ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

С невидимой читателю стороны, которая не была обращена к заднику декораций и кулисам, Колобок выглядел, как бы это выразиться, не традиционно. У него была одутловатая, поросшая щетиной морда, половина комбинезона, снабжённая множеством карманов, и половинка тёмных очков. За ухом у него торчал окурок папиросы.

— Понятно, — сказал Колобок и достал окурок. Деловито оторвал зубами и выплюнул половину бумажного мундштука, несколько раз чиркнул непослушной зажигалкой, затянулся и выпустил густое облако дыма.

Мямлик втянул облако в себя и выпустил его кольцами, каждое из которых прошло вокруг Колобка словно обруч.

Колобок поперхнулся своей второй затяжкой и закашлялся.

— Короче, — прохрипел он. — Считаю до одного. И чтобы духу вашего здесь не было.

— Полегче на поворотах, приятель, — сказал Мямлик и неторопливо шагнул навстречу сказочному грубияну.

— А мы-то хотели предупредить, что лиса вас перехитрит и съест! — обиженно сказал Шустрик.

— Зачем?

— Чтобы вы не ходили, вернулись домой, к бабушке и дедушке.

Колобок смотрел на Шустрика уничижительно.

— Что же ты думаешь, открывашка, что и в кино артист погибает на самом деле?.. А ты, мыльный пузырь, — обратился он к Мямлику, — ты куда напираешь?..

И Колобок своей маленькой ножкой пнул Мямлика в живот. Тот кивнул, сказал «очко» и, в свою очередь, нанёс противнику прямой удар правой.

Полетели искры от папиросы, Колобок кувыркнулся через пенёк, упал в мох и затаился.

Мямлик победно поднял руки, Шустрик зааплодировал стальными ладошками.

Колобок перекатился на бок и выплюнул изо рта окурок, который едва не проглотил.

— Что, тьфу, думаете, вы здесь самые крутые? Тьфу… — и он полез в карман комбинезона. — Сейчас… Тьфу… Сейчас, сейчас…

Шустрик вообразил, что Колобок сейчас достанет из кармана оружие и откроет пальбу.

— Ложись! — крикнул он и упал на землю.

Но Мямлик не испугался. Наоборот, он, презрительно хмыкнув, шагнул навстречу.

— Лежачего не бить!! — взвизгнул Колобок, перевернулся на спину и задрыгал ножками.

— А что в кармане?

Колобок достал из кармана мобильный телефон.

— Я хотел позвонить домой. Тьфу… Бабушке и дедушке. А что такое?

В это мгновение трубка зазвонила, и Колобок приложил её к своему маленькому ушку с продетым в него золотым колечком. На его руке стала видна цветная татуировка с изображением пылающего черепа.

— Пижон, — пробормотал Мямлик. — Двуликий Янус…

— Да! — кричал Колобок в трубку, одновременно отплевываясь от табака. — Нет не я! Откуда я знаю, двое посторонних. Это вы меня спрашиваете, куда охрана смотрит? Да, они активизировали. Не знаю откуда, вообще не из нашего произведения. Высылайте бригаду. Что?! Прямо сейчас?! Бегу.

Колобок вскочил на ноги и зашипел:

— Быстро вон отсюда! Кто-то уже читает… Меня уже по этим… по сусекам скребут.

И он в мгновение ока скрылся.

— Да, кстати, — высунулся он вдруг из-за дерева.

Шустрик и Мямлик обернулись. С двух сторон артиста припудривали белки.

— Как вы думаете, для какой цели меня испекли бабушка с дедушкой? Почему я от них дал дёру? И стоит ли мне к ним возвращаться? Тьфу… Ладно, бегите отсюда.

Всё потускнело, сделалось неотчётливым. Пророкотал голос из невидимого динамика:

— Посторонним выйти за пределы иллюстрации! Через десять секунд картинка будет активизирована! Девять, восемь, семь, шесть…

Друзья метнулись в сторону и оказались у разрисованной лесом театральной декорации. Шустрик протянул руку, и она увязла в пейзаже словно в густом тумане.

В это время, на счёт «…один, пуск!» вспыхнули яркие прожектора. Защебетали птицы, и на тропинке появился своим фальшивым боком к читателю румяный колобок со своей весёлой песенкой.

— Сюда… — прошептал Шустрик, схватил за руку приятеля, и оба проскользнули через вязкое перекрытие в другую книгу.

