ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Тщетны были попытки что-либо разглядеть в кромешной тьме внизу. Но, догадка была верной — горы Зинтареса действительно оказались полыми. И как туда попасть?

— У меня создается впечатление, коллега, что вы только что распылили лифт в эту бездну. — любезно сообщил Аргентор.

— У меня тоже. — признался "коллега".

Из темноты ничем не пахло. Это значит, что атмосфера внутри горы стерильна. Как увидеть, что там внизу?

Некоторое время Ааренс и Аргентор развлекались тем, что поджигали молнией засохшие растения и бросали эти импровизированные факелы в дыру. И вскоре были обнаружены хозяевами горы — на вершину горы поднялись несколько сибианов.

Все вместе они опять кидали вниз факелы. Потом спускали их на веревках. Судя по всему, кислород в помещении был. Но, увидеть в таком слабом свете ровным счётом ничего не удалось.

— Ну, хватит, — Аргентор вытер руки, — скоро Рушер нас увидит и припрётся. Придется тебе, Ааренс, все-таки позвать Маргиану.

Ааренсу страшно не хотелось, но деваться некуда — пришлось отправиться на Ларсари.

***

Маргиана спустилась вниз на малой тяге с факелом, а все остальные, свесились над дырой, чтобы видеть, что будет.

— Не закрывайте свет! — крикнула она, и тут вдруг появился свет. Всё обозримое пространство внутри горы залилось ровным свечением.

Зрители увидели, что Маргиана зависла внутри глубокого прозрачного цилиндра — на разных его уровнях в стенках имелись овальные отверстия. Судя по всему, это действительно была лифтовая шахта. Всего отверстий было девять.

Теперь, когда стало светло, Героям пришло в голову, что внутри горы находится какой-то завод или лаборатория. За прозрачными стенками шахты виднелись многочисленные прозрачные переборки, уходящие далеко вглубь горы.

Маргиана выплыла наверх и, усевшись на краю рядом со всеми, поделилась соображениями. По её мнению, не следует сейчас продолжать обследование данной горы, а надо срочно найти способ войти в другую такую гору, где не испорчено подъемное устройство. Внутри всё очень интересно, но ей не хотелось бы проводить обследование в одиночку. Ведь в такой горе вполне мог разместиться средних размеров городок.

Решено было последовать этому совету, потому что сейчас важно найти способ быстро укрыть население архипелага внутри их же островов. Так они отправились на следующую гору. Ааренсу пришла в голову мысль: если Маргиане удалось голосом включить освещение, то, возможно, так же легко открывается и вход. Похоже, Рушер делал эти острова ещё в то время, когда конфликта с планетой ещё не было и в помине. Потом просто оставил преграду, чтобы жители зелёных гор не сумели проникнуть в помещения.

Ко всеобщей радости и удивлению, разгадка обнаружилась быстро. Лифт и в самом деле управлялся голосом. После нескольких проб нашлись нужные команды. Подъемник приходил в движение по слову "вниз!". Останавливался по кодовым словам. Они были разные. Он повиновался и слову "стой", и слушался команды "на такой-то ярус!", "подъем!", "наверх!", — это все воспринималось, только произносить надо с нажимом.

Внутри ярусов находились прозрачные перегородки. Это и в самом деле были лаборатории. На всех островах, во всех горах — везде однотипно устроенные помещения. Были высокие аквариумы, были огромные и совсем маленькие кюветы. Были термостаты. Много пространства, много света. Все в рабочем состоянии, и всё простаивало.

Никаких материалов не сохранилось. Все чисто и стерильно. Видимо, Рушер создал эти лаборатории с какой-то целью, а потом просто использовал в качестве островов для сибианов.

Ааренсу удалось вызвать к деятельности огромные панорамные экраны. Все увидели океан, по которому плыл архипелаг, и зелёные горы со всех сторон. Также обнаружились подъемники воды. Это оказались высокие, тоже прозрачные, полные струящейся воды, цилиндры, начинающиеся у пола нижнего яруса и уходящие в потолок яруса верхнего. Так, очевидно, доставлялась вода в бассейны, аквариумы, в лаборатории, а также на поверхность горы. Там вода растекалась на ручьи и питала растения.

