ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Была поставлена задача: к 2030 году «разредить плотное скопление линий электропередач», кардинально перевооружив энергетику. Предусмотрено применить сверхпроводящие композитные материалы для уменьшения потерь в передающих линиях, создать накопительные батареи и маховики для «складов электричества», ввести более совершенное «распределенное управление», шире развивать местную маломасштабную генерацию. Поскольку земли для прокладки новых ЛЭП уже нет, американцы решили на более высоком техническом уровне применить советскую идеологию оптимизации. То есть строить подземные супермагистрали для переброски энергии, увеличить пропускную способность уже существующих ЛЭП. Как и в позднем СССР, янки решили делать ставку на будущие ядерные энергоблоки, а также – на новые технологии «чистого» сжигания угля (они, в отличие от чубайсоидов, не желают сжигать больше природного газа!), на технологии использования энергии солнца, текущей воды и ветра, на новую технику «распределенной» выработки электричества с помощью небольших установок, на новые способы запасания энергии. Как и в СССР, решено использовать «комбинированные установки генерации тепловой и электрической энергии». По сути дела, в США принят аналог ленинского плана ГОЭЛРО. Янки намерены разработать «Сетевой график технологий Национальной системы электроснабжения» – суперплан развития необходимых технических новинок. График должен использоваться для управления частными и общественными научными исследованиями, для разработки и выполнения пилотных программ. Сам график строится на основании исследований и разработок Научно-исследовательского института электроэнергетики (EPRI), Национальной ассоциации сельских электросистем (NRECA), Североамериканского совета по надежности энергосистем (NAERC), Энергетической комиссии наиболее пострадавшего от либеральных «электроэкспериментов» штата Калифорния (CEC) и Управления по исследованиям и разработкам штата Нью-Йорк (NYERDA). Более того, в круг разработчиков будущего электроэнергетики США приглашаются все заинтересованные лица и структуры, включается «коллективный разум». Особо подчеркнем: приоритет американцы отдают именно надежности энергоснабжения, а не дешевизне тарифов. (Источник: www.energetics. com/electric.html).

Вот пример Чили, бежавшей впереди паровоза: она одной из первых перешла на «конкурентную» модель – но к 2007 году ее энергетика оказалась без резервов мощности и не смогла угнаться за ростом потребления энергии в стране.

Таким образом, уже ясно: либерально-постиндустриальная иллюзия о «рыночной электроэнергетике» потерпела полный крах. Например, «Электрисите де Франс» упорно сохраняет сети и электростанции в одних руках. В Японии Токийская электрическая компания, которая по мощности (65 миллионов киловатт) равна почти трети всей электроэнергетики России, также не разделяется. В Германии требования Евросоюза о либерализации энергоснабжения изящно обошли. Шесть энергокомпаний слились в три. Формально электростанции и сети электропередач работают отдельно друг от друга. Немцы снизили расценки на генерацию энергии, одновременно повысив тарифы на ее переброску и трансформацию. При этом доходы от вроде бы отдельных видов деятельности централизуются в компаниях, и деньги, полученные сетями, в любой момент могут быть вложены в новые станции. Бразилия вообще стала реформировать свою энергетику по четырем разным моделям.

Самое ужасное заключается в том, что невменяемые либералы в Евросоюзе продолжают настаивать на реформировании электроэнергетики по обанкротившейся модели, а в РФ по английско-калифорнийскому образцу (благодаря Чубайсу и его присным) ЭЭ должна работать с 1 июля 2008 года.

