ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Безобразие. Куда смотрит милиция?

— Да ведь там, в этой школе, учатся дети самого начальника милиции.

— Теперь понятно. А что мы можем сделать?

— Конечно, мы не можем сделать все другие школы такими же хорошими. Но мы попробуем отучить директора и завуча от взяток. Ударим, так сказать, по рукам.

— Понятно. Это вы фигурально.

— Вы один справитесь?

— Попробую.

— Так и знал, что вы согласитесь. Вот, возьмите, — Буквоедов достал из письменного стола цилиндрический прибор с раструбом, похожий на фонарик. — Называется метаморфатор. Взял на прокат в Департаменте под свою личную ответственность. Вещь волшебная, будьте осторожны.

Мурзилка взял «фонарик», и тот сразу сделался маленьким — точно в лапку. Сверху находились две кнопки — красная и зелёная. Мурзилка нажал на красную — и тоненький, как нитка, малиновый луч ударил в лицо редактора.

— Что вы делаете!! — закрылся руками Мастодонт Сидорович, но поздно. Он исчез, испарился, как будто его и не было.

— Хм… — Мурзилка повертел в руках прибор. — Наверное, прежде следовало ознакомиться с инструкцией.

Осмотрев хорошенько волшебный прибор, Мурзилка разобрал, что на кнопках имеются надписи. На красной было слово «действие», на зелёной — «отмена».

Мурзилка направил раструб на то место, где прежде сидел редактор, и нажал на зелёную кнопку. Тоненький зелёный луч ударил в пустоту, и Мастодонт Сидорович снова материализовался.

— Товарищ Мурзилка!.. — грозно приподнялся он из кресла и ударил кулаком по столу. — От вас я этого никак не ожидал.

— Извините, товарищ редактор, — сказал Мурзилка. — Виноват. Разрешите ознакомиться с инструкцией.

— Возьмите, — Буквоедов бросил на стол сложенный листок плохой бумаги. — Ознакомьтесь и работайте.

— Слушаюсь!

Мурзилка взял листок, спрыгнул со стола на стул, со стула на пол и вышел из кабинета.

Глава пятая

ПРЕВРАЩЕНИЕ

Ознакомившись с инструкцией, Мурзилка стал думать.

При помощи метаморфатора можно было запросто превратить директора школы, для примера, в крысу, а завуча — в лягушку. Следовало только направить прибор на объект, вообразить в уме желаемое и надавить на красную кнопку.

Но это было бы, что называется, чересчур и не решало главной проблемы. Нельзя было надеяться на то, что новые директор и завуч будут честными. Следовало отучить от взяток тех, которые есть.

Мурзилка пожалел, что рядом нет его помощников, гораздых на советы. Он попытался представить, что бы мог предложить в таком случае Мямлик с его весьма оригинальным складом ума. Пожалуй, он бы превратил директора в муху, а завуча — в толстую энергичную тётю с мухобойкой, которая бы гонялась за несчастной мухой по школе до скончания веков.

Так ничего и не придумав, Мурзилка решил действовать по обстоятельствам.

Прежде всего следовало попасть в школу и незаметно понаблюдать за происходящим. Он мог сделать себя невидимкой; для этого не нужно было ничего воображать, а только направить на себя прибор и нажать кнопку. (Именно это он, по незнанию, проделал с редактором.) Можно превратить себя в животное или птицу. А ещё лучше — в насекомое, в комара. Как у Пушкина: «Тут он в точку уменьшился, комаром оборотился, полетел и запищал…» Комаром летать, наверное, легко. Совсем не то, что волочить лапы своим ходом.

Порассуждав таким образом, Мурзилка направил раструб метаморфатора себе в грудь, как будто он хочет застрелиться, и вообразил себе в уме комара. Выходка была рискованная, но и Мурзилка был не из трусливых. Без колебаний надавил он на красную кнопку. Волшебный луч ударил ему в грудь, и маленький пушистый зверёк, называвший себя человечком, в тот же миг превратился в комара.

Нащупав «фонарик», Мурзилка убедился, что прибор тоже уменьшился весте с ним и уверенно зажат в его комариной лапке. Сам он ничего не почувствовал и вокруг ничего не изменилось, хотя насекомые, как он читал где-то, видят окружающее совсем по-другому. Всё оставалось прежним потому, что он сам остался тем же, кем был, и только принял видимость насекомого.

