ЛитМир - Электронная Библиотека

— Но это же невозможно! — изумился Моррис. — Это противоречит физике! По всем законам планеты не должны кружить вокруг фокуса да ещё точное число витков!

— Почему же невозможно, когда так оно и происходит? — возразил архивариус. — Так оно и бывает все те годы, что длится война. Иначе просто времени не хватило бы на перелёт туда и обратно и на военные действия. Прошлый раз с Псякерни к нам прилетали, теперь же мы отправимся в полёт. О, нынче ожидается большая драка! По древнему пророчеству возвращение Цицерона сулит поистине грандиозную войну и полную победу наших. Я буду последним архивариусом, который закончит статистические таблицы и подведёт итог.

Люди были в сомнении, они смотрели на рисунок и не находили, что сказать старичку, который явно был горд своей неприметной, но великой миссией.

Между тем кот-архивариус собирал свои бумаги, складывал чертежи, сворачивал свитки — всё это он засунул в футляр, который достал, сбегав в свой подземный бункер. Засунул в пенальчик стёртые карандаши, линейку, ластик и точилку. Застегнул крышечку и повесил пенальчик на свою худую шею. Наконец, Культяпкин перекинул лямку длинной торбы через плечо, поправил очёчки и, сидя на заду, приставил переднюю лапу с оставшимися двумя пальцами к высокому лбу.

— Я готов. — просто сказал он.

Глава 5

Мотоциклы снова со сдержанным гудением прорывались сквозь ночную тьму. По дороге они попали на широкую полосу, по которой не столь давно проходила миграция яйценосных животных. Вытоптанная трава ещё не поднялась — по ней были размазаны тонны навоза. Путь кукумачей и ворукачей прямо-таки светился жидким блеском под длинными лучами с востока и пах очень крепко. Животные шли здесь огромными стадами, друг за дружкой.

— Куда-то мы не туда заехали. — озабоченно проговорил Заннат, остановив свой мотоцикл. — Если мы сейчас покатим по этому, то сами будем в нём по уши. Нас забрызгает с колёс.

Никому такая перспектива не нравилась, даже Цицерону, который сам умел делать кучки не хуже иного кукумача.

— Давайте проедем стороной. — предложил кот-архивариус. — Они шли в своё убежище в горах, где пережидают утро. Это глубокие пещеры, уходящие далеко вниз, а сверху это небольшая каменная вершина. Мы можем объехать её. Кстати, там я покажу вам наскальные рисунки древних квази.

Предложение всем понравилось, и мотоциклы взяли вправо, погнав вдоль источающего миазмы пути.

Вскоре в рассеянной слабыми лучами Джарвуса-2 темноте забрезжила коническая вершина скалы — к ней и шла прямая, как стрела, дорога. Кукумачи с ворукачами, наверно, были крупными животными, поскольку они даже не обходили густые заросли, а просто проламывали путь через них. Местами на земле лежали деревья, растоптанные копытами в тряпки.

— Стороночкой, пожалуйста! — указывал когтистым пальчиком Культяпкин, сидя перед Моррисом. Он почему-то считал его главой экспедиции.

Оторвавшись от благоухающего чудными запахами пути, гости обогнули скалу с высоким тонким верхом и рассевшимся низом. Навозная дорога уходила прямо в гору — в полукруглую щель у самой земли. Ни одного животного видно не было, так что оставалось только гадать об их внешнем виде.

— Вот уж, наверно, там внутри авгиевы конюшни! — предположил Заннат.

— Нет. — подал голос ослик. — Мы с Максютой всё хорошо продумали: кукумачи с ворукачами хорошенько прочищают желудки перед впадением в спячку. Так что, весь навоз остаётся на земле и уходит в почву с первым же дождём. Экосистема просто идеальна.

— Ну ладно, уже легче. — проворчал Заннат.

Культяпкин между тем соскочил с мотоцикла и побрёл, волоча хвост, через густую нетронутую траву к скале. Лапой он придерживал свой драгоценный футляр с бумагами — так странно было видеть этого прямоходящего кота с высоким лбом и в очках.

