ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Тяжелее всего было то, что разгром аэродромных полос приковал к земле самолеты-заправщики и летающие командные пункты – самолеты типа АВАКС. Часть из них пришлось срочно перенаправлять на авиабазу Тумраит в соседнем Омане. А без заправщиков и самолетов-радаров сила ВВС Коалиции падала в несколько раз.

Когда взошло солнце, то взорам американцев представилась полная картина разрушений и пожаров. Дымились развалины порта Джубайль. На изуродованных взлетно-посадочных полосах саудовских аэродромов, где еще недавно ползали бульдозеры и аварийные команды в спешке засыпали воронки от взрывов, восстанавливая «бетонку», работа теперь замерла. Ждали прибытия новой техники.

В штабе Коалиции невесело думали: задачи первого дня оказались невыполненными. ПВО Ирака не сокрушено до конца, управление страной не нарушено. Крупнейшие авиабазы МНС пусть ненадолго, но выведены из строя. С пресной водой уже катастрофа: необходимо запрашивать танкеры с пресной водой. Огромные запасы горючего спалены. Выведен из строя важнейший порт. Авиация понесла большие потери в самолетах и экипажах. Темп операции отныне оказывался безнадежно сбитым.

Погода портилась. Шла песчаная буря. Над землей повисли низкие облака. Слышались раскаты грома.

Хмурый свет зимнего короткого дня открыл картину многочисленных пожаров по обе стороны границы. Горели склады горючего и разбомбленные базы. Чадили уничтоженные позиции зенитно-ракетных установок и сбитые самолеты. Дымили – жирно, обильно – нефтеперерабатывающие заводы.

На какое-то время американцы выпустили из рук инициативу…

Сюрприз Саддама

– Да, товарищ Верховный, это экспромт товарища Хусейна, – протирая красные от бессонницы глаза, Величенко разговаривал по защищенному каналу спутниковой связи с Москвой. Зажав трубку телефона между ухом и правым плечом, он сунул в рот очередную сигарету «Кэмел» и щелкнул бензиновой зажигалкой. – Да, это его единоличное решение – меня поставили перед фактом. Вы же его знаете, он любит играть в рискованные игры…

Специальное устройство превращало голос главного советника в какофоническое нагромождение звуков – и только на другом конце линии другое устройство очищало речь от шифрующих «добавок». Такой же аппарат стоял в кабинете Величенко. Американцы могли перехватить разговор, но расшифровать его не смогли бы очень долго.

Переполох получился первостатейным. Диктатор Ирака отмочил номер на грани фола. Рано утром 17 января он приказал выпустить одиннадцать «скадов» по израильским городам – Тель-Авиву и Хайфе. Было ранено 17 человек. Одна из боеголовок была снаряжена боевым отравляющим газом. В Израиле вспыхнула паника.[19]

– Конечно, мы еще ничего не знаем о результатах, – говорил Величенко в трубку. – Но резон есть: если Израиль нанесет ответный воздушный удар по Ираку, весь арабский и исламский мир выступит в поддержку Саддама. Он станет героем. Сколоченная Вашингтоном коалиция с участием Сирии и Египта начнет разваливаться. Если же евреи сглупят и применят против Ирака ядерный заряд, то эффект получится еще большим…

– Держитесь там, Саня, держитесь, – Верховный в Москве, волнуясь и тоже зевая после стольких часов напряженного бодрствования, выключил кнопку громкой связи. В его кабинете собрались все члены чрезвычайного штаба. Теперь и они могли слышать их разговор. – Насколько я понимаю, ваш бункер выдержит даже близкий атомный взрыв? Ну, вот и славно…

Московский лидер выслушал доклад Величенко о событиях минувшей ночи. Александр, как всегда, говорил кратко и емко.

– ПВО сильно побита, товарищ Верховный. Убийственно работают ракеты типа «ХАРМ» и «Аларм», бомбы с лазерным наведением. Второго такого натиска нам не выдержать, – слышался голос Величенко, слегка искаженный после дешифровки. – Но мы успели применить план «Контрблицкриг», провели ракетное нападение. Результатов не знаю, ждем данных спутниковой разведки. Не подведите нас, Москва! Ясно только одно: нам на какое-то время удалось пригасить активность американской авиации. Интенсивность их боевых вылетов упала. Но надолго ли? Неясно…

– Не беспокойся, дорогой, – пророкотал в микрофон Верховный, – данные разведки будут. Пока спутники плохо просматривают цели: мешает плохая погода. Однако видно, как полыхают нефтеперегонные заводы, как столбы дыма поднимаются над местами разведанных нами складов. Порт Джубайль сильно разрушен. Судя по всему, и опреснители тоже разгромлены. Это уже срывает планы неприятеля.

Догадываюсь, что делает Хусейн. Он хочет спровоцировать евреев на вступление в войну. Тогда весь мусульманский Восток может взорваться антиамериканскими настроениями. Хоть он, сукин сын, и не согласовал такую акцию с нами, но все, что ни происходит, – к лучшему.

