ЛитМир - Электронная Библиотека

Охотники, сидя близко друг к другу, говорили негромко, а потому приходилось прислушиваться. Благо влажный ночной воздух у реки далеко разносит звуки, поэтому мы с Яратом слышали почти все и достаточно четко. В основном незнакомцы говорили о том, где в лесу и когда лучше охотиться, и на какого зверя. Один попытался было перевести разговор на рыбалку, но ему это не удалось. Потом принялись жаловаться на какого-то иностранца, которого обогнали по дороге сюда. Как я поняла, иностранец тоже был охотником, и знатным, если эти трое так спешили оказаться в лесу раньше него.

— Завтра он будет здесь. Опять всю охоту перебьет, — ворчал бородатый мужчина в зеленой шапке. — Остается надеяться, что пока этот Мур поднимется повыше, мы успеем настрелять дичи. Может, повезет кошку подстрелить. Их сейчас, говорят, очень трудно встретить.

— Да уж! — пискляво протянул его приятель. — А между прочим, иностранец-то почитай каждый год после охоты привозит на торг свежую шкурку саомитской кошки. Везучий, гад!

— А чтоб ему…

Охотники дружно поругали иностранца и, в конце концов, двое легли спать, оставив бородатого дежурить у огня. Ярат очень осторожно поднялся и, пригибаясь, принялся отходить назад, увлекая за собой меня. Я же так тихо ходить не умела, потому еще минут пять над лесом разносился звонкий собачий лай.

Глава 5

— Что за иностранец? — мрачно поинтересовался Ярат, передав Айлану разговор трех охотников.

— Рейдек Мур. Он тут появляется не часто — раз в год или два. Но его интересуют исключительно кошки.

— Как выглядит этот Мур? — Ярат медленно мерил шагами помещение.

— Не надо, — тихо произнес Айлан. — Его нельзя трогать. У иностранца императорская грамота. Его будут искать, а если не найдут — примутся очень тщательно прочесывать лес.

Ярат остановился у темного квадрата окна, отвернулся.

— Мы не можем ничего сделать, — Айлан тряхнул головой, волосы взвились черным крылом и с легким шорохом упали на плечи и спину. — Как бы противно это не звучало, но мы будем сидеть здесь и ждать, пока Рейдек Мур не уберется восвояси. И когда мне представится возможность разделаться с ним не здесь, не в нашем лесу — я это сделаю. Ты ведь знаешь, Ярат, тут прячутся люди, объявленные вне закона. Такие же, как ты, брат. И если сюда придут солдаты, то во время облавы многих поймают…

— Я понимаю, — отозвался Ярат, не оборачиваясь.

Утро выдалось солнечным. Нэлия отправила брата за водой к реке, я вышла на улицу с теплым пирожком в руках и примостилась на удобной деревянной лавке у стены дома. Было хорошо, пели птицы, осень казалась какой-то далекой, так и не сбывшейся, не наступившей, потому что кругом все зеленело хвоей, и лишь кое-где жалкими пятнами редкой листвы желтели кусты.

Ярат прошел мимо, задумчиво вертя в руках какую-то веточку с маленьким листиком, отлетевшим в тот момент, когда я изволила на него взглянуть.

Мясная начинка была невероятно вкусной, и я, украдкой облизав пальцы, не поленилась сходить за еще одним пирожком — благо Нэлия напекла целую миску. Но когда вернулась, мое место оказалось занято.

— Подвинься, пожалуйста.

Ярат подвинулся, я присела рядом. Меж деревьев на ведущей к реке тропке показался Айлан с двумя наполненными ведрами. Видно, погода подняла настроение не только мне — Айлан улыбнулся, и я не удержалась — ответила ему такой же радостной улыбкой. И постаралась не провожать его взглядом. Ярат помог мне отвлечься от созерцания.

— Инга? — позвал он, и когда я оглянулась, продолжил. — Из всех учеников, что были до императора, осталось пятеро. Как я уже сказал, остальные либо мертвы, либо служат правителю.

Я не сразу поняла, о чем он говорит — все-таки ясным и не по-осеннему теплым солнечным утром, когда мысли повернули в романтическое русло, очень трудно вот так вдруг перенастроиться на серьезный разговор.

— Я узнал их имена.

— И?

— Рион Манн, Саймор Эльриан, Даен, Реймис, Тино Лин.