Глава пятая

ДЕЖУРНЫЕ ПО КАРТИНКАМ

В техническом отделе электронных книжек с картинками дежурили двое — Неделькин и Караулов. Один был высокий, блондинистый, в очках; другой — невысокий, спортивный, с короткими жёсткими волосами «ёжиком».

— Слушай, Караулов, — сказал Неделькин, сидевший перед экраном компьютера, — у нас в каталоге завелись какие-то нехорошие… Ого! Ты посмотри, что делается! Напали на Колобка и нанесли ему тяжкие телесные повреждения.

Караулов тоже склонился перед экраном.

— Избили нашего Колобка?.. Какая мерзость. Это моя любимая сказка. Работать может?

— Работает. Решительно отказался от дублёра.

— Хороший парень. Теперь, пока не изничтожу эту гадину, не успокоюсь.

— Их двое, — уточнил Неделькин. — Один не то из пластилина, не то из резины. А второй железный, с лампочкой вместо носа.

— Двое на одного! — прошептал Караулов.

— Они уже дальше полезли… Смотри, видишь, здесь они на Колобка напали. Вон, окурок бросили… сейчас увеличу.

— Разжёванный какой-то.

— Да, явно психи. Надо как-нибудь назвать этот вирус и зарегистрировать.

— Назовём его «Дебоширы», — предложил Караулов.

— Пусть будет «Дебоширы», — согласился Неделькин. — Только что с ним теперь делать? Для него обычный антивирус как слону моська.

— Значит, надо сделать такую моську, чтобы могла слопать слона.

И коллеги, не теряя времени, принялись за работу.

К обеду новый сверхмощный антивирус был построен. С виду это была узловатая, мускулистая собака с длинными стальными когтями и двумя бульдожьими мордами на гофрированных шеях, способных внезапно вытягиваться. Пасти с рядами мелких острых зубов могли раскрываться сколь угодно широко и заглатывать жертву «чулком», на манер змеи. После выполнения поставленной задачи антивирус должен был самоуничтожиться.

— А что если оно не самоуничтожится? — сказал Неделькин, глядя на произведённое чудовище. — Надо протестировать, оформить заключение…

— Сделаем другого, ещё больше, и он слопает этого, — отмахнулся Караулов.

— А если…

— Слушай, Неделькин, некогда нам тут проверять и тестировать. Запустим этого в каталог и посмотрим. Если мимо — в конце дня пойдём к начальству и во всём признаемся. Зачем нам сейчас лишние неприятности?

Неделькин вздохнул и махнул рукой:

— Запускай.

Караулов положил палец на кнопку и спросил:

— Слушай, а как этот зверь будет называться?

— «Моська»… нет, «Морда»…

— «Мордоворот», — придумал Караулов.

— Подходяще, — согласился Неделькин.

И Караулов надавил на кнопку.

«Мордоворот», застывший на той самой тропинке из сказки «Колобок» потянул носами обеих морд, ударил тяжёлыми когтистыми лапами по земле, издал утробный рык и в два прыжка скрылся из виду.

— Пошёл по следу, — отметил Неделькин.

— И мы пошли… пообедаем. Авось, когда вернёмся, на картинках всё уже будет чистенько.

Глава шестая

НЕМНОЖКО ПОДРЕДАКТИРОВАТЬ

Лес в следующей картинке был темнее и глуше. Ветви деревьев, сплетаясь густыми кронами, почти совсем не пропускали дневного света. Шустрик и Мямлик стояли на дороге, вымощенной жёлтым кирпичом, и разглядывали прибитую к столбу доску с вырезанной ножом застарелой надписью:

ПУТНИК, ТОРОПИСЬ! ЗА ПОВОРОТОМ ДОРОГИ ИСПОЛНЯТСЯ ВСЕ ТВОИ ЖЕЛАНИЯ!

— Мне это что-то напоминает… — сказал Шустрик.

Мямлик в своём тотальном и беспорядочном чтении ещё не добрался до соответствующего раздела детской литературы. Поэтому ни дорога, вымощенная жёлтым кирпичом, ни надпись ему ровным счётом ничего не говорили.

— А что, друг мой, — обратился он к Шустрику, — имеются ли у тебя заветные желания?

Тот помотал головой.

— Понятно. Стыдно признаться.

— Вот ещё! Просто у меня нет заветных желаний. Мне и так всё нравится.

— Но неужели ты не хочешь получить вечную молодость или, допустим, разом навсегда осчастливить человечество?

66
{"b":"13239","o":1}