ЛитМир - Электронная Библиотека

Виктория смущенно засмеялась, а Дру, хмуро посмотрев на нее, повел всех к пологому спуску с вершины кратера на берег озера. Навстречу им шел Самюэль, шофер Брэндонов, он относил вниз корзины с провизией. На берегу, в тени деревьев удобно расположились на одеялах и подстилках Эм, Мабел и Гектор; Захария неподалеку распаковывал корзины с едой.

Кен, вернувшись с прогулки по окрестностям, сообщил, что видел следы леопарда на влажной земле у дальнего края озера, а в кустах ему попался скелет кабана-бородавочника. Он показал огромный клык:

— Посмотри-ка! Это, наверное, прадед всех кабанов. Мне никогда прежде не встречались такие громадные клыки.

Его напускная мрачность на время исчезла; протягивая пожелтевший изогнутый клык, он казался просто нормальным мальчиком.

— Жертва леопарда? — спросил Дру. Кен отрицательно покачал головой.

— Нет, все кости целы. Видимо, умер от старости. Или его ранили на равнине, а сюда он скрылся умирать.

— Или его укусила змея? — предположил Джилли. Кен бросил клык, его оживление пропало:

— Может быть, — равнодушно сказал он, пошел и сел возле Лайзы.

Было значительно больше двух часов, когда Захария вымыл посуду в пенистой воде озера и с помощью Самюэля отнес корзины с посудой вверх по скале к машинам.

Гектор отправился осмотреть следы леопарда и взглянуть на скелет кабана, его жена достала большую сумку и принялась за вязание, а Эм, благоразумно прихватив из дома подушку, объявила о намерении отдохнуть но крайней мере часок.

Остальные участники пикника пошли осматривать кратер. Все, кроме Джилли, так как, выпив две бутылки пива сверх семи порций джина, он поссорился с Гектором, оскорбительно разговаривал с Кеном, резко отвечал Эм. Взяв одеяло, он пошел в заросли проспаться. Туфли Лайзы не предназначались для экскурсий по дикой природе, она повисла на руке, Идена, и они отстали от исследователей кратера, поэтому Виктория оказалась в обществе Дру и Кена. Никто из мужчин не горел желанием вести разговор, и, почти обойдя кратер вокруг, Виктория заметила, что Кен тоже куда-то отошел, лишь когда обернулась и хотела спросить его о следах леопарда.

— Он ушел минут десять назад, — скучным голосом сообщил Стрэттон. — Хотите осмотреть что-нибудь еще?

— Не здесь, — вздрогнула Виктория. — Мне совсем не нравится это место. И думаю, мы ему тоже не нравимся, здесь слишком тихо.

Она повернула голову, прислушиваясь. В тишине слабо, но отчетливо доносился храп откуда-то спереди, ярдах в двадцати-тридцати от того места, где они стояли. Либо Джилли, либо Эм? Храп сменился громким пыхтеньем, и вновь воцарилась тишина. Виктория обернулась к Дру и спросила со страхом: неужели здесь, в кратере, бродит леопард?

— Вполне вероятно, — без интереса ответил Дру — здесь в скалах много потайных мест, а те следы оставлены сравнительно недавно. Что и является единственной причиной, почему вас невозможно оставить одну.

Виктория с негодованием пристально взглянула на него:

— Если это означает, что вы чувствуете себя обязанным сопровождать меня, чтобы защищать, то не стоит беспокоиться. Я буду в безопасности и больше не хочу ничего исследовать. — Она присела на валун, подняла голову и добавила медленным тоном: — Я вас больше не задерживаю.

Дру внимательно изучал ее несколько мгновений, потом слегка пожал плечами и повернулся. Виктория смотрела, как он уходил, с чувством досады и ожидания, ей очень хотелось вернуть его. Не потому, что она боялась леопардов или террористов, а потому, что ей не хотелось оставаться одной в этом мрачном, тревожном месте, хотя она и знала, что еще девять человек находятся где-то поблизости, стоит только крикнуть, а Эм, миссис Брэндон и мистер Макхем вообще ярдах в тридцати от этого места. Но Дру исчез в густой зелени деревьев, она даже не слышала больше его шагов. Ока сидела тихо, вслушиваясь, но казалось, что в тот момент никто не передвигался по кратеру, тишина вновь заполнила его, как вода чашу.

