ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пир стервятников
Метро 2035: Злой пес
Любовь, свобода, одиночество. Новый взгляд на отношения
Ведьма
Папа, мама, бабушка, восемь детей и грузовик (сборник)
Собрание сочинений в пяти томах. Том 5. Для будущего человека
Вторая жизнь майора
Тяжелый свет Куртейна. Желтый
Жуткая история Проспера Реддинга
Содержание  
A
A

Ночь над Багдадом

Первые удары американцы направили на ключевые объекты противовоздушной обороны иракцев и на важнейшие цели в Багдаде. И пока лишь первый натиск удалось отбить.

Но уже весь Ирак пришел в движение. Зывыли сигналы воздушной тревоги. Из ангаров и укрытий вышли, взревев моторами, тяжелые тягачи с ракетами. Они уходили патрулировать в полную опасностей ночь и ждать того самого приказа. Заняли свои места расчеты зенитных орудий и ракетных комплексов. Вышли из казарм военные части. Закипела работа на авиабазах.

Теперь уже все зависело от того, насколько сработает составленный план иракского контрудара. Теперь уже мало что можно было изменить. Все строилось в расчете на то, что радиосвязь прервется, а западная коалиция получит господство в воздухе. Оставалось лишь молиться, чтобы удар по намеченным целям заставил американцев остановиться, как останавливается нападающий, пропустивший удар в солнечное сплетение – под дых.

Бункер Саддама Хусейна располагался под отелем «Рашид», где жили западные корреспонденты и телевизионщики – своеобразный «живой щит». Здесь в ставке Раиса (как называли его в Ираке) было напряженно. Саддам сидел за большим Т-образным столом. Облаченный в полевую форму, в черном берете и с шейным шелковым платком, Раис молча курил, всем своим видом излучая непоколебимую уверенность в победе. Хотя давалось сие ему нелегко: в душу заползал неприятный холодок. Шутка ли – воевать против практически всего Запада! Но подчиненные не должны видеть колебания Вождя. А потому Саддам хранил на лице выражение ледяного спокойствия.

По правую руку от диктатора восседали министр обороны Саади Тума Аббас и главный советник из СССР – уже знакомый нам Александр Величенко, произведенный ради этого в генерал-полковники. И его личный переводчик, профессор-востоковед. По другую сторону от Саддама, на короткой «палочке Т», находились вице-президент и старший сын диктатора Удэй чем-то неуловимо похожий на американского актера и рэпера Уилла Смита. Ну, а на длинной стороне стола, «ножке Т», расположились генералы – командующие родами войск и их заместители. Командующих ВВС и ПВО не было – они пребывали на своих командных пунктах, а посему у Хусейна сидели и замы. Наконец замыкали список главы службы безопасности, контрразведки и секретной полиции.

Бункер построили многоэтажной конструкцией, рассчитанной на близкий взрыв ядерного заряда большой мощности. Он представлял из себя большой железобетонный короб, вставленный в другой, побольше, и державшийся на гигантских амортизаторах, поглощавших энергию взрывной волны. Ниже зала заседаний находились помещения узла связи и оперативного центра. Сюда стекалась информация из Москвы, помогавшей Саддаму разведданными и спутниковыми фото.

– Итак, с предсказаниями насчет дня начала операции наши друзья не ошиблись, – Саддам обратился к Главному Советнику. – Остается надеяться, что вы не ошибались и в остальном.

– Надеюсь, Раис, – невозмутимо ответил Величенко. – Во всяком случае, радиосвязь они нам нарушили. Кроме спутниковой, разумеется. Но и им тоже несладко: как мне доложили, наши части РЭБ работают на всю катушку. Главное теперь – защитить Багдад как мозг страны и не отступить от намеченного плана ответных действий.

Саддам одобрительно кивнул. Он и сам понимал, что Багдад, как и Москва в тревожном сорок первом, должен надежно обороняться с воздуха. А дальше западники, эти собачьи дети, познают всю тяжесть иракского ответа!

Перед заместителем командующего ПВО лежал открытый портативный компьютер – терминал советской системы спутниковой связи «Гонец». Строчки побежали по его дисплею. Глаза генерала радостно расширились.

– Раис, вы позволите? – воскликнул он.

– Да! Говори. Есть новости? – Саддам бросил на подчиненного пронзительный взгляд.

– Раис, отбито первое нападение на базу НЗ. Уничтожено, по предварительным данным, десять самолетов этих собачьих сынов!

Саддам скупо улыбнулся и смачно затянулся сигарой.

