ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Обойдя свой дом, Даша и Андрейка повернули во двор и устремились к ёлочному базару.

Очередь была небольшая, но двигалась медленно, потому что покупатели выбирали долго и придирчиво. В общей зелёной массе все ёлки казались красивыми, но едва какую-нибудь из них вытаскивали и слегка ударяли стволом о землю, чтобы она расправилась, как тут же выяснялось, что не такая она густая и не такая красивая, а то и вовсе лысая наполовину.

Даше сделалось жалко этих ёлочек, которым не дали вырасти, а теперь ещё и брать не хотят.

— Папа правильно говорит, что ёлки нельзя рубить, — прошептала она. — Не хочу больше здесь ничего…

Но как раз в этот момент подошла их очередь, и детей подтолкнули сзади. Они шагнули вперёд и попали в зелёный загончик.

Андрейка сразу вытащил ту самую ёлку, которую приметил ещё из окна, и продавец стал измерять её огромной деревянной линейкой. Тем временем Даша полезла в карман за деньгами. Но чем дольше она вертела рукой в своём кармане, задрав край куртки, тем заметнее менялось её лицо.

— По-погодите, — пролепетала она, — не надо… Я, кажется, деньги потеряла.

Четыре раза дети прошли до квартиры и обратно, обследуя каждый метр своего пути, подбирая и рассматривая каждую бумажку, каждый втоптанный фантик… Увы! Постепенно им пришлось смириться с мыслью о том, что деньги утеряны безвозвратно.

Даша, которая хлюпала носом и подвывала, выговорила сквозь слёзы:

— Андрей, ты можешь денег достать?

— Погоди, не плачь, — отвечал Андрейка. — Может быть, он ещё и не заметит. Там много было.

— Нет, не много. Таких только четыре штуки было, он придёт и сразу увидит. Будет нам после этого Новый год…

— Знаешь, нам, наверное, легче ёлку достать, чем деньги, — подумав, сказал Андрейка. — Ёлку можно в лесу спилить забесплатно. А это ещё и лучше: выберем самую хорошую, не то что здесь — не ёлки, а палки продают.

Даша перестала плакать и, подняв глаза, заморгала ресницами.

— До вокзала добежим за пять минут, — продолжал Андрейка развивать свою идею, — полчаса на электричке, десять минут там, ещё полчаса обратно. Стемнеть не успеет, а мы уже будем дома, с ёлкой.

Даша вытерла глаза и деловито спросила:

— На электричке зайцами поедем?

Глава третья

ЗАБЛУДИЛИСЬ

Пассажиров в вагоне было немного. Дети смотрели на проплывающие мимо кусты и сараи, терпеливо дожидаясь, когда за окном появится настоящий лес. Билеты в этот раз никто не проверял.

Наконец за окном сплошной стеной пошёл хвойный лес. Даша и Андрейка побежали в тамбур и, дождавшись остановки, вышли на перрон.

Остановка называлась «36-й километр». Ни одной даже самой захудалой постройки, даже билетной кассы поблизости не наблюдалось. Совершенно было непонятно, для чего существует эта станция.

Дети приблизились к концу платформы, спустились по железной лесенке, перешли рельсы и оказались на небольшой утоптанной площадке. От этой площадки в лес уходила глубокая, хорошо накатанная лыжня. Теперь всякий бы догадался, что остановка существует специально для тех, кто катается на лыжах.

Не долго думая, оба встали ботинками на лыжню и, расставляя ноги несколько шире, чем хотелось, бодро зашагали в лес.

Время летело, начинало смеркаться.

— Вот эту! — сказала Даша. Дети сошли с лыжни и, увязая в снегу, побежали к ёлке.

Однако сблизи стало видно, что с другой стороны она не очень густая.

Следующая оказалась больше, а ещё одна меньше, чем хотелось.

Постепенно, перебегая от одной ёлки к другой, они удалились от лыжни на довольно порядочное расстояние.

Наконец, когда к Даше изнутри стала подкрадываться смутная тревога, они увидели именно такую ёлку, о которой мечтали. Андрейка вынул из кармана обломок ножовки для металла и стал пилить. Не прошло и четверти часа, как спиленная и обвязанная ёлка была готова к транспортировке.

Но не тут-то было.

Увлечённые работой, дети не заметили, как совсем стемнело, снег повалил густыми хлопьями и засыпал следы.

