ЛитМир - Электронная Библиотека

С платформы, плавающей на высоте метров двадцати, было видно всё, что происходит на стороне противника. Собакоиды вдруг встали, словно по команде и взяли копья на изготовку. Они мерно шагали по склону, сохраняя ровной линию. Это медленное молчаливое движение было просто страшным. Как будто у них не было потерь, как будто многие из них не были опалены огнём. Как будто у них в лапах мощное оружие, а не просто палки. Этот чёткий шаг завораживал, эти горящие ненавистью глаза устрашали. Псы словно знали, зачем идут, и что будет дальше.

Среди квази-котов произошла маленькая быстрая кутерьма — они быстро построились и приготовились к наступлению. Они двинули вперёд, и расстояние между армиями стало медленно сокращаться. Узкая полоса свободного пространства, посреди которой проходил рубеж — та глубоко вспаханная колея, откуда вырвался огонь, вывороченные камни и вспоротая земля. Две армии медленно сходились на этой линии.

На высоте примерно двадцати метров парила платформа, откуда Моррис наблюдал за ходом действия. Не армии котов и псов, вооружённых простыми палками, его интересовали — он ждал появления чего-то нового. Что-то назревало.

Внезапно собакоиды остановили своё движение. Они застыли перед самым рвом, вытянувшись на задних лапах, словно на параде. Коты приблизились к препятствию и собрались форсировать его, как вдруг тоже замерли и тоже вытянулись во весь рост.

Из-за крутой горы выступила гигантская фигура. Тёмно-синий великан антропоидного типа шагал огромными шагами к войску псов. Он имел мощные руки, прямые ноги, человечий торс с могучей грудью. Его большое тёмное лицо походило на морду химеры, а с головы приплюснутой формы спадали густой массой длинные чёрные прямые волосы, доходящие до пят. То был Фортисс — огромный, словно Колосс Родосский. Он шагал по склону, и казалось, что его поступь выбивает дрожь из камней. Он возвышался над землей подобно чудовищному дереву. Его горящие чёрным огнём глаза обшаривали землю, словно искали букашек, которых он хотел бы раздавить своими гигантскими ступнями.

Войска квази замерли на месте, глядя на фантастическую фигуру, а собакоиды даже не пошевелились — они всё так же мрачно смотрели на своих врагов, словно торжествовали.

Моррис один знал, что этот великан не что иное, как фантом — это просто голограмма. Он один видел настоящего Фортисса — тот был ростом чуть выше человека. Вот почему гигантские шаги Синкрета, которыми он мог бы покрыть всё расстояние в два шага, не приближали его к цели — тот словно шёл на месте. Настоящий Фортисс шёл не быстрее человека. Но это медленное приближение выглядело поистине ужасным. Словно следующий шаг гиганта обрушится на войско квази.

— Это Бог. — сказал хриплым голосом Культяпкин. — Мы прогневили Бога.

Мягкий звук падения на пол платформы дал знать, что старый архивариус лишился чувств.

Моррис ещё не понял, что произошло, как армия котов внезапно пала наземь, покидав свои копья. Они валялись на земле и корчились от ужаса, кричали и стонали. Вой стоял над долиной.

— Это Бог! — кричали они. — Мы выступали против Бога!

Вот теперь Моррис вдруг ясно понял, что он упустил. То, что никак не желала связать его память, вдруг чётко связалось.

Те каменные рисунки на скалах, что показывал ему Культяпкин, запечатлевшие легенду о сотворении Скарсиды. Высокая фигура с длинными волосами и едва наметившимися чертами лица — она изображала, как он знал, додона. В древнем сказании говорилось, что Пришелец был тёмной масти. Так трагически совпали эти неясные описания и изображение с тем чудовищем, которым предстал перед квази-котами Фортисс. Он даже при своём обычном росте был страшен, а в виде великана… Можно представить, что сейчас ощущали квази.

Синкрет остановился прямо за своей армией и, взирая с высоты своего роста на павших ниц врагов, издал продолжительный низкий рёв, а в следующий миг поколебалась земля под ногами квази.

— Прости нас, великий Бог! — рыдали в один голос тысячи голосов. — Мы согрешили против тебя!