Комар вылетел через распахнутое окно и, временами сдуваемый в сторону порывами ветра, устремился к школе.

Чтобы дух не очень захватывало, Мурзилка храбрился и раз за разом твердил сам по себе сочинившийся стишок:

Я лечу, лечу, лечу
И фонариком свечу.
Уходи с дороги птица,
А не то поколочу…

Вот и школа. Она даже со стороны выглядит как на картинке — затейливая, с башенками, словно из парка аттракционов. У ворот, за высокой оградой, несколько дорогих автомобилей, со скучающими водителями.

Комарик залетел в школу и, полетав по сияющим чистотой коридорам, обнаружил наконец дверь с табличкой: «Ладушкин Владислав Эмильевич, заведующий учебной частью».

Мурзилка выпорхнул наружу и влетел в кабинет через открытую форточку.

Владислав Эмильевич как раз принимал посетителей. В кабинете находились мама и с ней ребёнок призывного школьного возраста. Ребёнок сидел за столом рядом с завучем и разглядывал разложенные пред ним картинки. Мама стояла рядом и, чтобы не подсказывать, для уверенности прикрывала рот ладошкой.

— Как называется эта фигура? — ласково вопрошал Владислав Эмильевич.

Ребёнок болтал ногами, кривил рожицу и фыркал.

— Правильно, треугольник, — отвечал за него Ладушкин. — А эта?.. Правильно, кружок… Удивительно, какой умный и способный мальчик. Ну что ты делаешь, не надо дядю щипать за ногу. Давай лучше поиграем в ладушки. Вот так… Ла-адушки, ладушки! Где были? У бабушки!..

— Скажите, Владислав Эмильевич, у нас есть надежда? -спросила мама с печалью в голосе и вынула из сумочки конверт.

Мурзилка тотчас догадался, что это конверт с деньгами.

— Разумеется, о чём речь, — покосился на конверт Владислав Эмильевич. — У вас способный и на редкость сообразительный ребёнок. Сейчас я вам напишу готовые ответики. А вы уж научите мальчика говорить, когда ему будут задавать вопросики…

— Что ели? Кашку!.. — выкрикнул вдруг ребёнок, обидевшийся на то, что с ним перестали играть в ладушки, и зубами вцепился в ногу Владислава Эмильевича. Тот вскрикнул «ай!», мама за ухо оттащила своё чадо и стала извиняться.

— Ничего, ничего, — поморщился Ладушкин, стараясь улыбаться. — Совсем не больно. Вот если бы он так уже на выпускных экзаменах…

— Я вас уверяю, до выпускных он поумнеет! — пообещала мама.

Потом она протянула конверт, и Ладушкин быстро сунул его в ящик стола. Встал и, потирая укушенную ногу, галантно проводил посетителей до двери. Затем высунулся в приёмную и пригласил следующих.

Глава шестая

ПРИБОР ПОТЕРЯН

В кабинет вошла новая мама с новым ребёнком, на этот раз девочкой. Дама была строгая, в деловом костюме. Девочка тоже выглядела серьёзной; на макушке у неё красовался огромный розовый бант. Она сама, без подсказки, тоненьким голосом правильно ответила на все вопросы. Сверх этого, водя пальцем по строчкам, прочла вслух предложенный отрывок из книги.

— Великолепно! — похвалил Ладушкин не то маму, не то ребёнка. — Я потрясён. С такой подготовкой теоретически можно идти прямо во второй. Поверьте, вашей девочке будет очень легко учиться. К сожалению, — Владислав Эмильевич опустил глаза и стыдливо покосился на стену, прямо на сидевшего там комара, — в этом году мы ожидаем очень большой конкурс. Буквально, может быть, десять, а то и пятнадцать детей на одно место…

— Вот, возьмите… — покраснев, мама достала из сумочки конверт.

Тут Мурзилка решил, что настала пора действовать. Он обернулся и направил волшебный фонарик на завуча, одновременно лихорадочно соображая, во что бы такое его превратить, чтобы навсегда отбить охоту брать взятки с родителей будущих учеников. Как назло, в голову ничего умного не приходило. От напряжения он издал комариный писк, Ладушкин сказал «извините…» — и внезапно шлёпнул конвертом с деньгами по стене.

55
{"b":"13239","o":1}