ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Заглянув через край парапета, Моррис увидел подплывающую к основанию горы флотилию. С огромной высоты сто длинных суден, соединённых меж собой гибкими мостиками, казались занятной игрушкой. Едва различимы люди на светлом дереве палуб, они суетились, сворачивая паруса и вытаскивая из трюмов груз. Теперь до Морриса вдруг дошло, отчего Синнита все дни проводил у парапета, глядя на Сиварус — он ждал прибытия соотечественников. И вот они опоздали, теперь капитана накажут. Сначала будет суд, который, как уже понял Моррис, есть полная формальность, поскольку исход предрешён. Муаренс говорил, что капитанов за такое дело отправляют в переплавку. Моррис не видел переплавки и не знал, что это такое. Но догадывался, что ничего приятного в этом нет. Он уже убедился — Рушер садист.

— Ну что им стоило поторопиться? — с досадой проговорил Моррис.

Пророк был выше Морриса на полголовы. Он повернул к нему своё бесстрастное лицо и посмотрел на Стратега сверху вниз — впервые за всё время. Пророк был прекрасно осведомлён об участии Морриса в его поимке — Рушер в первый же день с удовольствием раскрыл перед пленником хитроумную комбинацию, при помощи которой его выманили из убежища, и глумливо поведал о роли своего нового слуги в этом деле. Но сибианы слишком высокомерны, чтобы выражать своё отношение ко всякого рода интригам. Синнита не удостоил Стратега даже презрения.

Если честно сказать, Моррису было жаль Синниту. Уж больно он хорош. Моррис вообще не думал, что так получится — он ждал, что поймают белого примата. Также жаль было и капитана. Рушер, козявка этакая, не может найти общий язык с такой расой! Дались ему эти мерцающие урзои, которых и без того во дворце завались. Они бегают, путаются под ногами с дурацким писком, гадят по углам и всё время дохнут без ухода. Сибианы их старательно выхаживают, откармливают, вычёсывают, а тут кто будет за ними бегать?

— Я попробую уговорить Владыку не казнить капитана. — пробормотал Моррис, сам не зная зачем — оправдаться, что ли, хотел перед пророком? Как будто он в самом деле виноват в опоздании флотилии!

Синнита опять повернул к нему лицо и ничего не ответил, только посмотрел своими яркими глазами. До чего же эффектен! Похож на памятник самому себе. Рушер, дурак, не вздумай его бросить в переплавку, а то вся планета восстанет!

Часть платформы отделилась и начала спуск вниз, как лифт. Спустя некоторое время она вернулась обратно, нагруженная множеством тюков, корзин, ящиков. Так доставлялись на борт дворца продукты, дань и всё прочее. Дворцовая прислуга — мелкие и нестрашные синкреты — торопливо разгружали лифт для следующей отправки. Послышалось мелодичное чириканье этих несносных мерцающих урзоев. Клетки с новой сотней дорогостоящих зверьков относили в сторону и небрежно ставили одну на другую, даже роняли. Пугливые зверьки жалобно пищали.

Платформа снова ушла вниз, и вот с очередной партией груза поднялся капитан флотилии. Он ответит перед Рушером за опоздание. Стражники встретили его, грубо схватили за руки и потащили во дворец.

— Ну-ну, потише там! — прикрикнул на них Моррис — его раздражала эта тупая агрессия. Его послушались — всё же приближённый Рушера. И Моррис с довольным видом повернулся к сибиану: властью Главного стратега он всё же наводил тут порядок.

Глаза пророка неотрывно смотрели вслед собрату, но прочесть что-либо в этих пронзительных синих глазах было невозможно — ни горя, ни сожаления, ни просто печали.

— Я поговорю с Рушером насчёт этого… — пробормотал Моррис, уязвлённый полным невниманием к своей персоне.

В ответ ни слова, но длинные пальцы Синниты медленно потянулись к плечевой застёжке, и мягкий белый плащ пророка осел на гладкую фиолетовую поверхность платформы.

***

— Не надо просьб. — холодно ответил Рушер. — Закон есть закон. Если каждый будет нарушать его, то совсем порядка не будет.

Моррис огорчённо отошёл от трона. Его осторожная просьба о снисхождении к капитану была оставлена без внимания.

Стражи окружили двоих сибианов. Один — пророк Синнита, второй — капитан. Он стоял с виновато опущенной головой и молчал.

— Ты знаешь закон. — сказал ему Рушер. — Опоздание наказуемо. Другим в науку.

