ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Когда на позиции ПВО Ирака обрушился град таких ракет, ложные цели вроде «Газетчика-Е» на какое-то время спасли положение, оттянув на себя этих «радарных убийц». Но только на время. Когда «газетчики» оказались перебитыми, пришел черед настоящих локаторов обнаружения и целеуказания. Стали погибать одна установка за другой. Особенно страшными были атаки американских двухместных «прорывателей ПВО» – штурмовиков «Праулер» EA-6B. На них «ХАРМы» интегрируются в общую бортовую систему тактического электронного подавления ALQ-99.

А как страшен атакующий «Уайлд Уиззл» F-4G, сделанный на базе старого «Фантома»! Еще один убийца ПВО. Для уничтожения всего излучающего он несет ракеты «ХАРМ». Для того чтобы истреблять неизлучающие объекты вроде пусковых установок ракет «земля—воздух», транспортно-заряжающих машин и пушек-скорострелок, «Уайлд Уиззл» несет на себе управляемые бомбы CBU-87/B.

А знаете, как страшно, когда в связке при прорыве ПВО действуют «праулеры» и «интрудеры» А-6? Первые подавляют все излучающее своими «ХАРМами», а вторые добивают все стреляющее метанием бомб и лазерным управлением.

Но это у американцев. А на востоке Ирака орудовали еще и англичане на своих истребителях-бомбардировщиках «Торнадо». И прорывали русско-иракскую ПВО пальбой своих ракет «Аларм». Она, конечно, полегче «ХАРМов», но ничуть не глупее. В одном режиме работы пилот выпускает «Аларм» по самой важной, отобранной компьютером цели. Но на среднем участке полета ракета «Аларм» принимается сканировать окружающее пространство и, если отыщется более важная излучающая цель – летающий дьявол, переключится на нее. В другом варианте «Аларм» умеет устраивать засаду. Скажем, пустил ее британец по русскому радару, но тот выключился. Тогда «Аларм», запомнив место, откуда только что шел сигнал, взмывает ввысь, выключает двигатель – и начинает медленно опускаться на раскрывшемся парашютике. И едва только радар заработает снова, как «Аларм» отстрелит парашют, врубит двигатель и на сумасшедшей скорости спикирует на цель!

Ах, если бы были тогда у наших зенитчиков, помимо радарных имитаторов «Газетчик-Е», еще и перспективные лазерные установки, что могли бы бить лучами по головкам самонаведения «ХАРМов» да «Алармов»! Чтобы они, облученные, слепли и взрывались! Да не имелось у наших такой техники. Вот и стали гибнуть зенитные установки под натиском американцев. Сначала – старые малоподвижные С-75, С-125 и самоходные «Кубы». Потом – С-300, «Торы», «Буки» и «Осы». Сражаясь до конца, их расчеты один за другим принимали смерть. Обрушивались вражьи ракеты и на станции постановки электронных помех…

Но погибла совсем не вся ПВО. Часть ее составляли новейшие русские комплексы. Они продолжили бой.

…Капитан Григорьев (теперь – гражданин Ирака) командовал дивизионом комплексов «Бук-1М».

Им удалось пережить первый удар «ХАРМами», потому что люди Григорьева, от отличие от горячих иракцев на комплексах С-125 и С-75, до последнего не включали своих радаров.

Григорьев, скаля зубы от напряжения, принимал по телефону целеуказание от оператора станции пассивной локации «Тамара» и с комплекса типа «Вега».

Лишь когда взрывы возвестили о гибели соседей, дивизион врубил свои РЛС.

– Есть захват целей! – в возбуждении проорал оператор Сергиенко, наблюдая за экраном локатора. Широкие башни пусковых установок пришли в движение. Быстро поднялись острые рыльца ракет. С ревом они стали срываться с направляющих. Взмыв почти вертикально, ракеты, повинуясь направляющему лучу локатора «подсветки», пошли на цели.

Центральная станция дивизиона обрабатывала сразу двадцать целей. Она быстро меняла частоту работы, чтобы сбить с толку врага. Экраны локаторов то и дело тонули в «молоке» помех – это вступили в противоборство с русскими системами бортовые станции радиоэлектронной борьбы с американских самолетов. Но наши ракеты мчались к целям, захватывая их головками самонаведения.

Залп двух дивизионов стал неожиданностью для нападающих. Ракета уничтожила один «Уайлд Уиззл». Включив аппаратуру радиоэлектронных помех и разбрасывая дипольные отражатели, часть «хорнетов» в панике поворачивала прочь, прижимаясь к самой земле. В небе полыхнул гигантский огненный шар – это сверхскоростная русская ракета нашла «Хорнет». Еще один самолет Морской пехоты попал под сноп осколков русской «птички». Часть американцев выпустила ракеты ХАРМ по обнаружившим себя зенитно-ракетным дивизионам. Но они не дремали. Включились станции-обманки типа «Газетчик-Е».

