ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Нет, она всегда придумывает что-нибудь новое из вредности. А капитан принимает это слишком близко к сердцу. Он поперхнулся, закашлялся и вышел.

— Сколько он отсутствовал? — поинтересовался Мямлик.

— Думаю… минут пять или семь.

— Благодарю вас, нам пора, — детективы поднялись с места.

У самой двери Мямлик обернулся:

— Да, кстати. Что вы думаете по поводу жёлтых носков в полоску, которые капитан Зоркий увидел в конце коридора?

И тут с доктором Скарабеем начало происходить нечто странное. Он порозовел, покраснел, опустил голову, снял очки и начал смущённо протирать их платком.

— Н-носки?.. Да, он видел. Несомненно.

— Вам нечего добавить по этому поводу?..

— Нет-нет, совершенно нечего. Никаких комментариев. До свидания.

И Скарабей буквально вытолкал гостей в коридор.

— У меня такое впечатление, — сказал Мямлик, — что кое-кто страдает непреодолимой склонностью к сокрытию истины.

— Он просто невежа! — возмутился Шустрик.

Глава шестнадцатая

ЦЕЛЬ ОПРАВДЫВАЕТ СРЕДСТВА?

По общему космическому времени наступало утро.

— Как наши дела, патрон? — сказал Шустрик. — Мы уже имеем подозреваемого?

— Подозреваемого — не то слово… — как всегда туманно ответил Мямлик. — И мы его уже почти имеем.

— Так я и думал! — подхватил коллега Шустрик. — Доктор сам себя выдал! С чего бы ему так пугаться, если у него совесть чиста?

— Иной раз приходится врать именно для того, чтобы совесть была чиста… — ответил патрон ещё более туманно. — Коллега, вы не против прогуляться со мной в центр управления?

— Почему бы и нет.

— А чуть-чуть, самую малость нарушить следственную этику?

— Ни за что!

— Но если от этого зависит честь и репутация всего экипажа?

— От чего зависит?

— Нам необходимо просмотреть содержимое их личных компьютеров. Я полагаю, это можно сделать с главного, расположенного в центре управления.

— Но добытая таким образом информация не может быть использована в качестве улики.

— Она может быть использована в качестве повода к размышлению. По правде говоря, у меня ещё кое-где не сходятся концы с концами.

— Это другое дело. Сводите, сводите их поскорее. Меня уже буквально всего трясёт от любопытства!..

Проникновение в локальную сеть дало сыщикам нижеследующие результаты.

Доктор Скарабей аккуратнейшим образом вёл записи ежедневных осмотров всех членов экипажа, включая самого себя. Доступ к личным медицинским книжкам был особо строго засекречен, но Шустрик расщёлкал пароль в считанные минуты. «Так я и думал! — взмахнул трубкой Мямлик, ознакомившись с записями Скарабея. — Так я и думал».

Психоаналитик Мимоза, как показало содержимое её компьютера, всё свободное время проводила за виртуальными играми типа «Замочная скважина», «Скрытая камера», «Невидимка» и тому подобными, смысл которых сводился к подглядыванию и подслушиванию за чужой, хотя и выдуманной, но всё-таки частной жизнью. «Любопытной Варваре нос оторвали», — прокомментировал Мямлик.

Компьютер лейтенанта Кротика был переполнен научно-технической мыслью. Шустрик моментально увяз в чертежах, вычислениях и терминологии. Для того, чтобы вытащить его из сотни открытых приложений, Мямлику пришлось решительно протянуть руку и нажать клавишу «Перезагрузка».

Зато жёсткий диск капитана Зоркого был девственно чист — начиная с того самого вечера, когда пропал ключ запуска. До этого он исправно вёл бортовой журнал и вдруг, в самый критический момент, записи прервались.

— Чего и следовало ожидать… — удовлетворённо произнёс детектив Мямлик.

— Кто-то уничтожил записи? — предположил Шустрик.

— Нельзя уничтожить то, чего не было.

— Не было?! Но капитан, если он не сумасшедший, не мог оставить без внимания чрезвычайное происшествие!

— Он не сумасшедший. И тем не менее, ему не позавидуешь…

— Признаюсь, патрон, я ничего не понимаю. Но вы-то сами свели, наконец, концы с концами?

