ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Вы?! — удивился Шустрик.

— В ночь пропажи.

— С этого места, пожалуйста, поподробнее!

— Пожалуйста, мне нечего скрывать. В ночь пропажи я обнаружил в своей каюте записку…

— Каюты не запираются? — снова заговорил Мямлик.

— Запираются, но только изнутри. На листке бумаги от руки было написано всего несколько слов: «Берегите ключ запуска. Кое-кто намерен вас скомпрометировать».

— Вы сохранили эту записку?

— Дослушайте. Я немедленно отправился в центр управления, забрал ключ, вернулся в каюту и спрятал ключ вместе с запиской в ящике стола. После этого я лёг спать. Однако тревога меня не покидала. Я встал, оделся, прошёл в центр и запустил программу комплексной проверки всех систем. Я убедился, что звездолёт находился в полной исправности — от главного двигателя до мусоросборника. И только утром, открыв ящик стола, я обнаружил пропажу ключа и записки.

— Их не могли украсть в то время, пока вы спали?

— Это исключено. Я, как и все другие члены экипажа, имею привычку запираться изнутри.

— Остаётся только время, когда вы отсутствовали. А именно…

— Двадцать три минуты, включая дорогу туда и обратно.

— Ага… — сказал Мямлик и посвистел трубкой. — Вы кого-нибудь подозреваете?

Капитан Зоркий помолчал, опустив глаза.

— Я бы не хотел бросать тень на своего товарища…

— И всё-таки.

— В тот момент, когда я возвращался из центра, мне показалось, что штурман Кротик торопливо удаляется по коридору.

— Ага!

— Коридор имеет форму кольца, по внутренней стороне которого мы ходим. Если кто-то удаляется, то сначала теряется из виду его голова, затем туловище и только в последнюю очередь — его ноги.

— Вы хотите сказать, что узнали штурмана по ногам?

— Вернее сказать, по носкам. Только по носкам и можно распознать члена экипажа в зоне периферии, если он на достаточном расстоянии. Ботинки, как видите, у нас у всех одинаковые, довольно грубые — чтобы было удобнее цепляться за скобы. А носки разные. У Кротика — жёлтые, в чёрную полоску.

— Вы говорили другим о том, что видели?

— Да, мы не раз собирались и обсуждали сложившуюся ситуацию. После пропажи все относятся друг к другу настороженно и не болтают лишнего. Я уверен, что у каждого, как и у меня, заготовлен подробный рапорт о случившемся.

— Хорошо, господин капитан, — Мямлик поднялся с места. — Благодарю вас за предоставленную информацию. Надеюсь, что мы разберёмся в случившемся ещё до прибытия инспекции.

Зоркий щёлкнул каблуками и кивнул. Шустрик и Мямлик шаркнули ножками и вышли.

Глава тринадцатая

ШТУРМАН КРОТИК

В каюте, которую занимал штурман Кротик, до идеального порядка было далеко. Пол и стол были завалены чертежами, космическими картами, расчётами и таблицами. Сам хозяин, крикнув из-за двери «сейчас!..», поднявшись с колен, по рассеянности протянул вместо руки линейку, а потом заговорил, позабыв вынуть торчавшие изо рта чертёжные инструменты.

— Гагуге ывы…

— Что? — переспросил его Шустрик.

— Здравствуйте, извините… ой!.. за беспорядок, — выговорил Кротик, успев кое-как сложить бумаги и до крови уколоться циркулем. — Прошу вас…

Друзья-детективы присели на край продавленной койки. Под наброшенным на неё сверху байковым одеялом угадывалась неприбранная постель.

— Да-да, очень рад, слушаю… — прекратил, наконец, суетиться хозяин и замер, облокотившись о некое подобие подоконника под светящимся иллюминатором.

— Скажите, господин Кротик, — обратился к нему Мямлик, — в ту ночь, когда пропал ключ запуска, вы покидали свою каюту?

— Нет, нет! Сколько раз можно говорить — нет!..

— Разве мы у вас уже спрашивали?..

— Не спрашивали вы, так спрашивали другие.

— Кто именно?

— Все!

— Вам не трудно повторить ещё раз, специально для нас?

