ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Собакин вылез из бассейна и, оставляя за собой водяной шлейф, вернулся к разложенным бумагам.

Но теперь, кажется всё было против него. Сам Пётр Иванович выбил у него пистолет и повалил на пол.

Сначала они боролись с переменным успехом, но Праздников был всё-таки физически сильнее. Он уложил Собакина на лопатки и принялся душить. Шпион захрипел, выпучил глаза… вытащил из кармана снотворный баллончик — и пустил струю газа прямо в лицо Петра Ивановича. Тот моментально ослаб и лишился чувств.

Отпихнув от себя тело и поднявшись на ноги, Собакин обратился к мальчику.

— Что же такое… — проговорил он, тяжело дыша. — Папашка не понимает интеллигентного разговора. Придётся теперь действовать более убедительно. Для начала отрежу у мальчишки кусочек уха. Папашка очнётся, увидит и станет сговорчивей.

Услышав такое, Игорёк от ужаса одеревенел. Только его расширенные глаза смотрели в одну точку. И на этой точке, находившейся примерно посередине между мальчиком и шпионом, возникли трое.

Собакин сделал шаг назад и забормотал:

— Что это… опять… Я предупредил, никаких игрушек…

— Мы не игрушки, — строго сказал Мурзилка.

Теперь крошечные фигурки показались Собакину живыми.

— Что такое… кто это?.. зачем?..

— Сдавайтесь, вы окружены! — объявил Шустрик.

— Бред… — выдохнул шпион, достал баллончик и, наклонившись, направил струю газа в человечков.

Мурзилка в тот же миг брякнулся навзничь. Неподалёку от него высились подошвы ботинок Петра Ивановича Праздникова.

— У нас теперь сонное царство, — заметил Мямлик. — Остаётся дождаться принца, который начнёт побудку спящих красавиц поцелуями.

Шустрик шагнул на встречу Собакину.

— Негодяй! Только попробуй подойти к мальчику! — предупредил он и пустил по мокрому полу электрический разряд.

Стоявший в луже Собакин задёргался.

— А, дьявол!! — закричал он. — Кто бы вы ни были — получайте…

Он вынул из кармана и швырнул об пол шар-технопупс. Шар запрыгал словно теннисный мячик, развернулся и превратился в резинового дракона с гусиной шеей. Голова его была тяжёлым чугунным молотом.

Человечки растерялись, но только на одно мгновение.

— А ну, давай со мной! — Мямлик выплюнул жевательную резинку, вышел вперёд и, сгруппировавшись, принял боксёрскую стойку вполоборота.

Дракон презрительно зашипел, размахнулся и шарахнул по нему молотом.

Если бы на месте Мямлика находилась, допустим, стальная гайка, молот сплющил бы её, словно кусок пластилина. Однако с Мямликом ровным счётом ничего не случилось — как будто по резиновому мячику ударили деревянной колотушкой.

Отброшенный назад, дракон сел на хвост и ошалело уставился на противника. Переминаясь с ноги на ногу, Мямлик поменял левостороннюю боксёрскую стойку на правостороннюю. Он был готов ко второму раунду.

Дракон вскочил на ноги, издал яростный рёв и попытался припечатать противника очередью отбойного молотка.

На этот раз Мямлик оказался податливым и сильно сплющился — не то чтобы в блин, но во что-то по форме напоминающее хоккейную шайбу.

Дракон-молот собрал все свои силы и, размахнувшись взахлёст, ударил так, что земля вздрогнула.

Но Мямлик его обманул. Притворившись до этого мягким, он в момент удара сделался таким твёрдым, что чугунная голова раскололась пополам. Технопупс издал свой последний в жизни пронзительный механический вопль — и свернулся обратно в шар. Но этот шар был гораздо меньше прежнего и по форме напоминал высохший лимон.

Но это было только начало.

Из-за того, что Мямлик усилием воли понизил свою температуру до чёрт знает какого минусового градуса, мокрый пол в одно мгновение обледенел, и Собакин вмёрз ботинками в лужу.

Выкрикнув проклятие, он вынул из кармана и швырнул об лёд своего второго технопупса.

Шар запрыгал, развернулся и превратился в стального дракона, глаза которого были двумя лазерными пушками.

— Теперь я! — вызвался Шустрик и загородил собою приятеля.

