ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— А ты говорил, что избранный что-то знает, — напомнил Вилли. — Кто такой избранный?

— Тот, кто видит сны. Во сне он слышит два голоса — Матери додонов и Императора Мёртвых. Это мне рассказывала одна шаария, когда я был в таком же возрасте, как ты. Потом Избранный начинает слышать наяву. Потом развоплощается. Так что никакого нам от него проку не будет.

— А что, если я во сне начну слышать голоса? — не на шутку встревожился от всех этих страхов Вилли.

— Не начнёшь, — успокоил его Маркус. — Их кто-то другой уже слушает. Интересно только — кто? Видишь ли, этой ночью нас посетил морок, поэтому вы никак не могли найти отсутствующего. Морок не может помешать счёту, но путает при опознании. Вы считаете и недосчитываете одного человека. А смотрите на лица и видите всех. Это значит только одно: Избранный в это время посетил Призывающего. Так что ты никак им быть не можешь. Ты в это время был под навесом. Только мне этот маранатас никак из головы не идёт. Где он у тебя? На шее? Правильно. Так и носи.

— Это оберег?

— Нет. Гораздо лучше. Это дар благодарности.

Они некоторое время помолчали. И лишь, когда завиделись палатки, Вилли спросил:

— И кто же делает из людей мууру?

— Либо Лгуннат, либо шаария. Лгуннат неизмеримо могущественнее. А шаария лишь слабая её тень. В древней песне поётся про трёх старух у камня. Одна — Лгуннат, она мертва. Вторая развоплотилась. А третья не родилась. Но, сдохнуть мне, если я знаю, что это такое!

Они вернулись раньше всех. И было у Валентая такое впечатление, что Маркус точно знал, что ищет и где оно находится. Всё это вызывало в нём недоверие к проводнику и желание во всём разобраться.

— Нашли его? — спросила Эдна. Она вместе с Заннатом Ньоро прилежно охраняла две последние канистры с водой. Пластиковые ёмкости, по десять литров каждая, стояли на раскладном столике под навесом. В окрестностях Стамуэна не имелось ни одного источника, а местные жители тщательно скрывают, где берут воду.

Умалчивать о несчастье, происшедшем с Берелли, не имело смысла. И Вилли с Маркусом рассказали всё, как видели. Но, при этом благоразумно умолчали о мистических подробностях. Да и кто бы поверил!

Вскоре стали подтягиваться другие уставшие поисковики. Конечно, они не нашли никого. Студенты получили из рук Кондора свои порции воды и отправились отдыхать, а Вилли остался под навесом вместе с профессором, проводником и Эдной. Известие о гибели Франко на них подействовало по-разному. Эдна прослезилась и ушла к себе в палатку. А Кондор не поверил ни в какого мууру. Он пожелал лично видеть труп.

***

Маркус быстрым шагом двигался вперёд. Кондор не отставал и успевал при этом ещё и разговаривать. Оба они были крепкими, поджарыми и неутомимыми. Только Маркус высокий, с чёрными прямыми волосами. А Кондор среднего роста, совсем седой.

— Зачем вы взяли лопату, Маркус? Вы думаете, я позволю вам так вот просто взять и закопать его, как падаль?

— А где вы намерены хранить тело? У вас есть холодильник?

Они встали на краю ямы. Кондор буквально задохнулся от запаха, а ещё больше — от ужаса. Тело казалось отаявшим. Оно было почти погребено под трупиками насекомых.

— Да вы с ума сошли, Маркус! Этому трупу по меньшей мере два месяца! Посмотрите, как много тут мусора!

— Час назад здесь было чисто. И тело выглядело лишь очень худым.

— Маркус, Маркус! Что вам за радость всех запугивать?! Ну я понимаю, вы человек одарённый, у вас могли бы иметься хорошие перспективы в науке. Бросьте вы ваше мрачное карканье! Скажите, как нам достать воду и выбраться отсюда! В конце концов вы можете уехать в Штаты, сделать карьеру. Да любой продюсер с руками отхватит вашу идею про этого мууру! Заработаете денег, пойдёте в науку. Только не надо нас всех мистифицировать! Скажите, что это не Франко!

— Давайте засыплем тело песком, — с плохо скрытым отчаянием предложил переводчик. — Это хоть и маленький, но жест уважения к Берелли.

