ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Готовы? — крикнул им Винтик, обернувшись.

— Готовы! — разом ответили Мурзилка и Шустрик.

Мямлик не был готов и потому промолчал.

— Когда дёргать за кольцо парашюта, знаете?

— Знаем!

— Ну, тогда — вперёд!

Мотор набрал обороты, весело зажужжал, и самолёт, сорвавшись с места, легко перемахнул через балюстраду. Через несколько мгновений он скрылся из виду.

— Что дёргать?.. — недовольно проворчал Мямлик, но его никто не услышал.

Крыши домов сияли в первых лучах восходящего солнца. Словно солидный шмель, самолётик жужжал и плавно покачивал крыльями над улицами, домами и зелёными кронами деревьев. Вскоре он приблизился к месту назначения — новому семиэтажному дому на Загородной улице. Прозвучала команда:

— Внимание! Приготовиться к прыжку!.. Пошли!

Самолёт сбавил скорость, снизился и начал кружить над детской площадкой двора, пустынного в это раннее воскресное утро. Парашютистов увидела только одна старушка, которая рано вставала и уже попивала чаёк, сидя возле окна. Необычное зрелище настолько приковало её внимание, что она ложечку за ложечкой сыпала сахар в чашку до тех пор, пока не пролилось через край.

Мурзилка и Шустрик благополучно приземлились в песочницу. Но Мямлика с ними не было; пока они спускались, рядом с ними камнем пролетел вниз пока ещё не опознанный предмет. Долго искать не пришлось, предмет обнаружился неподалёку. На асфальте лежал почти совершенно плоский резиновый блин. И этот блин напоминал очертаниями их друга Мямлика.

— Всё ясно, — сказал Мурзилка. — Он даже парашют не надел…

Друга свернули в рулон, оттащили в сторонку и стали ждать.

Не прошло и минуты, как «блин» сам собой развернулся, напоминая уже не блин, а пышный оладышек с ручками и ножками. Оладышек округлился, поднялся на ноги и повторил как ни в чём не бывало:

— Что дёргать?..

Глава пятая

ПО СЛЕДУ

Как только нелепое недоразумение с Мямликом благополучно разрешилось, волшебные человечки сложили и спрятали два доставивших их на землю парашюта (каждый был величиной с обыкновенный носовой платок).

— Вон её окно, на первом этаже, — показал Мурзилка, сверившись со своей записной книжкой. — Прежде всего нам нужно поговорить с этой девочкой. Но взрослые не должны нас видеть. Надо залезть к ней в комнату через форточку.

Мямлик вразвалочку подошёл к стене дома, приплюснулся животом, руками, ногами и неторопливо полез вверх, словно улитка.

— Он к любой поверхности присасывается, — сказал Шустрик. — Ещё и не отдерёшь.

Мямлик выбрался на жестяной подоконник, прополз вверх по стеклу и исчез в комнате. Вскоре из форточки спустился тросик от игрушечного подъёмного крана. Нахваливая Мямлика за сообразительность, Мурзилка и Шустрик уцепились за крюк и поехали вверх.

Танюшка давно уже не спала, незаметно из-под одеяла наблюдая за происходящим. Она хотя и удивилась, но ничуть не испугалась такого необыкновенного визита. Потому что Мурзилка — это не серый волк и бояться его совершенно нечего. Наоборот, теперь она опасалась, что волшебные человечки, увидев её, сами испугаются и убегут. Поэтому она старалась не шевелиться и даже совсем не дышать.

Однако гости, нисколько не смущаясь, залезли в кукольный дом и появились в окнах, расположенных прямо напротив Танюшкиного носа. Притворяться спящей не имело смысла.

— Вы только никуда не исчезайте, — осмелилась попросить девочка шёпотом. — Вы ведь настоящие?..

Этим утром Танюшка, на радость всем, с аппетитом позавтракала, а потом сказала, что пойдёт погулять. Бабушка вызвалась её проводить, но девочка столь резко запротестовала, что мама и папа согласились отпустить её одну, только бы она опять не уткнулась в подушку и не заплакала.

Едва Танюшка захлопнула за собой дверь квартиры и выпустила из карманов человечков, как Мурзилка сделал всем знак молчать и не шевелиться. Вздёрнув нос и внимательно принюхиваясь, он обошёл лестничную площадку.

