ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну, как не помнить! Ты думаешь, Берайя потом молчал про свои проказы? Он всему Иерусалиму разболтал про мудрость Соломона, который в споре победил царицу Савскую. А потом ещё рассказывал эту историю, как анекдот, всем послам.

— А загадки — его идея? — осенило Маргит.

— Какие? А, про семь да про девять? Да, это он придумал. Вторая, я помню, была про дурную бабу, которая вздумала удивлять своего отпрыска игривыми намёками на некоторые особенности его происхождения.

— Вот мерзавец. — уже невесело сказала Маргит.

— Перестань. — мягко ответил Соломон. — Я же говорил тебе: пустое.

Она смотрела на него и вспоминала, каким видела его недавно. Какое неистовство скрывал в себе царь Соломон, какие страсти прятались за этим гладким лбом, за этими глубокими глазами, за этой скрытностью опытного мужа, за этой властью над собой.

Он очаровывал её безмерно, он пьянил её своей тайной, он приводил её в тоску своей сдержанностью, он убивал её своим молчанием.

— Ты уезжаешь завтра? — проронила она, не в силах более сдержать в себе вопрос.

— Да. — кратко ответил он, глядя в сторону и не делая попытки даже взять её за руку.

— Ты был прекрасен, Соломон. — с горечью сказала царица Савская. — Я буду помнить эту охоту. Наша встреча была самым большим чудом в моей жизни.

— Поехали со мной. — сказал внезапно царь. — Что тебя держит? Ты покинула Сабею, покинь и Аксум.

— Ты зовёшь меня с собой? Куда же?

— В дороге всё узнаешь. — уклончиво ответил Соломон.

Глава 15

Крутые склоны Эфиопского нагорья, серебряные шапки вершин, холодные ручьи и реки. Высоко над морем лежит эта часть страны, здесь и днём не жарко, а ночью — холодно.

Экспедиция Соломона движется узкими долинами меж высоких гор. Иногда приходится взбираться выше и пробираться крутыми склонами по бездорожью. Здесь есть немногие селения, но большей частью горы безлюдны.

Кажется, лишь царь знает, куда идёт караван, а прочие лишь повинуются его воле. В отряде сорок человек — все преданные Соломону люди: безмолвные работники и воины. Они делают своё дело спокойно и уверенно, словно знают, зачем они тут и каков итог этого пути.

Дорога всё время шла на запад, как говорил царь: к высокогорному озеру Тан, где жили давно отколовшиеся от израильского народа потомки Данова колена — фалаши.

— Как ты решился оставить Иерусалим надолго? — спрашивала царица Соломона.

— Берайя очень похож на меня. — отвечал тот. — Я оставил его регентом, и он будет править с той же твёрдостью, что и я.

— Что думаешь ты найти у озера Тан? — снова задавала вопросы Маргит. — Я же знаю, что ты просто так не пустишься в долгое путешествие.

— А что говорил твой дядя?

— Он полагает, что ты нашёл золотые копи. — призналась царица.

— Ещё не нашёл, только думаю найти.

— У тебя достаточно богатств. Я слышала, что твои караваны ходят в дальние страны и вывозят медь, олово, серебро, свинец, железо. Говорят, у тебя есть немало золотых месторождений. Из того же Офира твой слуга Хирам возит песок и самородки. Разве мало у тебя слуг, что ты сам отправился в такой поход всего с сорока воинами? Как ты будешь вывозить то золото?

— Твоя догадливость меня утомляет. — усмехнулся Соломон. — А что ты сама думаешь по этому поводу?

— Я полагаю, ты нашёл не золото. Я думаю, ты нашёл алмазы.

— Для чего же мне алмазы?

— Это самая твёрдая порода в мире, с их помощью можно обрабатывать драгоценные камни, металлы и твердейшие горные породы, вроде базальта, гранита и обсидиана.

— Не зря говорят о твоей учёности. Иногда мне кажется, что ты не женщина, а мудрец в собрании мудрецов.

— Я про тебя тоже немало слышала. Говорят, ты беседуешь с птицами и зверями?

— Есть такое.

