ЛитМир - Электронная Библиотека

Морис осторожно разгладил пальцами тонкую бумагу, двойной сгиб которой проходил прямо через Фокус. К сожалению, смятие повредило изображение, и мягкий карандаш размазался. Там что-то было, но в крошечном изображении ничего толково разглядеть было невозможно.

— Я бы сказала, что это похоже на изображение огранённого камня. — предположила Инга.

— И больше никаких пояснений? — спросил с сожалением Моррис.

Но в наброске не было никаких намёков. Бумага была черновиком, выполненным карандашом, а не тушью. Наверно, Тобик второпях выхватил её и спрятал в то время, когда в его дверь уже ломились.

— Они посчитали его предателем. — со слезами проговорил Культяпкин.

— А что же ты так разорялся, когда стёкла увидал? — удивился Моррис. — Говорил: мерзавцы, воры!

— Я опасался, что вы случайно выдадите меня. — признался архивариус. — На самом деле я сам таскал Тобику стекло. У них тут стекло не производят. Он прямо повихнулся на этом фокусе — всё хотел рассмотреть, всё верил, что в этой, прямо так скажем, чисто виртуальной точке есть нечто особенное, что — представьте только! — и сообщает все физические странности нашей двойной Системе. Ну не гений разве?!

Квази-архивариус не выдержал и разрыдался, но тут же прекратил и тревожно произнёс:

— Вы только не говорите нашим, что я носил ему стекло!

— Давайте, глянем в трубу. — предложил Моррис и направился к стойке, забрался наверх и, приспособясь к низкому положению окуляра, глянул в него.

— Ничего не видно. — сообщил он. — Кажется, на внешнюю линзу нападал мусор.

— Сейчас почищу. — спохватился Культяпкин, раздобыл из своего пенальчика чистую тряпочку и полез по хлипкой лесенке к щели.

— Все пять витков мы тут балдели с Тобиком. — горько сообщил он. — Кушали скворров, пили валерьянку, вели научные дебаты. О, Фокус, как же чудно мы проводили время! Не оценили, не поняли, не сберегли!

Оставив горько вздыхающего архивариуса наедине с его воспоминаниями и заботой о творении гениального собакоида Тобика, люди вышли из купола обсерватории, чтобы поискать дровишек — следовало пожарить размороженную тушу скворра и поесть чего-нибудь. Моррис избегал тратить Силы на такие простые вещи, если можно было обойтись другими доступными средствами.

— Почему ты избрал меня Спутником, Моррис? — спросила Инга, подбирая с земли мелкие щепки для костра.

— Странный вопрос. — покрутил тот головой. — У меня был выбор? Другие избрали Спутниками в Поединок своих Спутников по сну, вот и я поступил так же. Я вообще думал, что это так и должно быть. А для чего вообще нужен Спутник?

— Вот это вопросец! — на этот раз удивилась Инга. — Кому нужен Спутник — мне или тебе?

— Я не о том. Я помню, ты сказала перед прощанием во сне, что у некоторых Спящих вообще нет Спутника. Как происходит выбор?

— Никто из Спящих никогда не интересовался этим вопросом. — усмехнулась девушка. — Ты вообще особенный, Моррис, ты пытаешься проникнуть в то, что трудно объяснить.

— И всё же.

— Дай сюда. — она отобрала у Габриэла две длинные толстые ветки с развилками, которые он собирался сломать через колено и положить в костёр. — Я не для того их отыскала, чтобы ты их ломал. Как ты собираешься жарить мясо — держа его на палке?

Инга ловко ощипала тушу скворра, разрезала её своим ножом на две половины и посадила обе на оструганную палку. Концы палки улеглись в две рогатины, которые девушка вонзила в землю.

— Здорово ты управляешься. — восхитился Моррис, который был человеком настолько городским, что сам бы никогда не сумел пожарить птицу на природе, не то что ощипать и выпотрошить.

— Ещё бы! Ведь я была спутницей множества героев! Они шли покорять целые народы и завоёвывать весь мир, а я взирала на них с восхищением и разделяла с ними не только пищу, но и ложе.

Она улыбнулась, словно в этом неожиданном признании было что-то забавное.

