ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ну вот тебе и замок, — сказал Вилли.

— Всё правильно, — без прежнего энтузиазма ответил Джед. — Принцесса упомянула про замок и он возник. А остальное — игра воображения. Кстати, не забудь, как нас с тобой зовут. А то в самом деле останемся здесь мыть полы и выносить помои.

При упоминании имени Пламеннира Беспощадного мост со скрипом опустился и двое всадников проехали через ворота во двор укреплённого рыцарского замка. Замок был отнюдь не так хорош, как показывалось в фильмах. Стены поросли мхом, довольно грязно. Летают мухи, доносится блеяние и ржание из дворовых построек. К ним вышли слуги, приняли коней и повели гостей во внутренние помещения.

По стенам коридоров развешаны вытертые гобелены со сценами охот, пиров и иных забав королевского двора. В большом зале с закопчённым потолком в камине жарко пылал огонь. У огня на стуле с высокой неудобной спинкой из потемневшего резного дерева сидел старик властного вида. Одет он был в мантию, его голову венчала диадема. Заслышав звук шагов, король повернулся к гостям. В глазах его была печаль.

— Подойдите, рыцари, и назовитесь, — проговорил он.

Рыцари снова представились по всей форме, не забыв упомянуть и Пламеннира Беспощадного.

Король поднялся с места и учтивым жестом пригласил обоих рыцарей к столу. Тут же слуги быстро постелили вышитую скатерть, подали для гостей два стула и стали уставлять стол блюдами с едой и сосудами с вином.

— Вы должны простить нас, рыцари, — проговорил король, не притрагивась к ни к хлебу, ни к мясу. — Но мы все в скорби. Моя дочь, Галеранна Сейренская, оставила замок Крузеройс и направилась искать истины к Лгуннат. Уже три дня как мы неустанно ищем её на всех путях. Сегодня утром прискакал её конь, израненный и без седла. Я не знаю, что и думать.

Король склонил голову.

Вилли почувствовал неприятное стеснение в горле. Джед выглядел обескураженным.

— Наша тревога не причина, чтобы нарушать закон гостеприимства. — король указал гостям на блюда. — Не смущайтесь, путники, и ешьте. Прошу простить скудость нашего стола. Мы изгнанники, и наша родина не здесь. Поэтому мы используем в пищу тех из местных животных, которые съедобны. Это, — он указал на белое мясо, — один из травоядных драконов. Ешьте, рыцари. Я не предложил бы вам того, чего не ел бы сам.

Мясо оказалось вполне съедобным, хотя и жестковатым. Вилли догадался поднять тёмный кубок с вином и сказать почтительно:

— За здоровье короля и за вашу удачу!

Король учтиво склонил голову и произнёс в ответ:

— Удачи вам, рыцари, куда бы ни лежал ваш путь.

Гости ели молча — их угнетало чувство вины. Всё здесь, несмотря на доводы рассудка, выглядело абсолютно убедительно. Поэтому и было так тошно, что они позволили карнозавру сожрать принцессу, даже не попытавшись спасти её. А теперь сидят в гостях у её отца и кушают, как ни в чём ни бывало.

Вбежал слуга и упал к ногам короля.

— Что?! — голос короля задрожал. — Нашли?! Что ты молчишь?!

В зал тяжёлыми шагами вошёл Пламеннир. Гости почувствовали трепет.

— Ну что?! — крикнул король, бросившись навстречу.

Пламеннир с шумом пал на колени. Вилли с Джедом невольно оставили еду и отошли от стола.

— Прости, король! Она погибла совсем недалеко от замка. Мы нашли её корону.

Не вставая с колен, Пламеннир протянул помятую корону. Король вернулся к креслу, рухнул в него и закрыл лицо руками.

"Это сон, — твердил себе Вилли. — Только сон и больше ничего. Сейчас юрский период, никаких королей, никаких замков, никаких принцесс!"

— Позаботьтесь о гостях, — проронил король из-под руки, — у них должно быть всё, что нужно для пути.

Заплаканная прислуга печально, но почтительно проводила странствующих рыцарей в их покои.

— Ну, что теперь? — спросил Вилли, глядя на широкую кровать под тяжёлым балдахином.

