ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

А дальше создадим сильные авиабазы в Саудовской Аравии и в Израиле. Произведем больше крылатых ракет типа «Томагавк». Для того чтобы осенью 1991 года, как раз в канун президентской избирательной кампании, подтянуть в Персидский залив сильную авианосную группировку и вместе с Израилем провести быструю воздушно-ракетную кампанию, разрушив ядерный центр в Багдаде и главные предприятия Хусейна по производству оружия массового поражения. Пусть это и будет не так эффектно, как первоначальный план полного уничтожения военного и военно-промышленного потенциала Ирака, зато действенно. Такова суть моего предложения, господа…

– Позвольте добавить, – подал голос заместитель министра обороны Пол Вульфовиц. – Одновременно мы блокируем минными заграждениями важнейший порт Ирака Басру. А если нужно, то и иорданскую гавань Акаба на Красном море. Благодаря этому Ирак не сможет получать помощь оружием из СССР. Параллельно нужно дать большие кредиты Сирии, чтобы она не переметнулась на сторону русских и они не смогли бы использовать ее порты для переброски грузов в Ирак.

– А если Советы договорятся с Ираном и пустят поток грузов по его территории? – спросил вице-президент Дэн Куэйл.

– Это вряд ли, – помотал головой Вульфовиц. – Взаимная ненависть иракцев и иранцев после восьмилетней войны слишком велика.

– Спасибо, господа! – кивнул головой Джордж Буш. Предложенный вариант был не так уж и плох. Он позволял изобразить решительную победу перед избирателями и спасти престиж Соединенных Штатов перед всем миром. Если же вторая кампания будет победоносной, то как раз к президентским выборам подгадает. Есть шанс переизбраться на второй срок. Военная победа – вот что нужно сейчас. Ибо в экономике дела плохи: кризис все больше и больше затягивает Америку.

– Я бы хотел высказать свои соображения, – поднял руку советник Буша по национальной безопасности Брент Скоукрофт.

– Да, Брент?

– Считаю важным прежде всего озаботиться охотой авиации на иракские баллистические ракеты. Они несут угрозу не только Израилю, но и нашим ребятам в Саудовской Аравии. А в основном я согласен с планом Дика…

Чейни послал советнику благодарный взгляд.

В Овальный кабинет вернулся генерал Пауэлл, сообщив, что перевел связь с Эр-Риядом на селектор президента. Буш нажал красную кнопку на коробке системы связи.

– Президент на проводе, – сообщил он в микрофон. – Здравствуйте, Норман!

– Приветствую вас! – кабинет наполнил густой бас генерала Шварцкопфа. – Мы предварительно обсудили сложившееся положение и требования Израиля.

– Каковы ваши соображения? – спросил президент.

– Положение с авиацией у нас критическое. Но, думаю, мы сможем перенацелить часть вылетов на уничтожение «скадов» и других ракет. Подумаем, как задействовать силы специального назначения. Повторяю – это наше предварительное заключение. Проработав все детально, я представлю вам точный план. Прошу ускорить присылку танкеров и судов с горючим и пресной водой. У нас действительно большие проблемы…

– Эта проблема решается, генерал, – твердо ответил Буш. – До связи!

Дав отбой, президент попросил повторить предложенный Чейни план для Пауэлла. Слушая, генерал-негр хранил непроницаемое выражение лица.

– Ну что ж, если таково решение президента Соединенных Штатов, мы, военные, обязаны его исполнить. И я не сказал бы, что я буду испытывать внутреннее сопротивление. Нужно отшлифовать новый план в самые короткие сроки. Мы займемся этим немедленно.

Внушает тревогу только один момент: что если Саддам решит воспользоваться нашей временной слабостью и двинет свои войска из Кувейта в наступление по направлению на Даммам?

– Мы сможем остановить его ударами палубной авиации, накроем его наступающие части артиллерийским огнем линкоров «Висконсин» и «Миссури» с моря, – вскинул брови Дик Чейни. – Можно передислоцировать на угрожаемое направление значительные силы наших танков «Абрамс», систем залпового огня и вертолетов типа «Апач»…

– Да будет так! – подвел черту Джордж Буш.

