ЛитМир - Электронная Библиотека

— Давай наслаждаться любовью! — с такими словами королева повалила в траву своего рыцаря и жадно приникла к его губам. Она хотела получить всё! Здесь и немедля! И более он уже не заикался ни о какой охоте.

Однако, часа через три, к удивлению Джиневры, есть всё же захотелось, а молока в кувшине более не появилось.

— Я же говорил: надо поискать добычу! — засмеялся Ланселот.

— Голыми руками разве будешь охотиться на зайцев? — спросила она.

— Ну, зачем же? Силки сплету из травы. — деловито ответил он, натягивая на себя рубашку.

Те зелёные туфли, что снова подарил ей Лесной Король, весьма мало подходили для шатания по лесу, поэтому Джиневра старательно выбирала, куда ступить. Она мало следила за окружающим лесом. Ей были нужны сухие ветки, а кругом всё буйно зеленело. Так и забралась в чащобу и остановилась лишь, когда почувствовала, как из лощины на неё потянуло холодной сыростью. Да, впереди было глухое и тёмное место. Но именно там стояли безлиственные сухие деревья, и Джиневра принялась осторожно спускаться по склону.

Под ногами шуршали старые листья и под подошву то и дело попадались чёрные гнилые обломки. Наконец, она достигла дна лощины. Кроме корявых деревьев с остатками прошлогодней листвы, глухая впадина заросла елями. Солнце сюда не проникало, и в этом месте царила холодная тень. Королева продолжила путь, обходя обросшие седым мхом осины, и вдруг наткнулась на ложбинку, в которой сохранился подтаявший, почерневший снег.

На снегу, привалясь спиной к пню, сидел безголовый мертвец, одетый в обросшие грязью латы. А рядом, под обломанным ракитовым кустом скалился безносый череп в расколотом шлеме и лежал щит — красная эмалевая четверть на серебряном поле.

— Вот ты где, сэр Гавейн… — невольно прошептала королева. Бедный рыцарь, чем завершился твой подвиг! Неужели ты встретил своего Зелёного Рыцаря, и он лишил тебя головы?! Всё наоборот, нежели в легенде.

— Что случилось? — встревожился Ланселот при виде королевы, которая возвращалась с целой охапкой дров.

— Ничего. — отвечала она. — Нет, правда, всё в порядке, Ланселот.

И далее старалась быть весёлой, чтобы не испортить ему удовольствия. Он действительно поймал добычу — на этот раз двух кроликов. Набрал всяких сьедобных корешков, принёс плодов — виноград и яблоки.

— Не пропадём. — ободряюще сказал он своей королеве.

Первый закат на Авалоне они встретили, сидя у берёз, на берегу, глядя на клубящийся сиреневый туман.

— Завтра мы пойдём туда. — показывал рукой Ланселот. — Кажется, я видел там развалины дворца, о котором ты говорила. Мне просто некогда было обследовать их, я спешил домой с добычей.

***

Утомлённая ночной любовью, Джиневра рано вышла из шалаша. Они оба ошиблись — им пришлось провести здесь ещё одну ночь. Но, сегодня они непременно отправятся на поиски эльфийского дворца — подальше от той чёрной лощины, где нашёл последнее пристанище сэр Гавейн, шутник, весельчак, баловень женщин.

Джиневра сняла с ветки, как с вешалки, и задумчиво надела зелёное платье. Сумеет ли она со временем забыть то, что видела? Вытеснит ли счастье Авалона эту чёрную занозу из её памяти?

На левой руке Джиневры завибрировал браслет, а потом принялся издавать курлыкающие звуки. Королева в изумлении уставилась на него, поскольку уже почти забыла, что никакой это не браслет, а наручный коммуникатор. Она думала, что у него давно сели батарейки. Хотя, может, никаких батареек в нём и нет.

— Да? — спросила она в большой изумруд, словно в телефон.

— Наяна, оставайся на связи, я лечу к тебе. — сказал сквозь помехи далёкий голос.

Она в растерянности огляделась. Как же так?! Как вторгся Аргентор в её сон?! Как можно совместить этот сказочный остров и технику будущего?

Она заметалась. Что делать? Предупредить Ланселота? Но, как объяснить средневековому рыцарю, что туристический сезон подходит к концу? А хочет ли она с ним расставаться? Мысли вихрем кружились в её голове, и ни одна не давала ответа на вопрос: как быть? Как объяснить, что сказать? В результате Джиневра не тронулась с места и осталась стоять, подобно соляному столбу, глядя на спускающуюся с неба фантастическую конструкцию. Поздно что-либо предпринимать — другая реальность уже здесь.

