ЛитМир - Электронная Библиотека

Телескоп так и стоял, как поставил его пропавший астроном Тобик — нацелив око в ослепительное небо. Что можно тут увидеть? Моррис так спешил, что даже не стал протирать линзу, а просто послал слабую струйку Силы, чтобы её очистить. Он взобрался на ступени и пристроился на верхней площадке. Ему было неудобно — рост собакоида был в два раза меньше его собственного. Глянув в окуляр, Габриэл поморщился — сильно слепило небо. Потом он всё же присмотрелся и заметил, что среди яркого света блестит что-то крохотное. Какое-то зёрнышко располагалось между двух солнц, как раз в фокусе.

Положение планеты смещалось, и эта непонятная искорка уходила в сторону, за пределы обзора. Может, Тобик тут имел затемнённые линзы? Только некогда их искать. Моррис прибег к услугам Силы, и внешняя линза стала затемняться, удаляя яркий свет обоих солнц. В следующий миг Моррис увидел Фокус.

Это была отнюдь не виртуальная точка, как полагал Культяпкин. Это было то, что Тобик изобразил на своём рисунке: ровная огранённая поверхность, отражающая свет обоих светил. Оно медленно вращалось, переливаясь гранями. Очевидно, эта штука имеет немалые размеры, если уж слабый телескоп местного астронома взял изображение. Но ведь и сама орбита невелика. Наверно, малая орбита имеет расстояние от центра до планет не более, чем расстояние от Земли до Луны.

Штука давно скрылась из поля зрения, а Моррис всё сидел под телескопом и раздумывал. Чем больше он думал, тем более приходил к выводу, что ограненное тело в Фокусе имело прямое отношение к тем странным траекториям, которые описывали вокруг него обе планеты. Несомненно, это искусственный объект, однажды кем-то помещённый туда. И Моррис не сомневался, что это дело рук додонов. Что-то должно множество тысячелетий, если не дольше, поддерживать работу Фокуса. А что же это, если не Сила? Это единственное средство, употребляемое звёздной расой для всех своих нужд. А, если так, то следовало пойти и взять её. Пусть разрушится эта неестественная дружба двух солнц, породившая войну, что длилась несметное число лет.

Тонкий невидимый луч Силы-зонда протянулся от точки на разбитой, захламлённой, мёртвой поверхности северной части материка и достиг Фокуса. Он преодолел гладкую отражающую поверхность и проник внутрь неприступного кристалла. Он прошёл через слои неведомого материала и вошёл во внутреннее помещение. Стены Фокуса оказались прозрачными изнутри, отчего было видно всё, что делалось снаружи.

Приглушённый свет Джарвусов не мешал видеть две планеты, идущие по одной орбите — они занимали диаметрально отстоящие места. Одна располагалась по одну сторону от Фокуса и была закрыта облаками. Вторая была жуткого буро-чёрного цвета, от неё отделялись и уходили в пространство космоса белесые клочья.

В довольно просторном помещении фокуса имелся пол, над которым располагалась пластинчатая полусфера, а в центре её возвышалась вторая полусфера — размером около метра в поперечнике, гладкая, матовая, с блуждающими по ней огнями и непонятными символами вспыхивающими на поверхности.

Тонкий зонд присосался к поверхности малой полусферы, но не смог проникнуть внутрь — мощности не хватало. Однако, и без того было ясно: именно в этой штуке спрятана Сила, которая долгое время держала на поводке обе планеты. Во всей обстановке отчётливо ощущалось нечто додонское — их несомненная причастность к трагедии двух планет. Возможно, это делалось из лучших побуждений, но карусель была забыта своими создателями, и перемолола детишек в кашу. Впрочем, последнее было не так.

— Инга! — голос Морриса вырвал девушку из сна. Она открыла глаза и увидела его сидящим на краю её белого ложа. Моррис странно улыбался.

— Что случилось? Он вырвался? Тебе не кажется, что пора позвать на помощь Занната? — спросила девушка. — Разве не настало время взять вторую половину Силы?