Когда брифинг в Белом доме закончился, в Ираке уже темнело. Генерал Шварцкопф невесело задумался. Положение Коалиции действительно становилось отчаянным. Хотя ПВО Ирака была сильно разрушена, иракцы смогли ответить ракетами. И вот часть авиации оказалась прикованной к земле. Положение с пресной водой станет отчаянным через три дня.

– Норман, Вашингтон ставит нас буквально раком, – добавил «веселья» генерал Горнер. – Если мы бросим авиацию на поиск и уничтожение «скадов», у нас просто не останется сил на все прочее.

– Я знаю, Чак, знаю, – отмахнулся Шварцкопф, скривившись, словно от кислого. – А что ты мне прикажешь делать? Ты же знаешь: они заваривают кашу, а расхлебывать приходится нам. Нам стоит подумать, как совместить действия сил специального назначения и авиации. Ведь этот западный Ирак – чертовски неудобное место. Там удобно прятаться. Где Глоссон? Скоро будет?

– Он поехал смотреть, что бандиты сотворили с авиабазой Эр-Рияда, – ответил Горнер. – Будет с минуты на минуту…

Ни генералы, ни высшие чины в Вашингтоне, ни сам президент Буш ведать не ведали, что в это же самое время в Москве, в Кунцево, уже идет интересная работа в лаборатории Георгия Рогозина. Молодые считыватели мыслей на расстоянии, совершив погружение в личности президента Буша, Брента Скоукрофта, Дика Чейни и Шварцкопфа, уже вошли в измененное состояние сознания. Каждый экстрасенс вживался в чужую личность, используя для этого фотографии ключевых лиц во вражеском стане. Каждого экстрасенса сопровождала бригада: гипнолог, два фармаколога и реаниматолог. К каждому чтецу мыслей приставили по офицеру ГРУ – для задавания нужных вопросов. Медленно вращались катушки магнитофонов «Юпитер».

Во всем серьезном научном мире все это считалось шарлатанством и мистикой. Но тем, кто видел работу института генерала Рогозина, так не казалось. Чтецы мыслей, вжившиеся в личности далеких американских начальников, в гипнотическом трансе преображались. Менялись черты их лица. Лица совсем молоденьких экстрасенсов вдруг приобретали черты лиц стариков или мужчин средних лет, поразительно меняли выражение. И начинали говорить на американо-английском языке – с разными акцентами. Кто – с тягучим техасским, кто – с гнусавым новоанглийским. Вопрошая их, офицеры-аналитики ГРУ задавали вопросы как бы самому Бушу, Шварцкопфу или шефу Пентагона. Чтецы в гипнотическом трансе отвечали – и драгоценные пленки затем быстро превращались в текст. А уж волки из Главного разведупра знали, о чем спрашивать.

Добытую с помощью такой вот «черной магии» информацию быстро сопоставляли с данными спутниковой и авиационной разведок, с донесениями агентуры, с показаниями системы «Сплав». Итоговые справки тотчас же ложились на стол Верховному, его чрезвычайному штабу, министру обороны и начальнику Генштаба СССР. А уж потом нужные депеши уходили Главному советнику в Багдад.

Поздним вечером 18 января Верховный в Москве уже знал о планах противника. Ночью он назначил совещание в своем ситуационном центре.

В своей спальне он, прежде чем собраться, истово и со страстью приласкал жену. Но даже мощно двигаясь в масляном и влажном лоне женщины, он думал, что перелом в ходе битвы близок. И что пора выбрасывать на стол последние козыри.

…А в это время в штабе Нормана Шварцкопфа шел ожесточенный «мозговой штурм». Прибывший заместитель Горнера, бригадный генерал Бастер Глоссон, сообщил о ходе ремонтно-восстановительных работ на пораженной вражескими «невидимками» авиабазе. Генерал говорил, а перед его глазами вставали картины искореженных, обгоревших кусков дюраля, снесенного купола аэродромной РЛС, разнесенные в куски радарные посты зенитно-ракетных комплексов.

– Сэр, важное сообщение! – адъютант ворвался в комнату для заседаний с трубкой беспроводного телефона. Он протянул его командующему силами Коалиции. Шварцкопф поднес ее к уху. Присутствующие увидели, как заходили желваки на его челюстях, как осунулось его лицо. Нажав кнопку отбоя на аппарате, генерал произнес голосом, ставшим каким-то глухим:

48
{"b":"132425","o":1}