Они походили на больших зеленых ракоскорпионов, стоящих враскорячку, рядом с коими поставили тарелку на четырех ножках (имитатор работы локатора) и зеленый ящик – батарею постановщиков аэрозольных облаков. Они весело «засветили» в эфир радиолучами, имитируя работу прицельных локаторов дивизиона. Плюнули навстречу летящим «ХАРМам» облаками аэрозоли и ложных целей-диполей.

Сбитые с толку «ХАРМы» поражали ложные цели, пока машины дивизиона, рыча дизелями, уходили со старых позиций на максимальной скорости. Ракеты врага настигли только одну из восьми огневых установок дивизиона.

В современном бою оставаться на месте – верная гибель…

Спасаясь от зенитно-ракетного контрудара, американские пилоты включили свои станции постановки помех, наполнили радиоэфир нервными выкриками и сообщениями. В этот момент каждый самолет стал излучать в окружающее пространство радиоволны на многих диапазонах.

Только того и нужно было затаившимся станциям пассивной локации: «Тамаре», «Веге», «Кольчуге».

Они ничем себя не выдавали. Встрепенулась советская станция радиоэлектронной разведки «Кольчуга» на базе Н3, построенная в Донецке на НПО «Топаз». Ее пять антенных систем на двух грузовиках ЗиЛ-151 и одном прицепе ловили сигналы метрового, дециметрового и сантиметрового диапазонов, передавая уловленное в 36-канальный приемник, скрещенный с вычислительной машиной. Теперь станция видела все «фонящие» объекты в радиусе шестисот километров.

Есть! Ближайшие цели – четырнадцать самолетов. Командир станции Иващенко знал, что по проводам его данные летят на командные пункты сектора ПВО и в управляющие кабины зенитно-ракетных дивизионов.

Включились радары. Ракеты с раздирающим душу ревом взлетали одна за другой. В эту ночь управление иракскими силами и авиацией Коалиции оказалось практически потерянным. Пусть и ненадолго…

Экипажи американских АВАКСов и машин типа «Хок ай» в бессильной злобе смотрели на дисплеи радаров. На них бушевала «метель» сплошных помех. На всех частотах. Огромные районы Ирака не просматривались вовсе. Стало невозможным управлять действиями ударной авиации.

Но ненадолго. По всему пространству западники методически засыпали позиции иракцев антирадарными ракетами, постепенно ломая сопротивление противовоздушной обороны….

Битва «тысячеруких»

А в воздухе уже неслись эскадрильи самолетов, поднятых с трех авианосцев в Персидском заливе и со стольких же – в Красном море. Русские спутники засекли массовый взлет палубной авиации, и нервный импульс тревоги из Москвы в мгновение ока достиг Багдада, разбежавшись оттуда по аэродромам. В воздух пошли эскадрильи Су и МиГов, готовых встретить врага на дальних подступах.

Вслед за первой волной крылатых ракет и «стелсов» шел основной эшелон прорыва иракской ПВО – почти полторы сотни самолетов тактической и палубной авиации, двадцать «рейвенов» – самолетов радиоэлектронного подавления, несколько «фантомов» – постановщиков помех. За эшелоном подавления ПВО следовали два ударных – шестьдесят «томагавков», четыреста боевых самолетов с наземных баз и авианосцев, стратегические ракетоносцы Б-52 из Луизиана с 35 крылатыми ракетами и часть «невидимок». Для окончательного разгрома иракских радаров предназначались «торнадо», нагруженные противорадиолокационными ракетами АЛАРМ.

Новейшие Су-27 несли на себе спутниковую систему связи, которая не поддавалась глушению электромагнитными помехами. Ею же были оснащены и перехватчики МиГ-25П. Их целью были самолеты радиоэлектронного подавления, «праулеры». Разогнавшись до 3,2 скоростей звука, «двадцать пятые» уходили на баллистическую траекторию, прорываясь к целям через стратосферу. Они знали, где их жертвы – благодаря новейшим наземным системам пассивной локации, данные которых поступали им через каналы помехозащищенной цифровой связи. Похожие на распростертых черных ангелов, сверхзвуковые охотники падали сверху на «праулеры», меча в них молнии ракет. Второй волной на самолеты радиоэлектронной завесы обрушивались Су-27. Несколько «праулеров», расколовшись на пылающие обломки, упали вниз – в кувейтскую пустыню, в воды Персидского залива. Сплошная стена помех на какое-то время разорвалась, и экраны зенитных радаров, снова засветившись зеленым, явили операторам точки многочисленных целей. В воздух рванули четкие команды, перекрестья прицелов и метки наводчиков выбрали будущие жертвы. Ударило пламя из ракетных дюз, их темные силуэты рванулись с направляющих. Снаряды С-300 стартовали вертикально, из трубообразных контейнеров. Станции наведения С-200 сужали радиолучи, как бы «прищуривая глаз». Их поля обстрела перекрещивались, и под их удар попали еще четыре самолета Коалиции. Но через считанные секунды на позиции С-300 обрушились «ХАРМы» и бомбы с лазерной наводкой…

36
{"b":"132425","o":1}