— Давай поспим, — неуверенно предложил Джед.

— Я имею в виду: как теперь нам следует понимать то, что происходит. Какие есть теории на этот счёт?

Фальконе не успел ответить, поскольку в комнату вошёл светловолосый мальчик лет двенадцати, одетый в аккуратную, хотя и заштопанную ливрейную одежду.

— Благородные рыцари, — вежливо проговорил он с поклоном. — Соблаговолите проследовать в баню. Для вас приготовлена горячая вода и чистые одежды.

Баня затеялась в конюшне. На выметенный пол были брошены охапки сена. Большая деревянная бадья наполнена замечательно горячей водой. На лавках разложены мочалки и что-то вроде мыла. Великодушно отказавшись от помощи прислуги, Вилли с Джедом забрались в бадью и принялись старательно намыливаться. Им показалось, что даже у Варсуйи, в её волшебном саду, они не получили такого удовольствия.

В качестве одежды были предложены холщовые рубашки с вышивкой, кожаные штаны и обувь. Также кожаные верхние рубахи и вышитые пояса.

— Мы просим извинений, но в замке Крузеройс новую одежду изготавливают теперь из выделанной драконьей кожи, — с достоинством сообщил мальчик.

— Всё замечательно, — не вникая в суть дела, ответил Джед. — Нашу одежду не выкидывайте. Постирайте, посушите и верните нам.

— Да, рыцарь, — вежливо ответил мальчик, держа в одной руке серый ворох грязненьких рубашек и бриджей, а в другой — изношенные кроссовки. — Я понимаю: вам несказанно дороги ваши прежние одежды как напоминание о родине.

— Да, очень дороги, — отвечал Фальконе, сосредоточенно разбираясь в устройстве штанов. — Особенно нам дороги кроссовки. Это такая обувь у нас на родине. Такая особенная рыцарская обувь.

Вилли закончил одеваться, нацепил на голову берет с пером и посмотрелся в медную тарелку, которую им предусмотрительно принёс всё тот же мальчик. Прекрасно было хоть куда. Только веселиться нечему — принцы заявились, а принцессу не спасли.

***

Наутро, едва проснувшись, Вилли с Джедом поспешили по зову Пламеннира в тронный зал. Эту роль по совместительству выполняло уже знакомое им помещение. Там, где вчера их принимал король, расхаживал по центру зала начальник стражи, со вчерашнего вечера он сильно осунулся.

— Простите, рыцари, — с радушием он обратился к гостям, — вчера я был слишком расстроен и не позаботился как следует о вас. Мы все в глубоком горе. Король слёг от горя и, боюсь, не сможет выйти.

Рыцари почувствовали вновь накатившее раскаяние.

— Я просто кляну себя, что был таким дураком, — шепнул Джед, едва Пламеннир отошёл в сторону.

Вилли почувствовал то же самое. Насколько же лучше было бы спасти принцессу и явиться сюда под рукоплескания всего двора. То-то было бы веселья. Однако, несмотря на глубокое раскаяние, он продолжал ломать голову над вчерашними словами Джеда: как им удаётся разговаривать с нынешними обитателями Земли? Надо признать, сельва юрского периода населена довольно густо. Если только… если только он не глючится и всё, что ему привиделось — сплошные глюки.

Он вздохнул. Хоть это всё и глюки, но такие замечательные люди!

— Раньше у нас было не так, — продолжил разговор Пламеннир, выходя вместе с гостями на небольшой балкон. — Мы живём, как кучка беженцев. Даже церемонии сократили. Бессмысленно соблюдать придворный протокол в условиях полной изоляции.

— А что случилось? — осторожно поинтересовался Вилли, чувствуя, что может получить ответы на некоторые вопросы.

— Случилось вот что. — начальник стражи резким жестом указал на восток.

И друзья словно впервые увидели Волшебный Дворец, парящий в облаках над горизонтом.

— Я не знаю, кто вы, путники, — проговорил Пламеннир. — Мы привыкли здесь встречать много необычного. Не знаю: откуда вы, куда вы.

— Можем мы узнать, зачем принцесса Галеранна ездила к Лгуннат? — спросил Вилли, не рассчитывая на хороший ответ.

83
{"b":"132395","o":1}