Это была первая встреча со следами творческой активности Рушера. Всё поражало грандиозностью. Не здесь ли он выводил населявшие океаны существа? Рыб, гигантских эйчварсов — все странные и своеобразно красивые виды?

Вода, предположил Ааренс, собиралась из испарений — как-то сгущалась в тучи под днищем острова и перекачивалась в цилиндры. Понятное дело, для лабораторных работ требовалась чистая вода, не загрязненная биоматериалом.

Теперь, когда убежища для сибианов нашлись, пришла пора приступать к эвакуации. На каждой горе было снято ограждение. Жителям архипелага объяснили, как пользоваться подъемниками, и объявили спуск внутрь гор населения всего Зинтареса. Необходимо упрятать всех, забрать запасы пищи, необходимые вещи.

Это было отменное укрытие. По крайней мере, до тех пор, пока Рушер не догадается, куда подевалось население. А для того, чтобы думать ему было некогда, необходимо поискать новый способ уничтожения киборгов. Возможно, теперь он использует не бомбы, а что-то другое. И ещё неизвестно, что за оружие представляет собой дракон Муаренс — наверняка именно он возглавит набег на летающий архипелаг.

ГЛАВА 20. Дворцовая шпиономания

В тронный зал дворца на Рорсеваане давно никто не заглядывал. Делать там было нечего, потому что озеро перестало повиноваться, и трона больше не было.

Дыра в потолке мало беспокоила Рушера. Он, похоже, и забыл о ней. Он вообще был на диво хладнокровен. Это и удивляло Алисию. И беспокоило тоже. Что-то уж больно быстро он остывал после своих неудач, которых у него хватало. Владыка давно уже не спрашивал у неё совета, да и предложить было нечего. Она сама удивлялась: чего ради он терпит их с Моррисом. Разве что, ему доставляла некоторое удовольствие беседа с ними за едой. Но, в последнее время Рушер и за столом не появлялся — Фарид подсовывал ему еду в лабораторию.

Однажды Рушер, недовольный, что его оторвали от работы ради такой чепухи, как еда, проронил, что надо найти время подумать над новым метаболизмом. Это будет, как он высказался, гораздо рациональнее, чем всякий раз восполнять энергию за столом.

Теперь Алисия с Моррисом одни коротают время за пышными трапезами, где еда в горло не лезет. Красавчик небрежно ковыряется в тарелке золотой вилкой с алмазной инкрустацией и смотрит всё время куда-то в сторону. Задумчивость его не красит совершенно. Потом небрежно кидает салфетку и удаляется к себе, так и не сказав ни слова. Алисия остаётся одна. Напрасна высокая причёска, напрасны великолепные наряды.

А Фарид вообще пропадает все время на кухне, где чуть ли не спит. Или шатается со своими урзоями, весь в облаке цветочного аромата. Урзои его обожают. Похоже, он всем доволен.

Большую часть времени Алисия проводила в своих роскошных покоях. Рушер по-своему был щедр. Он отдал ей все залы, какие она пожелала, и больше ею не интересовался. Она бродила там — прекрасная королева Алисия. Красивая, как мечта айсберга. Делать было нечего. Занятий не имелось.

Раньше она хотя бы участвовала в совете. Им с Моррисом не запрещалось пользоваться всевидящим озером, и она часто рассматривала планету, как с высоты птичьего полета, так и в мелких подробностях.

Давно прошел восторг. Она более не любовалась зрелищем фантастически прекрасных океанов, удивительных обитателей континентов и дрейфующих островов. А потом, когда Озеро испортилось, это стало невозможно. Алисия заперлась в своих покоях, где умирала от скуки. Всё опротивело: и купаться в роскошном бассейне, и надевать наряды, которые все никак не кончались. Она валялась то в одной спальне, то в другой.

59
{"b":"132397","o":1}