ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Но и там, спустя сто двадцать лет со дня смерти, был еще раз потревожен прах пророка. Соответственно его же собственному предсказанию (в послании Генриху II, с указанием года свержения монархии) произошла французская революция, начавшаяся в Марселе.

И в 1791 году национальные гвардейцы, усмотрев в катрене Нострадамуса о мятеже в Марселе и последующих кровавых бедах Франции клевету на революцию, отправились с пением «Марсельезы» в городе Салон и там разгромили гробницу Нострадамуса, разбросав его кости по полу, а потом, глумясь над ними во время попойки, превратили череп в чашу для вина.

Жители Салона, стремясь заполучить реликвии, проникли в часовню и унесли часть костей.

Майор Давид, бывший с гвардейцами, не сумев предотвратить святотатства, наутро прочитал проспавшимся солдатам катрен Нострадамуса, указав, что главное в нем не неизбежные для революции жертвы, а само предсказание победы Царства Свободы.

Он убедил этим вчерашних святотатцев, и они стали собирать оставшиеся кости и отыскивать унесенные жителями реликвии.

Однако закончилось это для них трагически. На следующий день они попали в засаду и были перебиты все до единого. Современники считали это перстом Божьим, карой за злодеяние, хотя вполне можно предположить и месть осквернителям могилы, хотя те с не меньшим усердием и восстанавливали гробницу, водрузив на прежнее место гроб и прикрыв его огромной плитой, на которой впоследствии появилась довольно нелепая надпись о заслуге здесь почившего, предсказавшего победу Царства Свободы, не упоминая последствий этой победы для кровоточащей Франции.

В таком виде, правда, со стертыми в 1813 году словами о «Царстве Свободы», могила Нострадамуса существует и поныне. К сожалению, портреты Нострадамуса во весь рост и автопортрет его сына Цезаря бесследно утрачены.

Но облик и внутренний образ Нострадамуса можно увидеть в строках его друга и ученика Шовиньи,[1] обменявшегося с ним последними в жизни прорицателя фразами.

Шовиньи писал:

«Он был скорее маленького, чем среднего, роста, но пропорционально сложен, тело крепкое и сильное, большой лоб, каштановые волосы, серые с блеском глаза, прямой ровный нос, смеющееся открытое и в то же время несколько суровое лицо, на котором нельзя было увидеть особой мягкости, на щеках его до самой смерти играл румянец; борода длинная и густая; он производил всегда впечатление здоровяка; обладал быстрым проницательным умом, легко охватывающим все, что ему нужно; суждения высказывал глубокие и веские, имел прекрасную, почти божественную память; по натуре молчаливый, он чутко выбирал, когда нужно говорить, а когда молчать; человек довольно вспыльчивый, если ему противоречили; трудолюбивый и усидчивый больше, чем кто-либо другой на свете; отдыхал он ночью не более четырех или пяти часов, посвящая все остальное время изучению и созерцанию звезд; высоко ценил в собеседнике способность выражать мысли и сам великолепно их излагал; умел тонко и деликатно, иногда даже язвительно пошутить, всегда радостный и приятный в общении с друзьями, серьезный и сдержанный с остальными».

Переводчик катренов Нострадамуса, «историк иного мира» Наза Вец, не раз пользуется понятием о «Слоях Времени», что перекликается с воззрениями античных философов (например, Пифагора) о том, что все в жизни повторяется и уже происходило. Это, конечно, противоречит представлению самого Нострадамуса о своем даре предвидения, который он считал идущим от самого Бога и унаследованным от предков.

В остальном Наза Вец стремился придерживаться оригинала на старофранцузском языке, расшифровывая заданные автором исторические ребусы и заменяя древние и мифические названия понятиями XX века.

Нострадамус сам признавался, что некоторые его предсказания могут оказаться ошибочными, ибо он не Бог, а только человек. Но все равно, настаивал он, эти предвидения существуют, что наталкивает на мысль о знакомстве или представлении прорицателя о теории вероятностей и предсказании им различных вариантов развития событий.