— Владыка Рушер. — с изящным поклоном вмешалась Алисия. — Позволь говорить.

— Ну говори. — отозвался Владыка.

— Вели этому капитану поднять голову. — попросила она.

"что за глупости?" — подумал Моррис, и удивился, когда капитан ещё больше сгорбился. Они такие обычно гордые, эти сибианы. Вон Синнита — стоит и даже не трепещет.

— Подними голову. — строго приказал Рушер. — Смотри мне в глаза.

Но тот и не подумал повиноваться, тогда стражник-синкрет тут же схватил его за волосы и запрокинул ему голову.

— Ну и что? — не понял Рушер.

— Посмотри на него, Владыка: кто это. — раскидала в глубоком приседании свои пышные юбки дама-Инквизитор.

Рушер посмотрел и снова ничего не понял. На его лице появилось выражение подозрительности, как будто он подумал, что его дурачат.

"Так и не понял!" — догадался Моррис. Сам-то он узнал Боба Мелковича — уже видел его в таком виде. Сначала в пещере, где все спали, потом на флотилии во всевидящем озере. Боб действительно изменился. Так вот, значит, как — он командует флотилией! Неплохая должность, но очень уж ответственная — вот почему сибианы опоздали.

— Ну, я жду! — резко проговорил Рушер.

— Это же Мелкович! — подобострастно сообщила дама-Инквизитор.

Рушер удивился:

— Вот как?

Он подошёл поближе.

— Он похож на Мелковича, но не Мелкович. — проговорил Владыка.

— Он, он, Владыка Рушер! — поспешно заверила его Алисия. — Я специально узнавала.

Моррис был в досаде: ведь это он рассказал Алисии про изменения, происшедшие с Бобом — она сама знать этого не могла, потому что не проснулась от своего волшебного сна. И вот теперь так ловко воспользовалась информацией, оттерев Морриса в сторону. А он прозевал момент, не понял её игры.

— Как он сделался похожим на сибиана? — недоумевал Рушер.

— Это сон, Владыка, волшебный сон в пещере додонов. — тут же вставил реплику Стратег, перехватив яростный взгляд Алисии. — Примерно так же, как и Фаридом, когда тот приобрёл себе обезьянью физиономию. Это происходит в случае внезапного прерывания сна.

— А ты откуда знаешь? — подозрительно уставился на Морриса Владыка.

— От своего Спутника. Я во сне о многом расспросил своего Спутника. Живую Душу.

Алисия молча пошла пятнами от злости — опять Красавчик её обставил!

— Н-да, Мелкович у нас теперь капитан флотилии сибианов. — задумчиво проговорил Владыка, обходя бывшего сокурсника и осматривая его наряд.

— Почётная должность, Боб. — покачал он головой. — Но чреватая. Вот ведь задачку ты мне задал, Мелкович. По закону я должен тебя бросить в переплавку — за опоздание. Рассчитываешь на снисхождение? Ну, ладно, отложим этот вопрос, я рассмотрю твоё дело позже.

Зоркий Моррис заметил как при этих словах Владыки чуть дрогнули ресницы Синниты, и пророк искоса глянул на Мелковича.

— Я не просил тебя о снисхождении. — с великолепным презрением ответил Боб.

Этот нелепый и откровенно пошлый стиль вызвал у Морриса раздражение. Боб, идиот, он не понимает, что здесь всё серьёзно. До него ещё не дошло, каково могущество Рушера. Он ещё не понял, что звание Владыки — отнюдь не пустой звук, а настоящее положение вещей. В какие бы игрушки Мелкович ни играл в своём сне, здесь всё иначе — все козыри на этой миленькой планетке в рукаве её создателя. Он здесь полный хозяин.

— Владыка Рушер, позвольте говорить. — почтительно обратился Моррис к Владыке.

— Что-то вы сегодня очень разговорчивы. — заметил тот, но всё же позволил.

— Мне кажется, Боб Мелкович не понимает, с чем играет. Не показать ли ему место переплавки?

— Ты думаешь, Моррис? — чуть усмехнулся Рушер. — А я вот как раз думаю, может, нам перевербовать Мелковича? Как роз согласно твоим прежним предложениям. Как ты говорил: героев надо подставлять. Так что, пожалуй, Синниту мы отправим в переплавку, а Мелковича отправим обратно к сибианам служить двойным агентом, как Фарид.

22
{"b":"132397","o":1}