Низ скалы имел вертикальные стенки примерно до высоты человеческого роста — это была довольно ровная поверхность, вся покрытая выбитыми изображениями.

— Древнее наскальное искусство. — с почтительным восторгом сообщил Культяпкин. — Так наши предки передавали своим потомкам сведения о мире. Потом уже была изобретена письменность.

Фонарь Инги осветил широкими концентрическими кругами поверхность скалы, отчего архивариус издал неясный звук и задвинул тёмные очки на переносицу.

По всей стене располагались корявые изображения, выбитые по контуру. Судя по мелким блестящим вкраплениям, камень был очень твёрд.

— Кремний. — безошибочно определили археологи-недоучки.

Да, это был титанический труд — всю огромную скалу по основанию охватывали полосы стилизованных рисунков — они изображали жизнь квази-котов на райской планете.

— Идёмте дальше. — почему-то шёпотом позвал Культяпкин. — Я покажу вам картины творения!

С другой стороны скалы обнаружились более крупные изображения — очевидно, первые ваятели не жалели места, чтобы увековечить важные для потомков сведения. Это была своего рода наскальная Библия квази-котов. Два кота ходили по пустой земле и создавали виды. Один кот побольше — полосатый, второй поменьше — они держали в передних лапах нечто вроде рога изобилия, а оттуда выходили многоногие животные, похожие на длинную корову, и коротконогие животные, похожие на жирафов.

— Сотворение кукумачей и ворукачей. — почтительно сообщил Культяпкин.

Новые виды так и пёрли из творческого жерла — это напоминало шествие животных к Ноевому ковчегу. Судя по их количеству, гости ещё очень мало повидали на Скарсиде. Большинство им были неизвестны, зато они сразу узнали идущих парами лильмобла с самкой и супружескую пару гудноглов.

— Кто из этой пары самец, а кто самка? — поинтересовался Заннат.

— Две ноги — одно животное. — буркнул Цицерон, отлично расслышав насмешку.

— Тогда где самка? — удивился Моррис.

— Не надо самку. — мрачно отозвался осёл. — Они плодятся почкованием.

— А к чему этот усечённый антропоморфизм? — снова невинно спросил Ньоро.

— Остальное пребывает в мнимом пространстве. — удручённо ответил Цицерон. — Мы с Максютой пытались сотворить человека, но я привык быть в спутниках у нечеловеческих рас. Заннат первый антропоид, который избрал меня в провожатые.

— Ну, ты меня порадовал. — пробормотал Заннат, нисколько не восхищённый этим фактом.

— Цицерон, я вас уверяю, вы были прекрасным Спутником Максюте! — с обожанием признался квази-кот.

— Давайте дальше. — скромно внесла предложение Инга. Она переместила свет фонаря дальше, и в поле зрения людей вплыло изображение явно человека. У него были человеческие руки и ноги, стройное тело и голова с длинными прямыми волосами. На лице, изображённом в профиль, имелись длинные узкие глаза и безгубый рот. Так часто изображали людей древние земные наскальные рисунки, но тут было иное дело: человек в одной руке держал солнце, а во второй — маленькую планету с кошачьим лицом.

Люди молчали, понимая, что видят изображение додона, который некогда привёл кота Максюту к источнику Сновидений, а затем реализовал его сон.

— Это Бог. — с трепетом произнёс Культяпкин. — Он придёт к нам в конце времён. Он явится с громами и молниями и объявит свою волю.

***

Уставший Заннат уже забрался в дупло, чтобы как следует поспать, а Моррис всё никак не уходил из гнезда. Он полулежал, опершись спиной на мягкую травяную подушку, на ворохе сухих листьев гукки, издававших приятный слабый аромат, и задумчиво курил, глядя в звёздное небо меж ветвей. Последняя пачка сигарет и безотказная зажигалка "Ронсон" — это прибыло с ним из пещеры Артефакта, и теперь казалось последней нитью, связывающей Морриса со здравым смыслом. Поэтому он не торопился и смаковал каждый глоток дыма, словно это помогало ему думать.

13
{"b":"132400","o":1}