Тут следует сказать, что Мурзилка обладал редким и даже феноменальным нюхом. Улавливая самые тончайшие оттенки запахов, он шёл по следу лучше розыскной собаки. И хотя с момента пропажи котёнка прошла неделя, он сразу взял след. Нос его возбуждённо задвигался, ноги сорвались с места и понесли вперёд так, что туловище едва поспевало за ними следом. Шустрик побежал за ним; Таня, подхватив Мямлика, — за ними.

Компания долго кружила по улицам, дворам и подвалам, пока Мурзилка не остановился перед низенькой бетонной будкой. Кругом был заросший редкими кустами и крапивой пустырь. Мурзилка просунул голову в темноту, понюхал, фыркнул с отвращением и отскочил.

— Ну! Что? — воскликнула Танюшка в нетерпении. — Он там?..

— Думаю, что он был там. Но залезать ему туда категорически не следовало.

— Черныш! Черныш! — закричала Таня, приблизившись к решётке, и в нос ей ударил затхлый подвальный запах. — Ах!..

— Крысы, — сказал Мурзилка. — Огромные и злые. Не надо было ему туда соваться.

Танюшка зажала рот и сделала огромные глаза.

Мямлик распластал по решётке ухо, сделавшееся огромным, словно почтовая марка. Но работавший вдалеке экскаватор столь мощно рычал и сотрясал землю, что даже такое уникальное ухо не смогло разобрать ничего, кроме невнятного шороха, доносившегося из самой глубины колодца. Внизу было забытое всеми и заброшенное бомбоубежище.

Глава шестая

ЧЕРНЫШ

Феноменальный нюх не подвёл Мурзилку. В тот день, когда девочка вышла во двор, чтобы вынести мусор, Черныш, любопытный, как все двухмесячные котята, выскочил за ней следом. На улице его моментально окатил дождь, и он, напуганный столь необъяснимым явлением, кинулся было обратно. Но вдруг из парадной донеслось гулкое рычание и в темноте, словно привидение, высветилась бульдожья морда величиной никак не меньше экрана телевизора. Старого доброго пса, который в жизни мухи не обидел, знали и любили все жильцы дома. Не знал его только Черныш. И если бы шёрстка у котёнка не была мокрой, она бы поднялась дыбом от страха. Пулей он промчался вдоль фасада и нырнул в ближайший подвал.

Дождь кончился, и засветило солнце. Но Черныш, вместо того чтобы вернуться домой, погнался за бабочкой и постепенно очутился в совсем уже незнакомых местах. Опомнился он на пустыре, когда солнце почти совсем закатилось за горизонт.

Оглядевшись, Черныш с удивлением увидел вокруг себя множество собак. День разношёрстная компания провела возле одной очень хорошей фабрики-кухни, и теперь собаки валялись на травке, намереваясь выспаться здесь до утра. Они были настолько сытые, что на крошку котёнка поленились даже взглянуть.

Но Черныш этого не знал. Он запаниковал, заметался и в конце концов протиснулся через прутья какой-то ржавой решётки. Он думал, что снова лезет в подвал, но лапы его тотчас потеряли опору, и он полетел в темноту, издавая такой пронзительный писк, что некоторые из собак поднялись на передние лапы и заводили мордами по сторонам.

«Это конец», — успел подумать котёнок и шлёпнулся в грязь.

Побарахтавшись, Черныш нащупал край и вылез на твёрдую поверхность. В обе стороны уходил довольно просторный туннель, а в полу был жёлоб для стока, в котором копилась давно уже никуда не утекавшая грязь. Из темноты к нему стали приближаться звери с острыми вытянутыми мордами и злыми, блестящими, как бусинки, глазами.

— Это ещё что за одуванчик… — послышался грубый голос.

— Похоже на кота, шеф, — ответил другой.

Крысы обступали Черныша всё более плотным кольцом, и он сжался в комочек.

— Я ещё не видал здесь живых котов, — проворчал «шеф», у которого было прозвище Пила.

— Загнали собаки? — предположила крыса по прозвищу Спиноза.

— Даже искать не надо, — зашептал вожаку подхалим по прозвищу Вонючка. — Вот он, ужин, сам вам и свалился.

— Наверное, у него нежные косточки, — прошептал Пила, обнюхивая котёнка. — Эта крошка в моём вкусе.

4
{"b":"13239","o":1}