— Нет, не трудно… извините. В ту ночь, как и в большинство других ночей, я трудился над построением точной многомерной карты вашей Солнечной системы. А когда я работаю, то совершенно забываю об окружающем. Иногда я засыпаю прямо на полу, с инструментами в руках и в зубах. Теперь вы понимаете, почему меня так раздражают вопросы о дурацких хождениях по коридору! О каких прогулках может идти речь, когда в голове сложнейшая цепочка из цифр, знаков и геометрических фигур, гармонию которой может разрушить любой идиотский стук в дверь!..

— Хм… Извините, если мы разрушили… гармонию вашей мысли, — выразил сожаление Мямлик.

— Ничего, валяйте дальше. Я ведь знал, что вы придёте.

— Тогда позвольте задать вам необычный вопрос. У вас не пропадали носки?

— Что?..

— Носки. Жёлтые, в чёрную полосочку.

— Ах, вы об этом… Неужели вы думаете, что кто-то из наших способен на такие шутки? Чепуха, скорее всего, капитану померещилось.

— Но вы не пытались их пересчитать?

— Я могу сделать это прямо сейчас, при вас…

Кротик раздвинул встроенный шкаф и начал считать носки.

— Шестнадцать пар чистых, одни — на мне… И две пары в стирке.

— Сколько же должно быть всего?

— Двадцать пар, разумеется.

— Получается девятнадцать! — строго заметил Шустрик.

— Не может быть, что вы говорите!

Кротик начал снова считать и шепелявить себе под нос цифры.

— Действительно, одной пары не хватает, — признался он, закусив указательный палец.

— Хм… — Мямлик засвистел трубкой.

— Это подозрительно! — нахмурился Шустрик.

— Действительно, какая-то чертовщина. А, понимаю! Это, наверное, кто-нибудь всё-таки пошутил.

— Кто же по-вашему обладает таким замечательным чувством юмора?

— Н-не знаю… Ума не приложу.

— Хорошо, мы сами попробуем в этом разобраться. Может, вспомните ещё какую-нибудь шутку? Любая мелочь важна для следствия.

— Мелочь?.. — Кротик почесал затылок карандашом, который вертел в пальцах. — Ну хорошо, вот такая мелочь, если вам интересно. Утром, когда я вышел к завтраку, табличка с номером моей каюты оказалась перевернутой. Я нашёл на полу винтик и снова закрепил её в прежнем положении.

— Что-нибудь ещё?..

— Не знаю, стоит ли говорить… Мне показалось, что после пропажи кто-то роется в моих вещах.

— Это важно! — Шустрик поднял палец.

— Как же вы заметили?.. — недоверчиво проворчал Мямлик.

— Ну, во-первых, у меня профессиональная фотографическая память. А во-вторых… здесь беспорядок только для постороннего взгляда. На самом деле каждая мелочь находится в нужном месте.

— Огрызок синего карандаша?..

— Был на кровати, а сейчас вы прячете его за спиной.

— Ловко, — Мямлик разжал ладошку. — Знаете, я поверил в вашу фотографическую память.

— Благодарю, — улыбнулся Кротик.

— И я надеюсь, что многое из сказанного вами будет полезно для следствия.

Попрощавшись с хозяином, человечки вышли из каюты в коридор. Мямлик поднял руку и ощупал табличку. Она была закреплена двумя винтиками — сверху и снизу.

— Номер девяносто шесть… А какой номер каюты у нашего капитана? Вы не помните, коллега?

— Шестьдесят девять.

— Интересно. Очень интересно…

Глава четырнадцатая

ПСИХОАНАЛИТИК МИМОЗА

Следующий свидетель, бортовой психоаналитик Мимоза, занимала каюту номер пятьдесят четыре. Она отворила на стук без промедления. По её подкрашенным губам и ресницам было заметно, что она готовилась к приёму посетителей.

В каюте было уютно и прибрано. Здесь имелся прозрачный столик с искусственными цветами, диванчик и пара кресел. На стене — приятная для глаза картина с бабочками и зелёной травкой.

— Прилягте, пожалуйста, — предложила Мимоза. — Расслабьтесь и говорите…

Шустрик и Мямлик недоуменно переглянулись.

— Ах! — хозяйка улыбнулась и укоризненно поднесла пальчики ко лбу. — Извините, это у меня профессиональное. Не ложитесь, а садитесь. Садитесь, садитесь, разумеется…

Друзья уселись на диванчик, и Мямлик, собираясь с мыслями, засвистел трубкой.

59
{"b":"13239","o":1}