Не дожидаясь ответа, он принялся ожесточённо врубаться лопатой в землю. Даже вещи Франко, которые в качестве доказательства принёс в лагерь проводник, не убедили профессора в том, что Берелли стал мууру! Он предпочитал придумывать свои теории! Ничего ему не объяснишь, этому замшелому материалисту!

Кондор был без лопаты и поэтому не принимал участия в погребении. Он стоял на краю ямы, держа руки на поясе, и с искажённым лицом смотрел вниз.

На краю каменной чаши возник крупный скорпион. Он поднял вверх клешни и застыл, словно раздумывал. Слабое дуновение ветерка бросило в него лёгкую пыль с лопаты Маркуса. Скорпион свалился вниз и побежал по камню, стараясь выбраться. Новым броском земли его опять сошвырнуло. Насекомое упало, перевернулось, снова встало на членистые ножки и взобралось на труп. Скорпион содрогнулся и осел. Следующим броском песка ему оторвало клешню и помяло панцирь. Хитин поплыл, как горячий воск. Растеклись внутренности. Всё это наблюдал профессор Мариуш Кондор. Ему стало очень дурно. Он отошёл от края ямы и согнулся, как от боли в желудке. Маркус же не видел этого и продолжал мерными бросками засыпать могилу Берелли.

— Давайте, моя очередь, — слабым голосом предложил профессор.

— Да стоит ли? — с сомнением ответил проводник. — Не так уж это трудно.

— Ну, как хотите, — согласился Мариуш. — Я думал, так правильнее.

Джок продолжил работу, а профессор стоял в стороне, отвернувшись и думая о чём-то своём.

***

— Дрянное дело, — согласился с Валентаем Джед Фальконе. Они сидели вдвоём на краю покинутого карьера и обсуждали те известия, которые Вилли по секрету поведал своему товарищу. В мистику Джед не верил, но в гибели Берелли более не сомневался. Оба так увлеклись обсуждением возможного исхода событий, что не услышали за спинами крадущихся шагов.

— О чём это вы тут болтаете? — с подозрением спросил Боб Мелкович. — Сокровище нашли?

Он грузно шлёпнулся на край ямы. Приятели не успели открыть рты, как земля поехала под ними. С криками все трое низверглись вниз.

— Чёрт! Мамочка! — невнятно ругался Мелкович, отплёвываясь от песка.

— Слезь с меня немедленно! — завопил из-под него Вилли.

— Что? — Мелкович потёр светлые брови, с которых сыпался песок. — Ты где, Валентай?

— Я под тобой, бестолочь! Ты сидишь на мне! Из меня завтрак просится!

— Да? — удивился Боб и пошарил вокруг руками. — А почему я ничего не вижу?

В яму поспешно спускались Кондор, Эдна и ещё несколько человек, привлечённые криками пострадавших.

— Помогите! — прохрипел Вилли, не надеясь более на разумность Боба.

— Где он, где? — засуетилась Эдна, разыскивая в кармане очки.

— Да что такое?! — недоумённо воздел руки Боб. — Чего все бегают?

Нэнси ухватила его за эти самые руки и так рванула, что здоровенный Мелкович слетел с Валентая, как с насеста, и укатился далее — вниз. Там он угодил в стопку пустых ящиков, приготовленных для находок, размолол их в щепу и остановился.

— Я думал, мне конец, — простонал Вилли, гребя руками и ногами среди песка, как раздавленная креветка. — У него зад цементный! А где Фальконе?

В карьере собрались почти все обитатели лагеря и бестолково тыкались в разные стороны, пытаясь определить, где засыпан Джед.

— Так, прекратите тут топтаться! — рассердился профессор. — Отойдите все назад!

— Давай, Аманда, иди сюда. — позвала Эдна, ползая на четвереньках по рыхлому песку. — Ты полегче. И ты, Калвин, иди сюда. Ты тоже полегче.

— Это что — оскорбление?! — возмутился Калвин Рушер, не трогаясь с места.

— Да вот же он! — обрадовался подошедший Боб и бесцеремонно — за руку — извлёк из песка Фальконе.

— Не трогай его, дурень! — крикнула Нэнси. — Оторвёшь конечность!

— Да как скажете! — обиженно пробубнил Мелкович и тут же выпустил бесчувственного Джеда. Тот упал, словно куль с мукой.

9
{"b":"132395","o":1}