Приготовляясь к чему-то задуманному, Шустрик вынул из своего ящичка «бардачка» бархатку, зажал её между стальных ладоней и в две секунды отшлифовал обе поверхности.

Грозно поводив головой-башней по сторонам, дракон навёл прицел и ударил в человечка разом из обеих пушек. Шустрик заслонился ладонями. Два огненных луча, отразившись от зеркальных поверхностей, вернулись обратно.

Раздался взрыв.

Железный дракон с лазерными пушками разлетелся на тысячу кусков.

Когда дым рассеялся, Собакина на складе уже не было. Только в оттаявшей луже стояли его пустые ботинки. Позднее неподалёку нашли отверстие канализационного люка с неплотно задвинутой крышкой. Скорее всего, шпион заранее продумал способ бегства.

Проснувшийся Петр Иванович бросился развязывать своего мальчика. Игорёк, который видел всё от начала и до конца, ещё долго не мог ничего произнести. А когда наконец разомкнул губы, сказал:

— Му… Му-у…

— Что же ты опять мычишь? — встревожился папа.

— Му-урзилка. Ты видел?..

— Какой ещё Мурзилка? Это у тебя шок, наверное. Этот негодяй, этот шпион, прямо здесь гранату взорвал. Хорошо ещё, что никого не задело осколками.

Игорёк только рукой махнул — взрослые всё равно не поверят. А волшебных человечков давно и след простыл.

Глава десятая

БОЧКА ДАЛЬНЕГО СЛЕДОВАНИЯ

Шпион Собакин скрылся через канализацию. Он долго брёл по колено в стоке, то и дело проваливаясь в выбоины, падая и отплёвываясь. Выбравшись наружу где-то на окраине, он вышел на обочину шоссе и попытался остановить машину. Времени не было: через сорок минут от станции «Погрузочная» отходил состав с радиоактивными отходами, направляющийся за границу. В одном из вагонов для него была зарезервирована специально подготовленная пустая бочка.

Время шло, но никто не хотел останавливаться перед подозрительным гражданином, с которого ручьями стекала грязь. Попытка втиснуться в автобус привела к тому, что стоявшая на подножке дама ткнула его зонтиком, едва не выколов глаз, а дядя, которому он испачкал новые брюки, лягнул его ногою в живот. После этого двери захлопнулись, и скрючившийся от боли Собакин остался на обочине.

Рассвирепев окончательно, он вышел на проезжую часть, выхватил пистолет и заставил тормознуть совершенно новенький, словно игрушечный, «Фольксваген» с иностранными номерами. В машине была немолодая пара добропорядочных немецких туристов. Собакин этого не заметил и продолжал говорить на ломанном русском. Угрожая пистолетом, он заорал:

— Железнодорожная станция «Погрузочная»! Живо!!

Сидевшая за рулём дама не поняла и посмотрела на мужа, который держал в руках развёрнутую карту. Собакин выхватил карту и ткнул пальцем в точку назначения. Теперь можно было ориентироваться по грязному отпечатку. Машина рывками тронулась с места. Ехали не очень быстро и не очень прямо. Купание в канализации не прошло даром. Запах, который распространял вокруг себя террорист, был столь крепок, что дама то и дело закатывала глаза и теряла сознание. В такие минуты машина теряла управление.

Наконец они подъехали к станции.

Собакин выскочил из машины и бросился вдогонку тронувшемуся с места составу. В прыжке он уцепился за буфер последнего вагона, повис, подтянулся и вскарабкался на крышу.

Когда поезд скрылся из виду, сидевшая за рулём дама сказала по-немецки:

— Ганс, дорогой, я тебя умоляю, поедем в Швейцарию к фройлен Кюрхен. И сними поскорее чехол с этого сидения.

— Ох уж эти русские… — покачал головой Ганс.

Собакин пробрался в нужный вагон и залез в одну из стальных бочек с надписями: «ОСТОРОЖНО! РАДИОАКТИВНЫЕ ОТХОДЫ!». В стенках было насверлено множество мелких дырочек для дыхания, а крышка надёжно запиралась изнутри. На дне Собакин обнаружил флягу с водой, питательные таблетки и большую упаковку памперсов. Четверо суток пути предстояло ему провести безвылазно в этой бочке…

* * *
44
{"b":"13239","o":1}