– Наш ответ уже развертывается? – обратился он к командующему артиллерией генералу Фаруку Рихде.

– Так точно, Раис! Ракетные части подняты по тревоге и уходят на патрулирование вместе с ложными установками на настоящих тягачах.

– Хорошо, Фарук… Скоро они пожалеют о том, что начали войну!

Саддам тяжело опустил кулак на стол…

А в это самое время над столицей Ирака разыгралась нешуточная небесная битва. Крылатые ракеты и «хромающие гоблины» рвались к важнейшим целям в центре древнего города. Здесь были два дворца Саддама Хусейна с командным центром и бункером. Комплекс Министерства обороны Ирака с огромным компьютерным центром. Большой ретрансляционный центр связи, Национальный центр управления ПВО Ирака, главные здания разведслужб и секретной полиции, штаб-квартира правящей партии «Баас» и Центральное телевидение страны. Здесь поднимал к небу чаши своих космических антенн Центр международной связи. Нужно было разбомбить багдадский аэроузел: международный аэропорт имени Хусейна, аэродромы Мутена и Таджи, летное поле Рашид.

И хотя опыта борьбы с «томагавками» и «стелсами» у русских и арабов еще не было, три ракеты налетели на тросы аэростатов заграждения, одна была поражена парой истребителей-перехватчиков, а пара пала жертвой стрелков из «Иглы». Еще один «томагавк» попал под огонь ствольной артиллерии и с громким плеском рухнул в воды Евфрата.

Но многие крылатые снаряды прорвались. Они шли с разных направлений, и в полете специальное устройство покрывало их особым составом, поглощающим радиоволны иракских радаров. Каждый «томагавк» озирал местность впереди своим локатором, находя заветную точку привязки – холм или заметное здание. Дальше в действие вступала навигационная система ТЕРКОМ, и «томагавки» начинали бросаться в крутые развороты, изламывая свой полет замысловатыми зигзагами. Их бортовой «электронный мозг» постоянно сравнивал картину проносящейся внизу местности с той, что была заложена в его памяти.

Первые взрывы сотрясли Ирак.

Но «томагавки» еще летели к целям, а уже следом за ними шли уродливые, словно Сатана во плоти, «стелсы» F-117A – тридцать машин из имеющихся у США пятидесяти четырех. Все – из 49-го истребительного авиакрыла с базы Холломэн, штат Нью-Мексико. Пилоты выжимали по тысяче километров в час из своих граненых монстров, каждый из которых нес по две 907-килограммовые управляемые бомбы с лазерным наведением…

Огромная машина агрессии пыталась набрать обороты. Откинулись крышки контейнеров на крейсерах и старом линкоре. В мерцающем дыму, выбрасывая языки огня, из них вылетали новые «томагавки». Каждый, отлетев от корабля, словно в задумчивости чуть сбрасывал скорость, задирая кверху нос, и потом снова разгонялся, ложась на курс. В боеголовках многих крылатых ракет таились мощные генераторы помех сверхвысокой частоты – СВЧ. Их работа надежно «забивает» всю радиосвязь – в том числе и саму американскую. Под прикрытием этой радиозавесы на Ирак пойдут эскадрильи ударной авиации. Другие «томагавки» несли в боевых отделениях катушки с тончайшей углеродистой нитью – они должны накрыть этой паутиной электростанции и трансформаторные площадки Багдада, устроив массу коротких замыканий.

И это было неприятным сюрпризом. То здесь, то там гас свет. Иракцы запускали дизель-генераторы, там, где они были, конечно.

Казалось, в эту ночь горело небо. Яростно били все 14 тысяч стволов иракской зенитно-малокалиберной артиллерии. Яркие трассеры прошивали воздух, расцвечивая ночь апокалиптическими огнями. «Шилки» и «тунгуски» стреляли по факелам крылатых ракет, пытаясь сорвать их атаку. И то тут, то там над землей гремели взрывы, космато разбрасывая языки огня. И казалось, будто бы взрываются звезды.

Янки все наращивали атаку. Взлетевшие много часов назад из американской Луизианы тяжелые мастодонты B-52 выпускали все новые и новые партии крылатых ракет из безопасной дали Индийского океана. И снова пульсировали вспышки пламени, летели к небу тонкие «лучи» огня русских скорострелок. Взмывали на столбах пламени ракеты комплексов С-300. Их головки наведения захватывали цели, и ракеты устремлялись в бреющий полет, настигая жертвы. Будь то низколетный «Томагавк» или F-111, мчащийся на высоте деревьев к одному ему ведомой цели при полном радиомолчании.

34
{"b":"132425","o":1}