Им создано около тысячи катренов, не все сохранились, но многие из известных могут служить в расшифрованном виде картиной реально свершившихся впоследствии событий. Нострадамус не хочет, чтобы читатель распознал точно дату предсказываемого, ибо человек не должен знать своего будущего, которое неотвратимо. И он намеренно располагает свои катрены хаотически. Но порой указывает даты предстоящих событий с удивительной точностью. Это относится к дате собственной смерти в 1566 году, надруганию над его прахом в 1607 году в указанный им день и час, свержению монархии во Франции в 1792 году после революции 1789 года, начавшейся, как он и указывал, в Марселе, и четвертая дата — конец света в 3797 году, который означает, как указывает сам Нострадамус, не конец мира, а его преображение.

Прикосновение к пророческим катренам вызывает ощущение загадочного и необъяснимого. Это можно подтвердить некоторыми замечательными совпадениями (или закономерностями?).

Для примера возьмем два достаточно прозрачных катрена в переводе того же Наза Веца:

Дает гвардейцам страны грабить
Герой невиданных побед.
Пойдет на север славы ради,
В снегах оставив бегства след.
IV Центурия, катрен 75
Вождь к северу двинет несчетные силы,
Европу подмять перед тем поспешив;
Чтоб в битвах идеи его ж погубили.
Кто жил вдоль Дуная — в злой будут тиши.
VII Центурия, катрен 15

Легко узнать в первом катрене Наполеона Бонапарта с его гвардией, баловня побед, покорившего и разорившего европейские государства, рискнувшего на свою беду вторгнуться в снежные просторы России.

Второй катрен напомнит зловещую фигуру Гитлера, для которого Наполеон был кумиром, но вслед за повторением его завоеваний в Европе он повторил и его трагическую ошибку нашествия на страну снежных просторов и непознаваемых характеров.

Сличив даты взлета и ярких побед этих завоевателей, невольно испытываешь чувство удивления. Дело в том, что коронация Наполеона и захват власти Гитлером, так же как захват сначала одним, а потом другим Вены, отстоят одно от другого на 129 лет, а вот падение их, отречение от трона Наполеона и гибель загнанного в бункер фюрера разнятся на 130 лет. Всего лишь год разницы! Не означает ли это роковую близость их побед и окончательного поражения?

Но нас интересует другое. Как мог описывать Нострадамус в своих катренах подводные лодки, самолеты, бомбардировки, боевые машины-амфибии, отравляющие газы и иные ужасы преступно используемых достижений человеческой мысли?

И предвидения Нострадамуса так и остаются загадкой, ждущей своей гипотезы, основанной на фактах.

В то же время его катрены соприкасаются с живыми событиями нашей обозримой истории.

Но для чего же публиковал свои страшные четверостишия добрый доктор Нострадамус, ученый, математик, борец против чумы? Может быть, для того, чтобы запугать грозящими бедами, войнами и наводнениями (от падения ли астероидов или «парникового эффекта» задымленной атмосферы)? А может, для того, чтобы они ощутили не «конец света», а то «ГРОЗНОЕ РАСПУТЬЕ», на котором окажется человечество в результате всей своей деятельности на Земле? И спустя тысячелетия, когда люди должны будут сделать выбор, каким путем дальше идти, снова встанет «оживший в своих катренах» Нострадамус, который писал сам о себе:

Еще живой, но даже после смерти
Я обрету бессмертье в памяти людей.

Память эта будет благодарной, а в этих строках мы видим еще одно бесспорно сбывшееся его предсказание. Он живет и будет жить в памяти людей.

вернуться

1

Шовиньи — автор доктрины «шовинизма», т. е. что французы — сверхчеловеки, которым «всё позволено», а другие нации — быдло, которое нужно покорить, превозносил всё французское, ругал всё, что делалось в других странах. (прим. «авт. док.»)

18
{"b":"132393","o":1}