ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Только чудом, за сотую долю секунды до того, как тяжёлый конверт размазал бы его по стенке, Мурзилка метнулся в сторону. С пронзительным писком взлетел он на потолок и только тут обнаружил, что с перепугу выронил из лапки волшебный фонарик.

Испугавшись ещё больше, он спикировал вниз и увидел прибор. Тот угодил прямо в открытую сумку деловой мамы — на мягкий носовой платок, поэтому остался цел и невредим.

Хлоп, щёлк — сумка закрылась.

Сопровождаемые льстивыми комплиментами Ладушкина, мама и дочка покинули кабинет.

Словно крошечный сверхзвуковой самолёт, выставив вперёд длинное жало, Мурзилка пулей вылетел через форточку на улицу. Спланировав вниз, он стал в волнении кружить у входа, то и дело облетая здание, чтобы держать под контролем весь периметр. Если сумка исчезнет, он даже не сможет никому объяснить, что с ним произошло…

Наконец мама с дочкой вышли и направились к одному из стоявших перед воротами автомобилей. Встречавший их шофёр услужливо открыл дверцу. Девочка забралась первой и запрыгала на заднем сидении. Мама села рядом, а Мурзилка не успел залететь следом, потому что шофёр хлопнул дверцей перед самым его носом.

Пока он приходил в себя, зарекаясь впредь быть более осторожным, шофёр сел за руль. Машина тронулась с места и быстро набрала скорость. Уже почти ни на что не надеясь, Мурзилка помчался следом.

Глава седьмая

СТЫКОВКА НА ОРБИТЕ

К этому времени Шустрик и Мямлик были далеко от Земли.

В первые секунды, когда ракета стартовала с крыши, Мямлика здорово приплющило к полу. Но потом, когда ракета набрала скорость, стало легче, и он почти уже принял свою нормальную форму.

Однако корпус ракеты, из-за трения о воздух, успел нагреться. До такой степени, что в кабине сделалось жарко, как в духовке. И теперь Мямлика не то что плющило, он буквально растёкся по дну и по стенкам кабины.

Но как только ракета вышла из атмосферы, холод космической бездны пронизал кабину вместе с экипажем.

По счастью, к этому времени Мямлик снова успел принять свою нормальную форму. Иначе его миссия на корабль пришельцев потеряла бы всякий смысл: его распластанное и окаменевшее туловище не смогли бы даже извлечь из кабины.

Всё время полёта Мямлик просидел молча, поскольку замёрз настолько, что не мог ни раскрыть рта, ни пошевелиться. Но, если бы он и мог что-нибудь сказать, его бы всё равно никто не услышал. Потому что в безвоздушном пространстве звуки не распространяются. Зато Шустрик, который нахлобучил на Мямлика наушники, болтал без умолку. Звуковоспроизводящее устройство находилось внутри его непроницаемого стального туловища, и он воткнул штекер в гнездо аудио-выхода. Наушники плотно сидели у Мямлика на голове, вибрация звука отлично передавалась, и Мямлик страдал невыносимо.

Первые три часа он ругался.

Следующие пять с выражением декламировал про себя разнообразные куски из когда-либо прочитанного в стихах и в прозе.

Потом снова ругался.

Потом часов примерно десять, настроившись на философский лад, думал о вечном.

Потом он простил Шустрика и возлюбил его как брата.

Потом снова рассвирепел и начал перебирать способы самой изощрённой мести…

Но вот, по истечении суток, автоматика вывела ракету на орбиту Юпитера, и впереди по курсу показалось вращающееся колесо инопланетного космического корабля.

Шустрик взялся за ручное управление и сбавил скорость. После этого он вышел на связь с капитаном.

— Аллё! Эй, на колесе! Как слышно?

— Слышу вас хорошо! — отвечал капитан Зоркий. — Приготовьтесь к стыковке с шлюзовой камерой!

— Понятно. С какой ещё камерой?

— В центре корабля, в его неподвижной части, есть люк…

— Погоди, сейчас подойду поближе… Ага! Есть! Вижу! Вокруг него торчат какие-то штуки.

— Это универсальные крепления. При помощи захватов и присосок крепления могут удерживать любую пристыкованную к шлюзу конструкцию.

— Это правильно. Так мы начинаем?

— Начинайте. Не опасайтесь удара: наши приспособления смягчат момент соприкосновения.