— А ещё говорят, что ты повелеваешь демонам преисподней и ангелам небесным.

— И это правда. — подтвердил Соломон. — Что ещё?

— А ещё, — рассердилась она на то, как он её дурачит. — я слышала, что ты построил летающий корабль и подарил его царице Савской!

— Кто сказал? — насторожился царь.

— А вот есть один такой звездочёт и заклинатель — Иоханан-бен-Барак!

— Так это он разболтал про воздушный корабль?! — воскликнул царь. — Старый дурак! Вернусь обратно, прикажу снести ему башку! Как ты встретилась с ним, он же отправился в Идумею?!

Царица догадалась, что проговорилась: ведь встретиться с Иохананом она никак не могла.

— Я зря наговорила на человека. — небрежно отозвалась она, видя, что Соломон и в самом деле рассердился. — Не он сказал это, я слышала эту байку по дороге в Аксум. А старого болтуна я упомянула лишь потому, что до меня дошли известия о том, какие сплетни он распускает про меня.

— Ещё одна причина отправить его к праотцам. — проворчал царь, но было видно, что он уже не столь сердит.

— И всё-таки, дым без огня не бывает. Скажи, есть у тебя воздушный корабль? — невинно осведомилась Маргит, посмеиваясь про себя над нелепой сказкой.

— Так вот всё тебе и расскажи. А если есть, то что?

— Так почему же мы движемся по земле? — изумилась она, на мгновение поверив, что его гений в самом деле способен родить воздушный корабль.

— Думаешь, ты одна желаешь проникнуть в эту тайну? — ехидно осведомился он. А потом пришпорил своего коня и пустился вперёд, оставив царицу Савскую осмысливать сказанное.

Вот это да! Опять он её одурачил! Иной раз кажется, что он шутит, а оказывается, что говорит серьёзно. В другой раз что-то излагает, она слушает, разинув рот, а он смеётся над ней!

Царица бесшумно засмеялась над собой, спрятав лицо в полу плаща. Поверила, словно какой-нибудь Иоханан-бен-Барак! Это же Соломон! Он стал на десять лет старше, но вкуса к шуткам не утратил! Воздушный корабль, надо же!

Это был первый день их путешествия по эфиопскому нагорью. Покинув Аксум, караван направился на юго-запад. Калеб пытался подсунуть своему царственному гостю проводников-шпионов, но Соломон с достоинством отклонил услугу — ему не нужны были соглядатаи. Поэтому муккариб обрадовался, узнав, что с израильским владыкой отправляется в дорогу его племянница Шеба. Тут он стал очень серьёзен и уважителен — родная кровь как-никак!

И вот уже целый день они в пути. С отрядом сотня лошадей, везущих всадников и поклажу. Несколько раз устраивались привалы, а потом караван снова двигался. Вокруг была изумительно прекрасная местность. Горные склоны сплошь поросли зеленью. По берегам рек паслись газели и антилопы. Выходили хищники, путешественники видели леопардов и горных львов. Носились стаи мартышек, бабуинов, гамадрилов. Кишели в воздухе птицы. Да, путешествие по этой стране было многообещающим.

Ни о чём более Маргит так не мечтала, чтобы ехать вот так с Соломоном неизвестно куда. Длинен или короток будет путь. Пусть лучше длинен, чем короток. Потому что понимала она, что однажды всё кончается. Она не может быть его женой — это после того-то, как про неё уже распустили в Иудее и других странах такие гнусные слухи и сплетни! Вздумай царь, даже такой могущественный, как Соломон, утверждать свою волю подобным образом, вспыхнет мятеж. Одно дело — безликие жёны-язычницы, другое дело — известная всему древнему миру царица Савская! И всё же она так и не дозналась, что у него за планы — он всё так же скрытен и подозрителен.

Она поторопила лошадь и нагнала царя. Он ехал во главе отряда, осматривая местность и ища какие-то только ему известные приметы. Иногда он сверялся с каким-то старым пергаментом, текст которого был явно на незнакомом Маргит языке.

— Устала? — спросил он так просто, словно не было между ними всех мелких инцидентов пути. — Скоро разобьём ночёвку.

45
{"b":"132398","o":1}