ЛитМир - Электронная Библиотека

— Инга!

Девушка подняла руки, словно боялась, что Ярат с разбегу не успеет остановиться и врежется в нее. На курточке, вокруг торчащей из небольшой, аккуратной дырочки стрелы пока не видно было крови.

— Тихо, не двигайся, — пробормотал Ярат сквозь зубы, быстро оглянулся на окна второго этажа — странно, ведь такая удобная мишень, почему не стреляют? И в Ингу — ее могли убить, но предпочли ранить — зачем? Сейчас об этом думать было некогда. Ярат наклонился, попытался расстегнуть нижнюю пуговицу ее курточки, но Инга вдруг оттолкнула его.

— Н-не надо, — слегка заикаясь проговорила она. — Все в п-порядке, я не ранена.

В доказательство своих слов она немного подвинулась в сторону — куртка натянулась, проткнутая пригвоздившей ее к забору стрелой, а Инга поморщилась:

— Царапнуло только… чуточку.

Мгновение понадобилось для осознания того факта, что с Ингой действительно все в порядке: жива, здорова. Ярат провел рукой по лицу, потом наклонился, сломал стрелу, отцепил куртку девушки от обломка, быстро вытащил Ингу за калитку, заставил пригнуться, спрятаться под прикрытие деревянного забора.

— Видела, кто стрелял?

— Нет, — и вдруг вскрикнула: — смотри!

Но он и сам уже видел, что от соседнего дома, где жила маленькая старушка, шел человек — невысокий, темноволосый, в меховой одежде, с поднятым арбалетом в правой руке. Ярат выпрямился, закрывая Ингу, которая норовила выглянуть из-за его плеча.

— Кто ты? — крикнул он, надеясь, что этот человек окажется тем, ради кого они приехали в Болоченку.

Вместо ответа — выстрел. Ярат отскочил, увлекая Ингу за собой, потом скомандовал ей:

— В седло, живо!

Инга взлетела на свою серую лошадку, но удирать не спешила — ждала Ярата. Человек с арбалетом оставался на расстоянии. Он снова целился, но почему-то в девушку. Когда Ярат это понял, ему стало не по себе — сам-то он от одинокого стрелка без труда уйдет, а вот Инга…

Раздумывать было некогда — Ярат заскочил в седло позади девушки. Тело уже приготовилось к боли, но человек с арбалетом почему-то не выстрелил. Ярат ударил лошадь пятками в бока, и та рванула с места, переходя в галоп.

Несмотря на двойную ношу, серая лошадка не подвела — долгое время неслась, не выказывая усталости, не сбавляя темпа. В седле вдвоем было неудобно, и Ярат едва держался, а потому, когда счел, что отъехали уже достаточно далеко, сам натянул поводья и сполз с лошадиного крупа на землю.

Инга осталась в седле.

— И что теперь? — спросила она, сжимая повод озябшими пальцами.

Ярат нахмурился. Нет, надо было, надо перед отъездом в Болоченку связать девушку и оставить в городе под присмотром Нэли и Айлана! Тогда не пришлось бы позорно бежать из деревни от двух стрелков — одного на дороге, второго — притаившегося в доме. Хотя вполне вероятно, что неподалеку прятались еще люди, но…

— Ничего теперь, — ответил он, — поедем обратно в город. Только придется сделать крюк, тогда, может, и не выследят.

— Крюк? — Инга наклонила голову набок, — на одной-то лошади? Так мы далеко не уедем.

— Придется, — повторил Ярат, пресекая дальнейшие пререкания, но при мысли об оставленной в Болоченке вороной почувствовал, что еще немного — и начнет ругать вслух самого себя: лошадь, одолженная у Кристана, стоила денег и очень больших. Последнее время они существовали на сбережения Айлана, понемногу расходуя их на еду — охотой в зимнее время прокормиться не удавалось, учитывая скудность дичи в поредевших лесах. Еще было несколько монет, что остались в почти насильно врученном им рыжим Ареном мешочке. И все. Чтобы заплатить за лошадь, этого не хватит.

— Поедем дальше, — сказал он.

— Куда?

— Тут недалеко еще одна маленькая деревенька. Может, там пустят на ночь. Вот-вот темнеть начнет.

* * *

Надежды наши не оправдались — почему-то никто не захотел пустить даже в сарай. Озябшие и усталые, мы прошли по единственной улочке, стучась в каждый дом. Одна хозяйка посоветовала переночевать в пустующей хижине на краю деревни. Это был небольшой домишко с прохудившейся крышей. Мебель отсутствовала вовсе — наверняка местные растащили по хатам, и даже пристройку разобрали по дощечке.