— Возможно, коллега, очень возможно… — сосредоточенно засвистел трубкой Мямлик. — Теперь, напоследок, заглянем в одно не самое приятное место. Там, я полагаю, мы найдём одну незначительную улику. Последний штрих, который дополнит уже вполне ясную для меня картину преступления. Если пороемся хорошенько.

Мусорный контейнер находился рядом с камбузом и представлял из себя железный бак, переворачивающийся на шарнире. При нажатии кнопки внутренняя перегородка опускалась, внешняя поднималась, воздух выходил, бак переворачивался, и его содержимое под действием центробежной силы вращающегося внешнего кольца улетало в космическую бездну.

— …А вот и носочки, — двумя пальцами Мямлик вытащил из мусора жёлтые в чёрную полоску носки. — Обратите внимание, коллега: носки новые, ни разу не надёванные, скреплённые бумажной мулькой…

В это мгновение произошло нечто вероломное и чудовищное.

— Ой! — крикнул от неожиданности Мямлик.

— Ай! — крикнул коллега Шустрик.

И они оба, одновременно получив сильный толчок в спину, кувыркнулись в мусорный контейнер. Кто-то нажал кнопку, внутренняя перегородка опустилась, внешняя поднялась, бак перевернулся — и детективы вместе с мусором высыпались наружу…

Глава семнадцатая

ПАТРОН В ГНЕВЕ

В безвоздушном пространстве даже газетный лист ведёт себя точно так же, как стальная пуля. Под действием центробежной силы мусор компактной кучкой в мгновение ока улетел и скрылся из виду, словно камень, выпущенный из рогатки.

Но волшебные человечки, не раз уже бывавшие в переделках, не растерялись. Едва только бак перевернулся, Мямлик уверенно шлёпнул ладонью по стальному корпусу звездолёта, а Шустрик крепко обхватил патрона за ноги. Пользуясь ладонями как присосками, Мямлик перебрался из вращающейся периферии к неподвижному центру и прильнул к иллюминатору.

У главного компьютера стояла психоаналитик Мимоза и раздражённо тыкала пальцем в клавиатуру. Подняв глаза, она увидела перед собой, за иллюминатором, чьё-то лицо. А так как это было невозможно, она тщательно протёрла глаза и приблизилась к стеклу.

Лицо растянулось в широкой улыбке и подмигнуло.

После этого дамочка, не издав ни звука, рухнула на пол.

Но вот запоздало сработала автоматика, и по громкой связи загремели предупреждения о том, что на корпусе обнаружен посторонний предмет. Открылся входной люк, и чудом не улетевших в космическую бездну детективов через шлюзовую камеру впустили обратно на корабль.

Мямлик, не выпустивший изо рта трубку, напрочь потерял невозмутимость. Трубка свистела с такой яростью, что агент Шустрик косился на патрона с некоторой тревогой.

— Кажется, кое-кто из вас решил, что меня можно вышвырнуть за борт вместе с мусором, — проговорил он, метая молнии на выстроившийся перед ним экипаж. — Теперь настало время выяснить, кто же в действительности является мусором на этом корабле. И не только мусором, но и опаснейшим преступником, почти убийцей. Прошу всех немедленно собраться в кают-компании.

Капитан Зоркий, штурман Кротик, психоаналитик Мимоза и доктор Скарабей поспешили в кают-компанию и расселись в креслах. Было восемь часов утра, время завтрака, поэтому каждый из них взял чашку и заварил себе чаю, воспользовавшись водой из кипятильника.

— А вы, коллега, — обратился Мямлик к своему приятелю, начиная некое театрализованное представление, — не желаете ли вы тоже выпить чаю?

— Нет! — откликнулся Шустрик удивлённо.

— Разумеется. Ведь вы сделаны из железа, и если способны чем-то питаться, то разве что электрическим током…

Мямлик неспешно расхаживал на фоне огромного иллюминатора. Пока ещё было не ясно, куда он клонит. Стоит всё-таки отметить, что одной из последних книг, прочитанной Мямликом, была шекспировская трагедия «Гамлет».

— Отказавшись от чая, вы естественным образом отвергли исполнение ни в коем случае не свойственных вам функций. Вы отказались совершить действие, способное нанести вред как вашему организму, так и, возможно, организмам окружающих. Ведь под воздействием влаги ваши процессоры могли бы выйти из повиновения разуму…

61
{"b":"13239","o":1}