— Нет. — он всё так же странно улыбался — одними губами. — Заннат не придёт, Инга. Я уже много раз звал его — он не откликается. Нить связи оборвана.

— Он погиб?

— Не знаю. Возможно.

— У тебя ещё остались Силы? — спросила она, заранее предвидя ответ.

— Почти ничто.

— Моррис, если надо, забери мою защиту. — глухо сказала Инга.

— Если надо — заберу. — пообещал он. — Вставай, нам надо уходить. Я знаю тайну Фокуса.

В этот миг земля затряслась и заходила под ними — это заговорили планетные недра, растревоженные бесцеремонным вторжением.

Двое людей выбежали наружу и увидали, как обрушиваются дальние горы, как идёт глубокими трещинами земля. Из глубоких провалов восходили плотные пары и вырывались со свистом газы. Заплясал в атмосфере воспламенённый метан. Со свистом и рёвом стали вылетать из разрушенных вулканов огромные обломки. Они обрушивались на землю и довершали хаос. Целый кусок суши оторвался и поплыл, а на место его пришли шипящие воды океана.

Последний, завершающий штрих своего пребывания на этой планете спешили сделать гости со Скарсиды. Маленький труп был занесён в каменную гробницу, и Моррис, установив в пазы выбитую дверь, запаивал пальцем щели. Это был бессмысленный жест, напрасная трата Силы, потому что ничто более не могло помочь бедному Культяпкину, который так и не завершил свою статистику.

Они улетели прочь на своей платформе. Круглая тарелка, закрытая полем, поднималась в атмосферу всё выше и выше. Внизу оставалась содрогающаяся земля. Южная часть единственного материка Псякерни была полностью разрушена — на её месте уходила вниз огромная воронка чёрной воды, а из горла водоворота исходил огромный пухлый гриб расширяющегося пара. На глазах у двоих людей откололся край континента и начал переворачиваться, открывая огненную изнанку.

Платформа вылетела за пределы атмосферы, она уходила всё дальше, а внизу безмолвный взрыв потряс изувеченную планету и расколол её на части. Те продолжали разваливаться, расходясь в стороны и разнося с собою тучи того, что некогда было жизнью. Длинным шлейфом растёкся по орбите океан, разнеслись куски суши. Последним всплеском багрового света вспыхнуло ядро и разлетелось, раскалывая в крошки крупные куски.

С двух сторон шёл свет, он задавал пространству нереальный вид — как будто все пространство меж двух звёзд было заполнено белесым туманом. Платформа быстро перемещалась, держа курс на сияющий многогранник — теперь он был прекрасно виден на фоне просвечивающей сквозь дымку космической черноты.

Двое людей, стоящих под защитой поля на платформе, смотрели на переливы плоскостей, меняющих цвет и яркость по мере вращения Фокуса. По граням то шли радужные волны, то выстраивались сетки дифракций, то отсвечивала какая-то объёмная структура. Нигде не было видно входа, ни малейшей щели. По мере приближения стало видно, что и места соединения граней представляли собой цельное образование: как будто просто перегнули лист причудливого металла. Но это был явно не металл. На всей видимой поверхности не имелось ни вмятины от микрометеорита, ни царапины, как будто эту штуку изготовили вчера.

Объект был в диаметре метров десяти, не больше — теперь, когда платформа приблизилась к нему вплотную, стало ясно, как он невелик. Внутри, наверно, ещё теснее.

Моррис подал Инге знак приготовиться. Они могли разговаривать под прикрытием поля платформы, но почему-то молчание космоса препятствовало им говорить. Они не знали, что их ждёт за этими стенами — зондирование обстановки было чисто визуальным. Может быть, они попадут во враждебную атмосферу, или вообще в вакуум.

Двое людей крепко обнялись и исчезли с платформы. Покинутое судно медленно продолжало дрейфовать в заданном направлении. Оно миновало Фокус и стало удаляться в глубину пространства.

На переброс внутрь многогранника Моррис истратил почти последние Силы: усилием воли он перевёл энергию защитного поля платформы в энергию короткого переброса. Они проскочили самую малость: всего на два-три метра внутрь.

44
{"b":"132400","o":1}