Внутри было холодно, дымоход забит, и печь растопить не удалось. Да и не нашлось чем.

Лошадка послушно вошла вслед за нами в горницу — темно, пыльно…

— Ну что ж, останемся здесь, — Ярат закрыл дверь, поискал — чем бы ее подпереть, так как замка не осталось, потом снова вышел на улицу, нашел небольшой чурбачок, который и поставил под дверь. Наверняка от непрошенных гостей, чтоб не вломились без предупреждения.

Видимо когда-то пол был застелен досками, но большую часть их растаскали, и только в уголочке осталось несколько обломков, на которых я вполне смогла уместиться — все же лучше на подгнившем дереве, чем на холодной земле. За выбитым окном выл ветер, и этот вой приближался, пока вьюга не заплакала под стенами дома. Дохнуло морозом, сыпануло снегом, который влетал облачками, оседая неравномерной кучкой на утоптанном земляном полу.

Я устала за день, и честно пыталась заснуть, но события сегодняшнего дня отдельными картинками мелькали перед мысленным взором, всплывали обрывками эмоций, ощущений… Я ведь до смерти перепугалась, увидев торчащую из курточки стрелу — не сразу поняла, что кожу едва задело. Умышленно ли стрелок промахнулся?

Снег за окном искрился, отражая свет, но в соседних помещения стояла сплошная мгла. Я лишь раз глянула в сторону дверного проема — и быстро отвела глаза: все казалось, что вот-вот на пороге пустой комнаты появится та ветхая старушка, до пят укутанная шерстяной шалью, посмотрит блеклыми глазами с морщинистого лица, протянет ко мне тонкую, как веточка, неживую руку.

Чтобы не вспоминать старушку из Болоченки, я решила думать о чем-то хорошем: об Айлане и Нэлии, о вкусном обеде, которым нас обязательно угостит Агнета, когда мы придем к Саймору с новостями, о тепле и запахе свежего хлеба… Желудок отозвался на эти воспоминания. Ярат вынул из сумки буханку, разломил пополам, протянул мне здоровый кусок. Еще одну булку целиком отдал лошади — больше нечего было ей предложить. Интересно, что случилось с вороной, которая осталась в Болоченке?

— Ярат, а как мы заплатим за лошадь? — поинтересовалась я вслух. Мой спутник как раз доел свою порцию хлеба и устраивался в противоположном углу.

— Пока не знаю, — ответил он и вздохнул. — Таких денег у нас нет, придется отработать.

Мои мысли сразу потекли в заданном направлении. А все не так страшно! Нэлия может петь — у нее это получается лучше, чем у многих артистов, что поют за деньги в трактирах и корчмах. Я наймусь к кому-нибудь в дом посудомойкой или уборщицей, а если повезет, буду давать уроки грамоты — зря, что ли, в школе училась? Айлан и Ярат тоже найдут себе подработку — сильные мужские руки везде пригодятся. Хотя… если Айлан производит впечатление здорового, способного к тяжелой работе человека, то Ярат — вряд ли. Я-то знаю, что внешность моего спутника обманчива, но сомневаюсь, что он вызовет доверие хозяев, если будет по-прежнему греметь костями на ходу и прятать глаза под полями шляпы.

— Тебе, наверное, придется искать работу у Кристана, чтобы по чужим домам не ходить, — озвучила я собственные выводы. — Правда у него и так рабочих полно, есть кому и дрова нарубить, и возы разгрузить. Но можно что-нибудь придумать… Вот скажи, что ты умеешь?

— Убивать, — Ярат усмехнулся, и мне на миг стало страшно, будто очутилась в клетке хищного зверя. — А еще убегать.

— Не густо, — пробормотала я единственно для того, чтобы нарушить тишину, показавшуюся зловещей после сказанных им слов.

Ветер выл тоскливо-тоскливо, и чьи-то шаги чудились мне за окном. Но Ярат оставался спокоен, а значит, опасности нет, можно спать. Да разве заснешь тут?

Внезапно Ярат поднялся. Я этого не услышала — просто, когда обернулась зачем-то, он уже убрал чурбан от двери, намереваясь выйти. Поглядел на меня, глаза блеснули зеленью, и я не стала задавать вопросов.

33
{"b":"132409","o":1}