ЛитМир - Электронная Библиотека

Это открытие противоречило всем медицинским взглядам, укоренявшимся веками. Мог ли Бранд доказать свою правоту? Лучший способ — сделать пластическую операцию и «вернуть» нос на свое место. Это был революционный подход.

Поль Бранд понимал, что такая операция успешна не во всех случаях. Если болезнь зашла слишком далеко и мембраны носа сжались слишком сильно (хирургу практически уже не с чем работать), тогда операция вряд ли будет удачной. Но, когда процесс болезни приостановлен и мембраны не успели значительно измениться, имелись шансы на успех.

Доктор Бранд провел в Веллоре пластическую операцию по восстановлению формы носа. Эта операция использовалась потом при лечении больных проказой в клиниках всего мира.

Из всех поражений при проказе самое серьезное и самое характерное — слепота. Долго считалось, что потеря зрения — проявление далеко зашедшей болезни. В Веллоре это утверждение подверглось серьезному сомнению. Поль Бранд и работавшие с ним врачи доказали: слепота — это не следствие проказы, а побочное явление. Причиной мог быть, например, недостаток витамина А, вызывающий катаракту и последующую слепоту. А катаракту можно удалить хирургическим путем.

В этой области особенно эффективно работала доктор Маргарет Бранд. Были дни, когда ей приходилось делать до 100 операций по удалению катаракты. Многим европейским и американским глазным хирургам, выполняющим максимум 12 таких операций в день, эта цифра показалась бы абсурдной.

Но больницу в Веллоре осаждали буквально тысячи людей, пораженных слепотой. Хирурги работали иногда по 14–16 часов, используя специальные методики, позволяющие ускорить операцию.

Маргарет Бранд входила в состав выездной бригады хирургов, которая регулярно объезжала отдаленные деревни. Ставили специальные палатки, подключали электричество к двигателю автомобиля и начинали операции… Однако многие пациенты в Веллоре теряли зрение не из-за катаракты, а из-за язв. Вызывала ли палочка лепры инфекцию, ведущую к изъязвлениям и слепоте? Или же это были побочные явления, причины которых необходимо было выяснить и устранить?

Человеческий глаз постоянно подвергается воздействию различного рода раздражителей в виде пыли и грязи. Но у нас есть защитный механизм — тысячи раз в день веки закрываются и открываются, омывая поверхность глаза слезной жидкостью, устраняющей пылинки.

Поль Бранд считал, что этот механизм у прокаженных нарушен, потому что потеряна чувствительность, вызванная атрофией нервных окончаний. Эта гипотеза подтвердилась. Врачи обследовали больных с глазными язвами — веки у них не моргали, значит, с поверхности глаза грязь не смывалась. Задача заключалась в том, чтобы восстановить функцию век.

Почему бы не научить прокаженных по желанию моргать глазами? Поскольку способность открывать и закрывать глаза у них не потеряна, они могут следить за морганием. Но эксперименты продемонстрировали недостатки этого метода. Если прокаженный полностью не сосредоточивался на моргании, эффекта не было. Если же он концентрировал все внимание на моргании, то ни о чем другом думать не мог. Нет, надо было придумать иной способ вызывать моргание век, очищающее глаза без усилия воли.

Пальцы рук и ног оказалось возможным уберечь при помощи защитных рукавиц и обуви. Но как добиться, чтобы грязь и инородные частицы не попадали в глаза? Пылезащитные очки — вот был бы выход, но они воздухонепроницаемы, громоздки, стекла сильно запотевают из-за высокой влажности. Надо было найти что-то более подходящее.

Снова помогла пластическая хирургия. Поль Бранд и его коллеги разработали метод подтягивания мышцы челюсти к веку. Каждый раз, когда больной открывал рот, эта мышца сокращалась, дергала веко и заставляла его закрываться. Таким образом прокаженный во время еды и разговоров боролся с надвигающейся слепотой. В наши дни многие прокаженные сохранили свое зрение благодаря искусному применению пластической хирургии.