Но это была не успокаивающая тишина, а какая-то тревожная, всепоглощающая. И внезапно, совершенно без причины, Виктория испугалась. Куда все ушли? Неужели ее забыли одну в этом жутком месте? Нужно их найти. Она пойдет к деревьям, под которыми они обедали, сядет рядом с тетей Эм и будет слушать успокаивающий перестук спиц миссис Брэндон.

Но она была не в силах сделать первое движение, чтобы нарушить мрачную тишину, и когда наконец она услышала шаги среди деревьев, то звуки эти не только не успокоили ее, а напугали еще больше. Ступали как-то украдкой, тихо, непонятно, один человек или несколько, с максимальной предосторожностью, чтобы не наделать шума.

Вот покатился камень с утеса с тихим металлическим стуком, что неприятно напомнило щелканье зубами; потом совсем рядом треснула ветка, и Виктория быстро обернулась, но никого не было видно. Лишь какой-то отблеск Движения по зелени: либо птица пролетела, либо это всего лишь игра ее воображения.

— Кто здесь? — спросила Виктория и удивилась звуку Своего голоса, который неожиданно охрип — Есть здесь кто-нибудь?

Слова прозвучали слишком громко в такой тишине, но никто ей не ответил; через минуту зашуршала трава, как будто кто-то уходил украдкой. Звук удаляющихся шагов совсем затих, снова воцарилась тишина, но Виктория не двигалась. Она сидела абсолютно тихо, чуть дыша, внимательно прислушиваясь, а солнце медленно ползло к закату, и глубокая голубая тень накрыла кратер; когда тень коснулась и ее, она поборола оцепенение и встала.

«Я веду себя как идиотка! — с отвращением подумала она — Сижу, паникую из-за ничего, просто потому, что все остальные ведут себя разумно и следуют примеру тети Эм и миссис Брэндон — спят!» Эта мысль вселила мужество, страхи показались ребяческими, и она пошла по болотистому берегу озера туда, где они обедали. Она почти достигла цели, когда раздался отвратительный звук, связанный с неприятными воспоминаниями ее перелета из Англии, и она невольно остановилась. Мистер Макхем проснулся и с сожалением расставался с обедом и с излишним количеством выпитого алкоголя, который так долго оскорблял его терпеливый желудок.

Виктория на цыпочках отошла в сторону и впервые почувствовала жалость к жене Джилли. Не успела Виктория выйти к берегу озера, как из кустов впереди появился Гектор и весело помахал ей рукой, потом к ним присоединилась Лайза. Они увидели Кена — он фотографировал озеро, а вот Дру спускается с утеса, а там Иден показался из-за деревьев.

Эмили спала, шляпа сползла на нос, а трудолюбивые спицы Мабел бездействовали, так как их владелица тихонько всхрапывала.

— Какая мирная картина, — прокомментировал Иден. — Но если мы не хотим пить чай здесь, нам пора отправляться в обратный путь, Дорогая бабуля, проснись!

Эм забурчала, как разбуженный кабан, резко села, сняла шляпу и посмотрела на внука.

— Как бы я хотела, чтобы вы все ушли и оставили меня в покое хотя бы ненадолго, — сердито сказала она. — Наверняка вы могли бы найти себе развлечение еще на полчасика!

— Ты уже отдохнула, дорогая. Даже больше часа. Ужа полчетвертого.

— Правильно, — подтвердил Гектор, будя свою жену. — Пора уезжать. Захария и Самюэль пришли за одеялами. Отдай им свою подушку. Надеюсь, после нас не осталось пустых бутылок? А где Джилли?

— Наверное, еще отсыпается — сказал Иден. Он закричал: — Эй, Джилли, просыпайся! Мы уходим! Кен, пойди разбуди его.

— Сам иди, — буркнул Кен.

Иден поднял брови, юноша покраснел и буркнул:

— Ладно, иду, — и нырнул в кусты. Они услышали его возмущенный шепот:

— Какая гадость, опять набрался, а потом снова: — Эй, Джилли, просыпайся, Джилли…

Затем раздался страшный возглас, и через минуту Кен выбежал с белым лицом и выпученными глазами:

— Я не могу его разбудить! Ему плохо.

Дру побежал к Джилли, за ним Гектор. Все остальные обступили место, где над распростертым телом Джилли склонился Дру.

Джилли сильно трясло, Дру сказал:

— Кажется, это лихорадка. Он болел малярией?

32
{"b":"132413","o":1}