ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ты подонок, Рушер. Тварь последняя. Ублюдок. — с отвращением бросил Мелкович.

— Вот как? — холодно осведомился тот. — Тогда иное дело, тогда на первый этаж обоих. Живо!

Владыка скорым шагом направился на выход, но тут из-за одной колонны навстречу ему выбрался Фарид — он подслушивал тайком. Последние слова Рушера, громом прокатившиеся по всему залу, лишили Гесра осторожности — самые худшие его опасения сбывались. Бледный от ужаса, он заступил путь Владыке и, не находя слов, просто панически затряс руками и отчаянно замотал головой.

— Тебе чего? — раздражённо бросил Калвин. — Иди и тоже погляди. Тебе полезно. Чтобы иллюзий не имел.

Он стремительно покинул зал.

Алисия была бледна. Моррис тоже чувствовал себя неважно — всё же именно он своей попыткой спасти Мелковича его же и подставил. Сам Мелкович тоже был бледен, и только Синнита, молчаливо присутствующий при всём этом разговоре, был спокоен.

Во дворце Рушера лифт был один — тот, что снаружи, на нём поднимали всякое барахло. В плавильню же входа не было, и выхода, соответственно, тоже. Это было полностью изолированное помещение. Попадали туда через специальную комнату в дворцовых покоях, которая являлась ничем иным как межпространственным переходником. Для перемещения заходят туда, закрывают двери, и тут же открывают — и оказываются в плавильне. Ни Моррис, ни Алисия ни разу не посещали это место и не знали, что оно из себя представляет. Но, судя по множеству разговоров о ней, лучше туда не попадать.

За всё время, пока пленников вели к переходнику, пророк и Боб не перекинулись ни словом. Они шли вровень друг с дружкой такие похожие — рослые, плечистые, беловолосые сибианы. Синнита — весь в белом, а Мелкович в красно-коричневой кожаной одежде моряка. Стражники-синкреты конвоировали их и не было ни малейшей возможности ускользнуть из этого плотного окружения. Моррис едва поспевал за ними, Фарид тоже не посмел ослушаться Владыку и тащился следом. Он был совсем плох: губы тряслись, глаза на мокром месте.

Правду сказать, Моррис вовсе не хотел узнавать, что это за дело такое — плавильня. Он гадал, что предпримет Рушер. Может, просто попугает? Не может же он в самом деле казнить своего бывшего однокурсника? Теперь Моррис жалел, что так хорошо справился со своей задачей. Откуда ему было знать, что Белый Монк не обезьяна-альбинос?

Вся процессия вошла в просторное помещение переходника. Рушера с ними не было.

Синкреты встали у входа, Алисия с Габриэлом расположились у одной стены, пленные — у другой. Сибиан быстро глянул на Боба, как будто искал в нём признаки малодушия. Мелкович действительно был бледен и мрачен.

Двери на мгновение закрылись и тут же снова распахнулись, но вид, который открылся в проёме, был уже иным. Роскошная обстановка дворца испарилась, открылся вид на полутёмный, широкий коридор, в конце которого был свет и угадывалось обширное помещение.

Пройдя арочным выходом, два пленника и их сопровождение вышли в огромный зал, разделённый на два яруса. Верхний ярус представлял собой две металлические рифлёные платформы, ограждённые перилами — очень похоже на заводское оборудование, никаких украшений, никаких излишеств — всё просто и функционально. Просторные платформы располагались напротив по обе стороны круглого помещения, на каждую выходила арка. Была ещё одна платформа — небольшая, похожая на балкон, она располагалась у другой стены. Стражники поставили пленных у перил и окружили их полукругом, Алисия и Моррис прошли следом и встали у стены.

Очевидно, плавильня располагалась в основании горы — помещение представляло собой огромную полусферу со сводчатыми потолками, стены её имели вид природного камня, из какого состояли горы Рорсеваана — глубокий, бархатный синий цвет. В сочетании со светлым металлом платформ и пола это давало ощущение предельно компактной и по своему элегантной простоты.

На балкончик справа вышел сам Владыка Рушер. Кажется, за недолгое время своего отсутствия он снова пришёл в прекрасное настроение и выглядел довольным и торжествующим, насколько это возможно при его обычно хмурой физиономии.