Английско-маржинальное надувательство

Итак, потуги осуществить грезы рыночных фундаменталистов Запада начала 1980-х и создать конкурентную электроэнергетику оказались провальными. Выяснилось, что госкапиталистически-социалистическая схема электроэнергетики (вертикально интегрированные компании с государственным регулированием тарифов и плановыми инвестициями) работает намного лучше и надежнее, чем либеральная (разделение энергетики на якобы конкурирующие частные компании-генераторы, сети, торговые фирмы и диспетчеров). «Рыночные преобразования в электроэнергетике ведут к тому, что излишние генерирующие мощности ликвидируются, новые мощности не воспроизводятся и отрасль становится тормозом в развитии экономики...» – отмечает В.В. Платонов, профессор Южнороссийского государственного технического университета. По сути дела, он воспроизводит предупреждения своих западных коллег-технократов, которые те делали еще четверть века назад.

Прежде всего на самом рыночно-прерыночном Западе полетел к черту либеральный миф 1980-х о том, что потребитель в итоге перестройки ЭЭ-отрасли сможет выбирать поставщика с самыми низкими тарифами на электричество.

Но зачастую это невозможно чисто технически, а кроме того – и разрушительно для экономики самой приватизированной электроэнергетики. Ведь уничтожается стимул к строительству частниками новых мощностей! Какой идиот будет вкладывать сотни миллионов фунтов и долларов в строительство новой станции, если тарифы будут понижаться – а следовательно, будет снижаться прибыльность вложений? Так ведь и разориться недолго.

А потому либерал-реформаторы придумали так называемый «маржинальный рынок» ЭЭ. Суть его в том, что сложная структура (администратор торговой системы) рассчитывает отпускной тариф, суммируя предложения компаний-поставщиков, и устанавливает среднюю цену энергии по самому дорогому из предложений. Скажем – 7 центов за кВт/ч. Благодаря этому те генерирующие компании, которые готовы продавать ток по 4 цента, получают маржу – по три цента с каждого кВт/ч. Считалось, что таким образом частный капитал будет заинтересован в том, чтобы снижать издержки на производство энергии и строить станции на новейших технологиях, способные давать более дешевое электричество. В данном случае – за счет потребителей.

Но на деле оказалось, что частники стали пускать маржинальные сверхприбыли в спекулятивный сектор. Строить новые мощности им оказалось невыгодно. А зачем? Чем больше дефицит энергии на рынке – тем выше тарифы, тем больше денег из карманов потребителей можно выкачать. При этом, выкачивая денежки из страны, они совсем не торопились сооружать новые электромощности. А зачем? Это долго, малоприбыльно. Лучше пустим барыши от маржи на всякие финансовые спекуляции, вложимся в недвижимость, в интернет-экономику.

«Фактически поставщики с высокорентабельными электростанциями заинтересованы в дефиците электроэнергии для получения сверхприбыли, которая может направляться по их усмотрению в отрасли, дающие больший экономический эффект, чем долгосрочное и дорогостоящее строительство новых электростанций. Сокращение же издержек на электростанциях со сложным и высокозатратным циклом производства электроэнергии снижает надежность их работы и ведет к повышению аварийности таких электростанций», – считает В. Платонов.

Очень быстро лопнул «мыльный пузырь» якобы успешной либеральной реформы энергетики в Англии. Начатая в 1989-м, она привела к тому, что старые угольные электростанции с высокими тарифами просто-напросто закрыли, хотя их можно было модернизировать, переведя на ВУТ – водоугольное топливо. Вместо них частный капитал стал бурно плодить силовые станции на газотурбинных установках, которые питались с британских газовых месторождений. В итоге тарифы на электричество даже снизились на 10 %. Но газа скоро перестало хватать, цены на него полезли вверх – и тарифы тоже пошли в «набор высоты», скоро на 20 % превзойдя дореформенный уровень. На маржинальном рынке обнаружились дикие спекуляции и махинации частников. Поэтому уже в 1997 году британское правительство было вынуждено принимать чрезвычайные меры: ради подъема угольной промышленности – запрещать в стране строительство новых газотурбинных энергоблоков. Мол, опять стройте угольные станции. А к 2000 году англичане запретили торговлю электроэнергией через оптовый рынок с маржинальной системой!

36
{"b":"132423","o":1}