Глайдер, непривычно завывая и разгоняя траву Авалона, опустился на сказочное поле. Джиневра стояла, не в силах двинуться и только смотрела расширенными глазами на люк. Крышка сдвинулась и легко поднялась, тогда из машины выпрыгнул Аргентор, а следом Джек Бегунок. Они побежали к королеве. И вот Аргентор крепко охватил её руками.

— Прости меня, милая. — сказал он ей в ухо.

— Джиневра, что это?!! — раздался за её спиной крик — такой ужасный, что она невольно забилась в руках Аргентора. Тот так растерялся, что отпустил её.

Все трое — Джек, Аргентор и Наяна — смотрели, как от шалаша бежит Ланселот. Лицо юноши было бледно, глаза огромны, словно он увидал собственную смерть.

Он не добежал совсем немного, приостановил свой бег и начал медленно подходить, глядя только на Аргентора. Взгляд Ланселота становился безумным, и королева с болью ощутила, что за адский мрак сейчас накрывает его рассудок. Он был ей дорог. Она его любила. Она сделала так много, чтобы завлечь его к себе.

— А, вот и гости дорогие! — раздался со стороны весёлый голос. — А мы-то ждём-пождём! Уж думали, что сбились с дороги! Ну, заходите, кушать будем!

Все невольно обернулись на этот голос, и глазам всех четверых предстал Зелёный Человек. Он шёл от леса с кувшином и весело махал рукой, как будто в самом деле встретил дорогих гостей.

— Козу вот подоил. — радостно сообщил он. — Брыкается, зараза!

— Кто это? — растерянно спросил Аргентор.

— Это Зелёный Король. — невольно ответила Наяна.

— Это только временно. — отозвался тот, подходя. — На самом деле мы с Аргентором знакомы, просто я немного переменился во внешности. Меня зовут Муаренс.

Это известие, как громом, поразило королеву. Она закачалась и едва не упала на землю. Аргентор подхватил её. То же самое хотел сделать и Ланселот, но замешкал и опоздал. Теперь он оказался рядом с Аргентором, и оба мужчины неотрывно смотрели друг на друга. Они были поразительно похожи: два Ланселота с разницей в десять лет. И Джиневра переводила безумный взгляд с одного лица на другое.

— Что происходит? — наконец через силу выдавил Аргентор.

— Что ты сделала со мной… — помертвевшими губами едва прошептал Ланселот.

Слышать это было ей невыносимо больно. Он всё отдал ей — честь, славу, долг, принял поношение, позор, изгнание. И что ответить мужу? Что скажет ему неверная жена, изменившая ему со своей мечтой о сне? О сне, в котором он был Ланселотом!

Ей было нечего сказать. Рассудок разрывался. Они ей оба были дороги, и оба потеряны. А Ланселот не понимал, он всё ещё пытался вернуть её себе, он взял Наяну за руку и потянул к себе.

— Скажи, Джиневра, это просто сон? Ведь это просто страшный сон? Мне и раньше снились страшные сны. Я видел, как лежал я мёртвым на лесной поляне, и другой рыцарь сорвал с дракона рог…

Аргентор судорожно вдохнул и отступил, в ужасе глядя на своего двойника.

— Позвольте мне немного объяснить. — снова вмешался в дело Муаренс, и глаза всех обратились к нему.

— Дело в том, — заговорил он. — что всё происходящее реально. Абсолютно. Так же реально, как ваш космический патруль, как киборги, как эта Галактика. Вы уже, наверно, в курсе, что ваши сны, которые вы испытали десять лет назад, населяли Живые Души. Сны кончились, а Души остались. И вот некто предложил им заманчивую перспективу: он предложил бывшим участникам одного сна, а именно истории про Ланселота, снова вступить в игру. Но уже на новых, неизмеримо более выгодных условиях. Наверно, Джек уже говорил вам, что для Живой Души нет большей радости, чем участвовать в истории. Они просто обожают воплощаться в чей-либо образ. Это как бы жизнь. Но тут совсем иное дело — им предложили такой контракт! Им предложили обрести тело! Тело! Стать живыми! Настоящими людьми! Теми, чью роль они уже играли. О, это колоссаль! Я отыскал их всех. Во всяком случае тех, кого сумел. Джек, например, уже был занят. Да я бы и так не позвал его, он слишком полюбил своего господина. А вот Бракка согласилась. Жаль только, язык не удержала за зубами. А кто же вступил на место Ланселота? Не догадываетесь?

58
{"b":"132396","o":1}