, потерял бдительность и зарвался. Его отрезвило появление в конторе некого дона Карлоса — сухонького старичка в белой ковбойской шляпе, опиравшегося на трость с костяным набалдашником. За его спиной высились четверо громил, которые жевали и смотрели на мистера Доджа маленькими скучающими глазами.

— Как идут ваши дела, мистер Додж? — благодушно поинтересовался дон Карлос, усевшись в кресло и прикурив от заботливо подсунутой зажигалки огромную сигару. — По моим подсчётам, за истекшие три с половиной года вы заработали на моей территории около тридцати миллионов. Не заплатив при этом ни одного цента в федеральную налоговую службу.

Додж понял, что к нему пришли за деньгами. Однако, вместо того, чтобы поделиться с мафией преступно нажитым и продолжать дело, он начал глупейшим образом отпираться и выкручиваться. Его расчётливый ум ослепила жадность.

Дон Карлос не стал горячиться и спорить.

— Прекрасно, мистер Додж, — проговорил он, поднимаясь из кресла. — Я не буду тратить на вас время, вы мне не интересны. Первейшее правило моего бизнеса — никогда не иметь дела с дураками. Эй, мальчики! — повернулся он к громилам. — Возьмите его и вытряхните всё до последнего цента. А потом поставьте его на дорогу, наклоните головой вперёд и дайте такого пинка, чтобы летел до самой границы штата.

Последующие трое суток Додж висел на крюке в контрабандном табачном складе и подвергался издевательствам. В первый день он назвал номера своих денежных счетов; во второй рассказал, где находятся тайники; на третий он стал врать и заговариваться. Его сняли с крюка, и он подписал документы на передачу своего недвижимого имущества какому-то мистеру Брауну.

Потом его, нищего оборванца, вывезли на пустую дорогу и дали таки хорошего пинка.

Подлечившись в муниципальной больнице, Додж уехал на западное побережье и начал с нуля. У него больше не было компромата на богатых и высокопоставленных людей, работать приходилось по мелочам — лежать в засаде с фотоаппаратом под ледяным дождём или палящим солнцем; доносить и лжесвидетельствовать; находить угнанные им самим автомобили.

Только по прошествии десяти долгих лет Додж опять крепко встал на ноги. Услугами его сыскного агентства начали пользоваться министры и миллионеры. Его репутация, хотя и дурно попахивала, при этом славилась поразительной результативностью.

36
{"b":"13239","o":1}