Постепенно мрачное предубеждение против проказы сходит на нет. Вопреки широко распространенным представлениям, здоровому человеку практически невозможно заразиться проказой, хотя, конечно, ослабленный организм более подвержен действию патогенных микробов. Болезнь не является наследственной, но повышенная восприимчивость к ней может передаваться от родителей к детям.

Проказа — в основном результат антисанитарных условий, нищеты, плохого питания. Она характерна не только для тропиков и субтропиков, как принято считать. Проказа встречается и на севере, например в Исландии. Едва ли в мире есть место, где не было бы прокаженных. Но важно знать, что болезнь излечима, прокаженным можно помочь вести активный образ жизни.

Медицинская общественность высоко оценила вклад доктора Бранда и его коллег в лечение проказы, восхищение вызвало его мастерство в области пластической хирургии. Он восстанавливал функциональную активность рук, искалеченных или неподвижных в результате атрофии нервных окончаний или деформации пальцев. Стала почти легендарной история об индийском адвокате, которого он оперировал. В течение многих лет адвоката преследовали неудачи. Жесты, играющие существенную роль в его профессиональной деятельности, очень мешали ему; судью и присяжных заседателей раздражала его уродливая скрюченная рука. Поль Бранд сделал адвокату операцию, подтянул мышцы и нервные окончания к предплечью и научил пациента управлять движениями. Рука ожила, пальцы свободно шевелились, жесты стали красноречивыми и выразительными.

Поль Бранд и его коллеги сделали тысячи подобных операций больным в Веллоре. Но они считали гораздо более важной психологическую реабилитацию. Прокаженный, который двадцать лет просил милостыню, не считался до конца излеченным, пока не становился полноценным членом общества. В Веллоре пациентов и инвалидов учили обслуживать себя. Даже при 10-процентной подвижности добивались возврата к трудоспособности — это говорит о неограниченных возможностях организма.

Поль Бранд — замечательный врач, он делал все возможное и невозможное, чтобы вернуть чувство боли людям, у которых оно отнято болезнью. Потому что боль. — это и предупредительный сигнал, и защитный механизм, который позволяет организму мобилизовать в «силы для реакции на неблагоприятное воздействие.

Глава 5. Системный подход к здоровью и исцелению

После того как я опубликовал в медицинском журнале статью о моей болезни и выздоровлении, со мной захотели познакомиться те, кто участвовал в движении за системный подход к здоровью. Они надеялись, что я приду к ним и подробно расскажу о том, что со мной произошло.

Но в статье я уже сказал о болезни ровно столько, сколько счел нужным. К тому же некоторые участники этого движения противопоставляли себя врачам, а мне это совершенно не импонировало.

Однако основные принципы этого движения были мне близки, я тоже считал необходимым навести мосты через пропасть, разделяющую врача и пациента. Три тысячи писем, полученные мной от врачей из двенадцати стран, показали, что в медицине развивается новое важное направление — системный подход к здоровью. Увеличивается число врачей, учитывающих условия работы, питание, семейные отношения, личные качества, влияние окружающей среды — все, что может послужить причиной болезни или нервного срыва.

Надо признать: часто представители медицины сами отдаляются от нас, лишь изрекая «приговоры» и навязывая свои методы лечения. Однако у многих все же появляется искреннее желание просвещать своих пациентов. Врачи должны поощрять стремление человека знать как можно больше о своем организме и болезнях и разделять с ним ответственность за поддержание здоровья.

Основная задача врача — помочь предупредить болезнь. К счастью, многие врачи считают, что психика и соматика неразрывно связаны и человеческий организм надо рассматривать как единое целое.

Великие учителя медицины требовали тщательно анализировать взаимодействие всех факторов, которые могут способствовать возникновению болезни. Гиппократ был и теоретиком, и практикующим врачом. Он, по существу, являлся сторонником системного подхода к лечению, доказывал, что для человеческого организма естественно стремление к самоисцелению и этот процесс может происходить без вмешательства врача (активизируется «врачующая сила природы»). Он старался избегать лечения, которое могло бы вмешаться в процесс самовыздоровления или навредить больному.

15
{"b":"132405","o":1}