— Это вы опасайтесь…

— Как?.. — не понял капитан Зоркий.

— Я говорю — нам не страшно. Мы всё равно разгерметизированы.

— Что?!!

— Вы только не волнуйтесь. Мы, как бы это выразиться, искусственного происхождения.

— Вы — роботы? — насторожился капитан.

— Нет! Мы живые. Короче говоря, мы искусственные волшебные человечки.

— Хорошо, это не столь важно. Если вы искусственные, перегружайте всё, что привезли, в шлюзовую камеру. Потом закроем люк, запустим воздух, и вы сможете пройти на корабль.

— Годится!

Шустрик аккуратно «припарковался» к люку, расположенному в неподвижной оси корабля, и ракету тут же схватили и прижали гибкие крепления.

Открылась заслонка шлюза.

Шустрик отстегнулся от кресла и открыл дверцу ракеты. Затем отстегнул своего окаменевшего друга, просунул его головой вперёд и подтолкнул. Мямлик плавно влетел внутрь, следом полетели контейнеры с водой и продуктами питания.

Потом заслонка опустилась, камеру со свистом заполнил тёплый воздух.

Мямлик пошевелился, потоптался, погримасничал, разминая голову, — и сунул в рот мундштук своей трубки, которую умудрился не потерять, находясь то в твёрдом, то в жидком агрегатном состоянии.

Шустрик раскрыл рот, чтобы радостно поздравить коллегу, но Мямлик внезапно сверкнул глазами и прошипел:

— Ни звука…

Потрясённый, Шустрик так и остался стоять с открытым ртом.

Глава восьмая

РАДУШНЫЙ ПРИЁМ

Открылась заслонка, отделявшая шлюзовую камеру от жилых помещений, и человечки, цепляясь ногами за специальные петли, похожие на лыжные лямки, вошли в центр управления.

Это был большой круглый зал с тумбой и стеклянной сферой посередине. Вдоль стен располагались иллюминаторы, под ними — выступ закольцованного рабочего стола и кресла, привинченные к полу. На рабочем столе лежали обычные бумажные книги, закреплённые на липучках, и настольные игры с намагниченными фигурами. Всё здесь было или гораздо проще, чем на Земле, или, наоборот, гораздо сложнее.

Перед Шустриком и Мямликом, выстроившись полукругом и просунув ноги в лямки, стояли четверо членов экипажа. Они были в красивой белоснежной форме, похожей на парадную морскую — с блестящими серебряными пуговицами, погонами и нашивками.

— Капитан Зоркий! — представился стоящий справа, отсалютовав и топнув ногой. — Командир трансгалактического корабля «Колесо Фортуны».

— Очень приятно. Шустрик, Мямлик… — пролепетали друзья в один голос.

— Штурман Кротик! — отсалютовал и топнул ногой следующий.

Шустрик и Мямлик тоже взмахнули руками, вразнобой топнули, одновременно произнесли свои имена и сердито посмотрели друг на друга.

— Доктор Скарабей!.. — представился третий по всей форме.

Мямлик сердито и выжидательно покосился на Шустрика, уступая. Тот занервничал, замигал всеми цветами и промедлил.

— Психоаналитик Мимоза, — сдержанно кивнул четвёртый, оказавшийся дамой.

Экипаж корабля дружелюбно смотрел на гостей, вытянувшись по стойке «смирно».

— Говори… — прошептал Мямлик уголком рта.

— Специальный агент Шустрик! — доложил Шустрик, топнул и отсалютовал.

— Мямлик, — сказал Мямлик, кивнул и, многозначительно посвистев трубкой, добавил: — Следователь по делам особой важности.

После этого он махнул рукой и дёрнул ногой, позабыв вынуть её из лямки.

Услышав, что сказал его товарищ, Шустрик повернулся к нему с изумлением. Но, встретившись с его взглядом, промолчал.

— Мы рады гостям, — сказал капитан Зоркий. — Может быть, вы желаете пообедать с нами или отдохнуть с дороги?

— Не думаю, — возразил Мямлик, — что это хорошая идея. Просто позвольте нам самим…

«…осмотреть место преступления», — едва не сказал он.

— …неспешно прогуляться.

— Разумеется! Сейчас мы даже не в состоянии выразить вам ту степень благодарности, какую заслуживает ваш щедрый дар и самоотверженный поступок.

56
{"b":"13239","o":1}