— Ой, — сказала Даша, — куда же теперь идти?

— Спокойно, — сказал Андрейка, — идти надо туда, где железная дорога.

— А где железная дорога? — спросила Даша.

— Электричка пойдёт — и мы услышим.

Дети стали ждать, когда пойдёт электричка. При этом Даша подозрительно посапывала и хлюпала носом, а её нижняя губа подрагивала и оттопыривалась.

Наконец лес наполнился гудением и перестуком колёс, дети протянули руки в противоположные стороны и радостно воскликнули в два голоса:

— Там!!

Андрейка спорить не стал. К тому же на голове у него была шапка-ушанка, которая не позволяла слышать хорошенько.

И дети поволокли ёлку в сторону, совершенно противоположную железнодорожной станции.

Постепенно лес становился гуще, а снег глубже. Даша и Андрейка устали и проголодались. Увязнув в каком-то буреломе, они бросили ёлку и полезли напролом, желая только одного: выбраться наконец из этого проклятого леса.

Потом они оказались на довольно обширном пространстве, усеянном корягами, кустами, сугробами и редкими, но огромными деревьями. Даша вдруг поскользнулась, Андрейка подхватил её, и разгрёб ногой снег. Тут как раз ветер совершенно стих, на небе появилась луна, осветив всё волшебным светом. Под ногами был лёд, а подо льдом трава и поднимающиеся со дна пузырьки воздуха.

— Даша, — сказал Андрейка, — мы, кажется, в болото забрели. Мы, кажется, заблудились.

— Мама… — пискнула Даша, и на глазах у неё навернулись слёзы.

— Папа…. — вторил ей Андрейка сдавленным голосом.

Дети обняли друг друга и заплакали.

* * *

А мама и папа в это время были в гостях у маминой мамы. Звали эту женщину Клотильда Марковна. Она не любила своих внуков. А папу она называла размазнёй и манной кашей — из-за того, что он честно трудился, не наживая капиталов. В глубине души она хотела, чтобы мама всегда оставалась маленькой и никогда не имела своей собственной семьи. Чтобы она сама себе казалась моложе, чем есть на самом деле.

Мама и папа зашли только на минутку, чтобы поздравить Клотильду Марковну с Новым годом и преподнести ей торт. Но она уговорила их немножко посидеть и выпить чаю. А когда они захотели позвонить своим детям, хозяйка заявила, что телефон ей отключили за неуплату. Этим враньём, она к тому же хотела намекнуть, что ей совсем не помогают материально.

Главная же цель Клотильды Марковны заключалась сегодня в том, чтобы задержать у себя родителей Даши и Андрейки как можно дольше и тем самым испортить детям праздник. Для этого она выключила телефон и телевизор, а также перевела висевшие на стене часы на два часа назад. Как только папа намекал, что пора идти, она затевала новый разговор и тянула время.

Когда наконец даже настенные часы начали показывать девять вечера, а на самом деле было уже одиннадцать, мама с папой решительно поднялись из-за стола.

Но Клотильда Марковна притворилась, что ей сделалось плохо. Она упала на диван, облокотилась о подушки и прикрыла рукой глаза. Мама и папа стали хлопотать вокруг неё, а вредной женщине только это и было нужно.

Глава четвёртая

СПОСОБ ПЕРЕДВИЖЕНИЯ

Редактору газеты Буквоедову мешали сосредоточиться. Не раз он уже выходил за дверь, делая строгое лицо, и становилось тихо. Но едва только он возвращался в кабинет, галдёж, смех, крики и топот книжных человечков за стеной исправно возобновлялись.

А между тем Мастодонт Сидорович получил чрезвычайно встревожившее его сообщение, которое по волшебному телеграфу настучал ему из леса знакомый дятел.

Точки и тире на бумажной ленте в переводе с азбуки Морзе на обыкновенный язык означали буквально следующее:

ДУШЕРАЗДИРАЮЩАЯ СИТУАЦИЯ!
ЧУДОВИЩНАЯ ПРОВОКАЦИЯ!
В ЛЕСУ, НА СТАНЦИИ «36-й КИЛОМЕТР», ЗАБЛУДИЛИСЬ МАЛЬЧИК И ДЕВОЧКА!
9
{"b":"13239","o":1}