ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Поскольку ни господин Праздников, ни его сын Игорёк, не смогли дать милиции вразумительных показаний, дело о похищении ребёнка заводить не стали. Пётр Иванович сам не видел схватки волшебных человечков с технопупсами, а рассказу сына доверял не так чтобы очень…

Игорёк не только всё видел. Тогда, на складе, от испуга он вспомнил про Барсика… Но разбирательство по этому вопросу долго откладывал: он боялся, что кот его снова загипнотизирует. Глядя на мальчика, проницательный Барсик сам всё понял.

— Знаешь?.. — мурлыкнул он как-то раз, после долгой молчаливой паузы.

— Угу, — признался Игорёк.

— Хочешь, сейчас забудешь?

— Не хочу.

— А, может, всё-таки хочешь? — нахально настаивал котяра.

— Не надо, я никому не скажу.

— А ты скажи, попробуй.

— Меня за сумасшедшего примут.

— Соображаешь.

— Значит, договорились? — Игорёк осторожно скосил глаза на Барсика.

— Ещё посмотрим.

На этом разговор закончился.

Что там у них дальше было, нам не известно. А известно другое.

Заметив, что после похищения отец сделался ласковее и покладистее, Игорёк подъехал к нему с просьбой купить мотороллер. Тот самый, который ему даже снился.

Но Пётр Иванович был человеком до конца принципиальным. Он сказал:

— Мотороллера мне не жалко. Мне вообще ничего не жалко, тем более, для родного сына. Но те вещи, которые легко достаются, портят и развращают. Ты должен сам заработать себе эти деньги. Приходи после школы и по выходным помогать в магазине — работа всегда найдётся. Зарплату тебе будут начислять как положено и выдадут на руки по первому требованию. На эти честно заработанные деньги ты купишь то, что захочешь.

В этот момент Игорю показалось, что Барсик, который слышал весь этот разговор, презрительно хмыкнул — ему-то всё по определению даром доставалось. Но, как бы там ни было, в начале апреля Игорёк выехал во двор на новеньком мотороллере. Поняв, как нелегко зарабатывать, он и учиться стал гораздо лучше. Про Барсика и волшебных человечков он всё помнит. Только рассказать некому: всё равно не поверят.

Силами волшебного Департамента на все источники телесигналов поставили особый фильтр. Чтобы никакие вредоносные сигналы не могли попасть в квартиры через телевизоры. Только если смотреть всё, что попало, можно повредиться умом и без сигналов. А кому что смотреть, что читать и во что играть — мы здесь не указ. Это пусть каждый выбирает для себя сам. Если читаешь эту книжку, наверное уже и сам не маленький.

Очередной номер «Книжной правды» вышел без привычного мурзилкиного расследования. Потому что итоги последнего дела подводить было ещё рано. Дело-то, как выяснилось, было ещё не закрыто.

Дело № 6

Конец шпиона Собакина

Глава первая

ОСУЩЕСТВИТЬ ДИВЕРСИЮ

— Вы обманули моё доверие, мистер Додж.

Опустив глаза, Собакин молчал. Он опять сидел в дальнем конце совещательного стола владельца фирмы «Технопупс» Хиромото Мисимы. Только спустя неделю после возвращения из России шпион осмелился показаться на глаза своему могущественному заказчику.

— Вы, ничтожный червь, поставили под угрозу мой грандиозный план!

— Не совсем так, Хиромото сан, — осмелился заметить Додж. — Ваши мультсериалы крутят каждый день, в лучшее время.

— Чушь! Кто-то убрал из картинок секретный код. Смотреть без кода — всё равно как жевать попкорн. Разве я обещал кормить попкорном малолетних идиотов? Разве в этом моя величайшая миссия, вы, мистер ослиная задница?!

Собакин молчал, ковыряя под ногтями серебряным выкидным ножичком.

— Я хочу, чтобы вы уничтожили этот город, — произнёс Мисима.

Додж подумал, что теперь самое время исчезнуть. Изменить имя, внешность и поселиться на каком-нибудь атолле, вдали от цивилизации. По крайней мере, у него будет шанс дотянуть до старости…

— Наверное, вы сейчас подумали, что самое время закрыть бизнес и смотаться? Не так ли, мистер Додж? На всякий случай предупреждаю: скрыться от меня невозможно. Мои ребята найдут вас даже в аду. И, я клянусь вам, тогда и чертям станет жарко!