— Ну что, Синнита, не настало время пророчеств? — с усмешкой спросил он. Он стоял на балкончике в своей обычной тёмно-фиолетовой одежде, нисколько не изменивший своего облика своей таинственной магией. Всё такой же тонкий и невысокий, только выражение лица иное. Это уже не прежний Калвин — немного забавный, немного противный. Его лицо заострилось, глаза приобрели цепкое выражение, скулы выделились. Он явно чувствовал себя хозяином положения. Но Моррис заметил, что Владыка чего-то ждёт.

— Да. Настало. — наконец, разомкнул губы сибиан. — Настало время исполнения пророчеств. Что ты хочешь знать, Рушер?

Моррису не было видно выражения лица сибиана, но в его ровном голосе звучала тонкая насмешка. Да что же они оба сегодня взялись дерзить Владыке?! Думают, это игрушки всё?! Моррис молчал и держался в тени — он пытался помочь и тому, и другому, но всё же своя шкура дороже.

Владыка потемнел от гнева, веки его затрепетали.

— Действие первое! — провозгласил он и резко хлопнул в ладоши.

На противоположную платформу тут же выбрались из арки стражники. Они тащили большие закрытые клетки. Установили их вплотную к ограждению и сняли часть перил. И застыли в ожидании приказа.

Что пряталось в ящиках, видно не было — в металлических имелись только мелкие дырочки. Но сами ящики подрагивали, и ясно, что в них прячется что-то живое.

— Сегодня у нас несколько иная технология. — любезно сообщил Рушер, обращаясь к зрителям так, словно устраивал увлекательную экскурсию по заводскому производству. — Работаем медленнее, но качественнее.

Он явно наслаждался производимым впечатлением: эффектно поднял руки в воздух, с улыбкой посмотрел на посетителей и звонко топнул по полу. На первом ярусе что-то зашуршало — звук был металлический.

— Да вы смотрите, не стесняйтесь. — радушно пригласил своих гостей Владыка, и стражи тут же удалили заграждение перед Синнитой и Мелковичем.

Внизу раздвигался металлический пол. Половина его оставалась неподвижна, а вторая часть складывалась и расползалась в стороны. Открылся круглый бассейн, наполненный густой розовой массой, похожей на студень. Масса секунду-две оставалась неподвижной, затем начала пузыриться и вспучиваться.

— Я думаю, вы уже догадались, для чего это нужно. — заметил Рушер. Он сделал знак другой стороне, и корявые здоровенные стражи тут же открыли два контейнера. В одном находилось странное животное, напоминающее крокодила, а во втором скрывался аллерс. Его сиреневое лицо было перекошено от ужаса. Крылья птице-человека были аккуратно обмотаны прозрачной лентой.

— Как тебя зовут, аллерс? — с притворным участием спросил Рушер.

Тот с ненавистью глянул на него и не ответил.

— Вот какие мы гордые. Но это ненадолго, уверяю тебя. Кстати, не хочешь напоследок спросить какое-нибудь пророчество? Вот, тут у нас пророк — Синнита Белый.

— Нет! — крикнул аллерс. — Ты промахнулся, Рушер! Синнита — белый примат! Мне жаль тебя, сибиан, но я счастлив, что ты не Синнита!

— Что за планета! — пожал плечами Рушер. — Сплошные герои! Да, настало время героев, как говорил Синнита. Знакомься, сиреневый, — перед тобой герой.

Аллерс посмотрел на Мелковича и ничего не сказал.

— Не впечатляет? — усмехнулся Владыка. — А между тем это действительно герой, правда, бледный что-то очень. Кажется, до него доходит, что он подоспел как раз к финалу, к чудному концу грандиозного пророчества о герое сибианов. Мне даже жаль, что всё так просто завершилось. Нет, Мелкович, весь ты не умрёшь — твои кусочки будут работать на меня в разных сочетаниях. Возможно, я даже сформирую целый отряд из твоих фрагментов и назову его твоим именем. Ну ладно, это потом, а сейчас банька уже согрелась. Приступайте.

23
{"b":"132397","o":1}