— Основным назначением Спутника в волшебном сне является обязанность следовать тайным желаниям Спящего. Это не просто примитивное желание обладать женщиной, если спящий мужчина. Есть некоторая внутренняя, порой неявная, потребность самовыражения. Желание что-то доказать себе и миру. Найти ответ на свои невысказанные вопросы. Обрести своё отражение. Таким отражением является Спутник. Спутник одновременно является персонажем сна, и Живой Душой — я говорила тебе об этом. Принимая участие в волшебном сне, любая Живая Душа забывает себя и живёт той жизнью, что отмерит ей Спящий. Если такой персонаж умирает во сне Спящего, то возвращается обратно в то пространство, где обитают Живые Души. Но Спутник и во сне обладает всей своей памятью Живой Души. Он заботится о создании убедительного антуража сна, он собирает все данные об обстановке. Он улавливает все нюансы малейшего желания Спящего, он создаёт такую обстановку сна, которую желает иметь его ведомый. Это особенное, очень тонкое взаимодействие с подсознанием партнёра. Поэтому Спутник знает о Спящем всё — все особенности его внутреннего мира, все его подавленные мотивы, все его скрытые желания, все амбиции, весь подсознательный мусор. Мы очень много времени провели возле вашей планеты, когда прекратилось передвижение Источника Снов. Так долго мы не были ни у одной планеты, и многие миллионы лет все Спящие были из людей. Я очень много раз была в волшебных снах самых разных Спящих. Для меня нет тайн в человеке.

— Значит, Источник должен перемещаться? — спросил Моррис.

— Обычно — да. Так было всегда: додоны переносили Источник с планеты на планету. Нашими гостями были самые разные виды разумных существ. Додоны не всех подряд приглашали к источнику, а только особенных — тех, у кого особо развита фантазия. Некоторые сны были просто потрясающими — так рождались удивительные миры.

Инга перевернула над костром мясо, источающее душистый сок и жир.

— Как Спутник и Спящий находят друг друга?

— Вот это и есть самое интересное. Спутник — это нечто чрезвычайно личное, почти интимное. Это глубокое взаимопонимание. Но Спутник никогда не бывает на первых ролях — его место в тени. Он лишь как отражение личного мира Спящего. Как происходит воссоединение? Ты не поверишь — это как любовь! Едва входя в сон, Спящий попадает сначала в некоторое условное пространство, где он раскрывает свои подсознательные желания, мотивы. Это предварительная фаза сна, когда его спрашивают, кем он хочет быть. Подсознание в тот момент полноценно контактирует с сознанием, соединяясь с пространством Живых Душ. Весь внутренний мир Спящего открыт, как на ладони. Он не может умолчать, и говорит о том, о чём мечтал. Он сам может не знать о своей мечте, но подсознание открыто, и глубоко запрятанное желание говорит его губами. Сказав слово, он рождает мир, облекает его в краски, поселяет в нём нужных ему персонажей. Он режиссёр своей истории, он её главное действующее лицо. Он задаёт тон всему. Если сон достаточно хорош, то есть иллюзорное пространство устраивает Спящего, он может не проснуться, а это есть нарушение принципов равновесия. Для этого и даётся Спутник, чтобы в определённый момент открыть перед Спящим правду и дать ему выбор: выйти из сна или остаться.

— Большинство желают остаться?

— Большинство — да. Но тут есть тонкость, из которой возникают некоторые искусственные преграды: так называемые Граничные Условия. Видишь ли, есть сны по заранее прописанным сценариям — это сказки, легенды, исторические факты. То есть Спящий как бы сам загоняет себя в эти рамки и вынужден им следовать. Пытаясь разорвать их, он сам себя выбрасывает из сна, причём внезапно. Тогда может произойти сюрприз. Дело в том, что сон сам по себе есть некоторое пространство, в котором всё реально — для Спящего уж точно реально. Он преобразует себя в соответствии с выбранным образом. Я, право, многих своих ведомых не узнала бы в жизни, случись увидеть их вне выбранного ими образа! Ох, каких Конанов я повидала! С какими геркулесами шаталась по Элладе! Так вот, как я говорила, в этом случае соблюдение внешней канвы истории не должно нарушаться, то есть Тесей не может подружиться с Минотавром, каких бы прекрасных душевных качеств ни был последний. Язон не может не украсть руно и не обмануть Медею. Если Спящий по каким-то внутренним мотивам переломит ход действия, он испытает шок и тут же вылетит из своего сна, причём, вынесет оттуда некоторые реальные последствия. Какие именно, решает Спутник. Чтобы смягчить удар, Спящего возвращают снова в предсонное пространство, поэтому он слышит голос своего Спутника, который сообщает ему, каковы будут последствия нарушения Граничных Условий. И, если случилось такое редкое дело, что Спящий Спутнику не понравился, то последний может крепко отомстить. Я сама однажды так поступила, когда один извращенец решил в образе быка украсть Европу. Он только забыл, что под бычьей шкурой скрывался Зевс. Мерзавец попытался меня изнасиловать, однако, что можно Юпитеру, нельзя быку. Он решил, что к нему это не относится, и вышел из сна с огромными рогами и бычьей мордой! Но с теми снами, которые созданы не по готовому сценарию, таких накладок нет — Спящий волен как угодно вершить действие, он не войдёт в противоречие с собственной памятью. Смотри, Моррис, мясо готово. Зови Культяпкина — старик очень голоден.

24
{"b":"132400","o":1}