— А ты знаешь, где их теперь искать?

— Двое — Тино Лин и Реймис — жили в Орхане.

— Это вроде недалеко отсюда? — обрадовалась я, мысленно представив себе карту империи.

Ярат кивнул.

— Саймор Эльриан жил в столице, переехал туда сразу после обучения. Но видных постов не занимал. Когда Учитель еще был жив, мне удалось съездить в столицу и расспросить про этого человека. Саймор женат, есть дети. Трое. Работает в кузнице вместе с сыном. Брат его жены держит небольшую гостиницу и поставляет свояку клиентов.

— А сколько ему лет?

— За пятьдесят.

— Ой, он же старый!

— Учитель был старше, когда взял в обучение меня.

— Ну, так то же Учитель! — я разочарованно вздохнула. Мне было сложно представить лучшего ученика, гордость Учителя седовласым старцем… В моем понимании старики мало на что способны, хотя, если вспомнить Учителя, которому было, наверняка, под девяносто, можно предположить, что Саймор Эльриан сохранился не хуже и не растерял ни знаний, ни навыков. — Ладно, давай дальше.

— Даен. Он тоже старше императора. По моим подсчетам, лет сорок шесть — сорок восемь. Тоже жил в столице, но потом, как говорят, уехал к матери в деревню. Она сильно болела, а Даен, как единственный сын, должен был присмотреть и за ней, и за хозяйством. Деревня Болоченка, недалеко от столицы — на лошади полтора суток скакать.

Я быстро сунула в рот последний кусочек пирожка, и принялась старательно его жевать, обдумывая услышанное. Жевать было особенно нечего, но мне в голову пришла радостная мысль.

— Ярат, а нам везет! Не придется мотаться по всей стране, искать. Все близенько! Смотри, сначала в Орхану, потом в столицу… или в эту, как ее… Болоченку! А потом…

— Рион Манн живет на юге, возле моря, — спокойно продолжил Ярат. — Он самый старший, был одним из первых учеников, а после поддерживал переписку с Учителем. Насколько я знаю, у них сохранились почти дружеские отношения. Правда, последние два года Учитель не получал от него писем. Возможно, Манн умер. Но точно мне ничего не известно.

Ну вот! А ведь придется проверять! И будет обидно, если выяснится, что этот человек действительно умер, потому что к морю ехать далеко, а так как нужно скрываться от слуг императора, то дорога будет дольше.

— Может быть, мы найдем нужного человека раньше, и не придется ехать на юг.

Мое высказанное с надеждой предположение Ярат воспринял без энтузиазма.

— Может быть. А может, придется проведать всех пятерых. Помощь каждого из них пригодится.

— Там будет видно.

Я поднялась с лавки, потянулась, оглядела небольшую поляну перед домом и принялась наблюдать за белкой, чья рыжая шерстка мелькала среди темной хвои ближайших сосен. Мимо меня прошла Нэлия, струсила в траву хлебные крошки и, отступив на несколько шагов, с улыбкой смотрела, как желтогрудые пичужки мячиками запрыгали среди сухих стебельков, выискивая лакомство.

Совесть принялась нашептывать мне, что надо почаще помогать сестре Айлана по хозяйству, но после долгой и опасной дороги к северным горам я сочла себя в праве отдохнуть хотя бы несколько дней. К тому же Нэлия, кажется, получала удовольствие от всей этой возни. Да и чем ей еще заниматься в глуши, где из людей только брат да изредка проходят охотники или путники вроде нас. Даже словом не с кем перемолвиться.

Склевав крошки, птички не улетели, а еще долго шныряли в траве — вдруг что-то да осталось незамеченным. Нэлия тихо засмеялась, покачала головой и, расправив передник, пошла обратно в дом. Ярат некоторое время хмуро смотрел на закрывшуюся за ней дверь, потом сказал негромко, так, чтобы услышала только я:

— Мне нужно как можно скорее уйти отсюда.

— Почему это?

— Надо показаться где-нибудь в другом месте, чтобы слуги императора не пришли за мной сюда, в лес.

— А почему это ты решил, что они обязательно придут? — едва задав вопрос, я поняла, что сморозила глупость. Ну конечно, где еще искать сбежавшего саоми, последнего из выживших, как не в его родных северных лесах? Если император не дурак — а ученик нашего Учителя не может быть дураком — он догадается.

15
{"b":"132409","o":1}