— Зачем вы нанимаете меня, если ваши ребята могут всё?

— Да, они хороши в деле. В лесу или в горах они уложат дивизию морских пехотинцев. Они могли бы захватить форт Нокс, но ни один из них не сумеет подкупить консьержку, чтобы порыться в карманах чужих брюк. Однако, может быть, я выразился слишком резко и не совсем правильно. Я не собираюсь уничтожать город; я только хочу наказать за непокорность его жителей. Капли этого препарата, — Мисима вынул из кармана аптечный пузырёк, — достаточно, чтобы заразить дизентерией миллион жителей. Я хочу, чтобы вы пустили эту заразу в водопровод мистер Додж. Двадцать миллионов долларов в случае успеха… И мучительная смерть в случае провала.

Мисима толкнул пузырёк, который, проехав через весь стол, замер у самых кончиков пальцев шпиона.

— С этой минуты вы снова у меня на службе. Желаете вы того или нет.

Собакин сунул склянку в карман, поднялся и, не попрощавшись, вышел.

Техно сан повернулся к северному окну, открывавшему панораму города.

— И вот ещё что, мистер Додж. Теперь я не доверяю вам даже за двадцать миллионов…

Он обернулся и отрывисто выкрикнул:

— Такеши! Куроудо!

В центре помещения материализовались два воина, одетые во всё чёрное. Ещё год назад их было трое, но один из братьев погиб, выполняя задание в Китае. Эти двое стоили целой армии.

— Хотите отомстить за брата? — Мисима ударил по самой больной точке. — Я назову имя убийцы. Дам всё что нужно: деньги, документы, прикрытие. Но прежде — проследите за человеком, который отсюда вышел. Не таитесь от него. Он должен знать, что бежать бесполезно, что вы всегда будете рядом.

Ниндзи поклонились и, отступив, исчезли.

Глава вторая

ПРИБЫТИЕ И СБОР ИНФОРМАЦИИ

На этот раз Собакин прибыл в Россию как респектабельный американский турист. В его загранпаспорте значилась фамилия Додж, однако шпионскую работу в Москве он собирался вести по всё ещё не засвеченным, как он надеялся, документам на имя Феопента Акакиевича Собакина.

К выполнению этого нового задания Додж не испытывал ни малейшего энтузиазма. Его даже не прельщали двадцать миллионов долларов, обещанные в случае успеха. Если такое вообще можно назвать успехом. По правде говоря, его натура была мелковата для столь масштабного злодеяния. С лёгкостью он мог бы отравить одного или даже нескольких человек, но десять миллионов…

Ещё в Шереметьеве Додж заметил, что Мисима приставил к нему двух своих соглядатаев. Парочка закутанных во всё чёрное суперниндзь следила за ним через зеркальное отражение стенки буфета. Буфетчик требовал от них сделать какой-нибудь заказ, и многие оборачивались. Опустив глаза, суперниндзи упрямо молчали. Во-первых, потому что им вообще было запрещено с кем бы то ни было разговаривать; во-вторых, они ни слова не понимали по-русски.

Едва чемодан появился на вращающемся круге. Собакин схватил его, отошёл в сторону и проверил сохранность содержимого. Пузырёк с отравой, спрятанный в пустом корпусе электробритвы, оказался нетронутым.

Потом он сел в такси и попросил отвезти его в гостиницу. Не самую лучшую. Чтобы не привлекать внимания. И номер тоже выбрал без особых излишеств. Ниндзи, не отстававшие от него ни на шаг, заняли номер через стенку. Этот номер тоже оказался одноместный, ещё более дешёвый, тесный и совсем без удобств. Заперев за собой дверь, ниндзи тут же провертели дырку в стене, чтобы непрерывно, денно и нощно, подглядывать за объектом.

Но Собакин был тёртый калач — в таких делах, как подглядывание и подслушивание, ниндзи ему в подмётки не годились. В проверченную ими дырку он вставил карандаш и дал по нему хорошего щелчка. За перегородкой раздался вопль и проклятия на японском языке. С этого момента за Собакиным следили уже не четыре, а три внимательных глаза, а на физиономии одного из ниндзь появилась чёрная пиратская повязка.

45
{"b":"13239","o":1}