— За кем вы шли?! — голосом бури прогремел Фортисс. — Вы поверили обманщику!

Вой был ему ответом.

— Он обещал вам эти земли?! Это ложь! — пророкотал Синкрет так, что горы зазвенели. — Псякерня гибнет.

В этот миг земля издала стон и стала проваливаться вокруг собравшихся тысяч. Из трещин стало вырываться пламя и чёрный дым. Сбившиеся в большую кучу коты стонали от ужаса, а собакоиды стояли недвижимой массой.

— Я обещал моим верным отдать во владение Скарсиду. — ревел Синкрет, заглушая грохот трясущейся земли. — Я их отправлю жить на ваши земли, а вы погибнете за то, что поверили лжецу!

Фортисс расхохотался — как будто смерч пронёсся над землёй.

— Он мог бы переправить вас на вашу планету! — далеко разносился гулкий голос. — Он мог прекратить эту войну и навечно развести планеты. Он не сделал это, потому что он использовал вас, жалкие коты! Он обманул вас! Моррис — обманщик!

— Скажите, это правда? — раздался позади Морриса слабый голос Культяпкина.

Что было ответить на этот вопрос? Ведь это действительно было правдой. Он мог бы развести два солнца и направить их по разным путям, тем самым прекратив войну. Он мог дать квази-котам такое оружие, что оно смело бы их врагов напрочь. Он и сейчас мог бы спасти остатки войска, переправив их на Скарсиду. Он мог бы просто сам уничтожить их врагов и подарить им всю планету. Мог, и не захотел. В глазах котов он был предателем, обманщиком, который использовал их, как использовал собакоидов Фортисс. Но те верили ему, потому что он обещал им последнюю битву, в которой покажет им своё могущество, а коты будут валяться и молить о пощаде. Что он и делал. Синкрет тратил Силы на этот спектакль, вынуждая своими издёвками врага к безрассудству.

— Почему вы не спасёте их, Моррис? — с рыданиями умолял Культяпкин. — Скажи, Инга, почему он не отвечает?

Инга молчала, а Моррис не мог обернуться, чтобы посмотреть ей в глаза. Что бы он ни увидел в них, оно не поможет ему.

На глыбах вывороченной земли возникла человеческая фигура в чёрном. Квази не видели этого — они лежали и сидели на земле, закрыв лапами глаза от непереносимого зрелища разгневанного Бога. Зато взгляды псов устремились на Морриса, когда он внезапно оказался близко от них. Широкие челюсти с мощными зубами слегка открылись, словно почувствовали вкус мяса. Глаза собакоидов мерцали мрачным торжеством.

— Ты обещаешь своим псам Скарсиду? — громко спросил Моррис, и звук его голоса растёкся над землёй.

— Да, обещаю. — ответил Фортисс, по-прежнему возвышаясь над рядами.

— Они там будут жить и размножаться?

— Да. — грохнул залпом голос.

— Тогда скажи им: кого похоронил обвал в каменистой пустоши в центре материка?

От этих слов собакоиды дрогнули, ряды пришли в движение. Они начали оглядываться, задирать головы, что-то спрашивать друг у друга.

— Ваших самок и детей! — крикнул Кунжут, приподнявшись над землёй. — Мы видели их трупы.

Псы закричали и кинулись к великану. Внезапно голограмма испарилась, и на склоне горы осталась фигура ростом метра в два — к ней и бежали с рычанием и проклятиями псы. Но не успели.

Огонь вышел из рук Синкрета и угодил в толпу собакоидов. Пламя вспыхнуло сразу — оно охватывало животных и переносилось дальше. В одно мгновение всё войско сгорело, а Фортисс остался стоять среди пепла.

— Вот так я наказываю неверных. — гулким голосом сказал он, глядя на котов.

Те молчали, не зная, что сказать и что делать. Бог оказался слишком страшен — как вымолить его милость?

— Моррис, ты можешь нас перенести на Скарсиду? — спросил Кунжут, подползая к Габриэлу сзади.

Тот промолчал.

— Понятно. — горько ответил вождь. — твой враг — наш Бог. Ты нас обманул, Моррис.

— Он не Бог. — глухо ответил тот. — Я знаю вашего создателя, я его видел.

41
{"b":"132400","o":1}