Я сам поговорю с Саддамом по закрытой линии…

Верховный дал отбой. Величенко снова потер воспаленные глаза. Пододвинул к себе чашку с обжигающе горячим кофе. Задумался. Шутка ли! Вся высокотехнологичная мощь Запада, наработанная и накопленная для возможной войны с СССР, сейчас обрушилась на Ирак. И как ей противостоять? В сущности, повторяя приемы гитлеровского блицкрига: дерзкими и смелыми контрударами по уязвимым точкам самой Коалиции. Вот где пригодились напряженные мозговые атаки перед войной!

А систему противовоздушной обороны страны нужно менять. Не в лихорадочной спешке, но все-таки… Первый же день войны показал, что современные ракеты и средства радиоэлектронной борьбы позволяют атакующим расправляться с самыми новыми зенитно-ракетными комплексами СССР. Пусть и ценой внушительных потерь для вражеской авиации. Конечно, подобная атака на рубежи Красной империи для НАТО смертельно опасна: Союз ответит ядерно-ракетными ударами. Но подумать о будущей ПВО стоит уже сейчас.

Величенко задумчиво пододвинул к себе большой блокнот с перекидными страницами. Стал водить по листу тонкой капиллярной ручкой. Значит, прежде всего – уничтожение баз воздушного нападения, разорение «осиных гнезд». Средства – баллистические ракеты комплекса «Созвездие-Р», крылатые ракеты и своя авиация. И еще – действия в воздухе, сражения в небе. Прав генерал Рог: рассчитывать только на зенитные ракеты – верный проигрыш. Нужно встречать атакующего противника своими ВВС. Надо сливать в один вид войск и ПВО, и ВВС. Да еще и с сильными средствами радиоэлектронной борьбы.

Впрочем, и сами зенитно-ракетные войска нужно преобразовать. Оснащать лазерными установками для борьбы с «ХАРМами». Сажать за пульты управления людей, вводимых в измененное состояние сознания. Так, чтобы они становились экстрасенсами и могли действовать намного быстрее и парадоксальнее, нежели обычные операторы. Чтобы у них работал дар предвидения обстановки, а реакции становились намного острее и молниеноснее. А способности сверхлюдей нужно дополнить скрещением их с суперкомпьютерами управления. Нужны нейросети и квантовые ЭВМ, управляющие машины с сильным искусственным интеллектом…

А еще потребны подвижные, дублированные комплексы управления, контроля и связи, связанные в сеть – ибо нынешняя система, централизованная и стационарная, слишком быстро уничтожается. Нужна помехозащищенная и устойчивая сверхширокополосная связь. Нужны в изобилии самолеты-радары. А в перспективе – и система спутников-радаров, что могут передавать «картинку» сверху прямо в наземные штабы, в кабины комплексов ПВО и летчикам в воздухе. Необходимы ракеты дальнего боя класса «воздух—воздух», чтобы бить издали по вражеским самолетам ДЛРО и постановщикам электронных помех. Нужны истребители-«невидимки», чтобы уничтожать ключевые машины нападающего противника.

В перспективе же потребуются боевые лазеры, стаи летающих роботов-истребителей, оружие с использованием новых физических принципов. Те, которые смогут выводить из строя вражескую технику на расстоянии, возмущая тонкие физические поля…

Величенко отложил ручку. Дорого все это, конечно. Но когда холодная война будет выиграна и Штаты признают поражение, можно постепенно заняться созданием такой ПВО. Тем более что созданные при ее становлении супертехнологии годятся для использования в гражданском секторе. Ясно одно: в современной войне оборона, даже самая сильная и высокотехнологичная – путь к поражению. Нет, на агрессию нужно отвечать контрагрессией, перехватом инициативы. А потому новая ПВО должна прикрыть важнейший центр управления, столицу так, чтобы оттуда могли полететь приказы на применение ракетных войск, авиации и диверсионных отрядов. Величенко усмехнулся, огладил аккуратно подстриженную бороду «а-ля Столыпин». Как ни верти, а возвращаешься к опыту Второй мировой, пускай и творчески развитому в новых условиях. Чем они ответили на удар Америки? Да тем же гитлеровским «роботоблицем», ракетными атаками в Фау-стиле. Но только неизмеримо более совершенными и меткими.

вернуться

19

Удар баллистическими ракетами Ирак нанес в привычной нам истории, но сутками позже – утром 18 января 1991 года. Саддам выстрелил семью «скадами» по Тель-Авиву и Хайфе. На следующий день он пустил еще четыре ракеты по еврейскому государству. Правда, ни одна из них не несла химической начинки. Но даже такие атаки вызвали панику: израильтяне, опасаясь газовой атаки, прятались в герметически закрытых комнатах и надевали противогазы…

41
{"b":"132425","o":1}