ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Русские советники, получая шифрованные сообщения спутниковой разведки, потирали руки: так! Американцы истощают свои боезапасы интеллектуальных ракет на копеечные цели. Атака постоянно наращивалась: не покидая зоны прикрытия ПВО, иракские Ту-16 и Ту-22 старых модификаций пускали по Дахрану старые крылатые ракеты Х-22. Взлетали все новые и новые беспилотники старых конструкций. На полную мощь работали системы радиоэлектронного подавления, ослепляя локаторы американских самолетов АВАКС. Промчалась над передним краем иракских войск эскадрилья бомбардировщиков МиГ-25.

Уверенные, что придется защищать базу, янки стягивали к ней все воздушные резервы. Из Табука на западе Аравии поднимались в воздух британские истребители-бомбардировщики «Торнадо» – бить по позициям ракет. В воздухе к ним присоединялись самолеты прикрытия, группы подавления ПВО, отвлекающие группы. Наперерез иракской атаке шли поднятые с авианосцев в Персидском заливе эскадрильи. И то было просто отлично: ослаблялось прикрытие кораблей.

В то же самое время спутники США засекли массовый старт оперативно-тактических ракет. Их факелы показывали четкий курс – на Дахран, где готовились к вылету более сотни машин Коалиции. Стоя с полными баками, в полном вооружении. Казалось, Ирак решил полностью расстрелять весь запас оставшихся ракет «Скад» и «Ока». Американцы принялись лихорадочно оттаскивать снаряженные машины в укрытия…

Отряд авиационного спецназа «Эпсилон» на базе в Киркуке подняли по тревоге еще ночью. Восемь «невидимок» Ту-22М4 заправили под завязку и проверили. Теперь они, нагруженные страшными Х-15, готовились стартовать. А русские экипажи, запершись в большой комнате штаба, медитировали под наблюдением психотехника. Облаченные в высотные скафандры, но без шлемов, воздушные спецназовцы напоминали героев фантастического фильма о далеком будущем. Они погружались в ИСС – измененное состояние сознания.

Инструктаж накануне не занял много времени. Задание экипажи давно знали наизусть. Взлететь из Киркука, включить генераторы невидимости и, соблюдая полное радиомолчание, идти к Персидскому заливу на 11 тысячах метров. Идти колонной по два самолета в ряду. Но не по прямой, а по этакой дуге, войдя в воздушное пространство Ирана. Так, чтобы выйти из него в районе города Бушер и атаковать передовые корабли США ракетами Х-15 с фланга. Для этого следовало развернуться в строй фронта, на короткое время отключить генераторы невидимости, чтобы получить целеуказание и пеленги от наземного центра космической разведки. Затем следовало включить бортовые РЛС и обнаружить цели самостоятельно. Захватить их боеголовками ракет и открыть ураганный огонь по обнаруженным кораблям. Отвлечь на себя внимание и затем снова включить плазменные генераторы, уходя в Киркук на максимальной скорости.

– Вот так ребята! И никакой самодеятельности, – подытожил инструктаж местный уполномоченный советник, полковник Семашко. – И помните: никому не должны достаться ни самолеты с их секретным оборудованием, ни вы лично. Не подведите, мужики!

А потом они закрылись в большой комнате.

…Когда медитация кончилась, капитан Арцыбашев стал словно другим человеком. Теперь он смотрел на мир слегка отрешенно, все казалось замедленным. Время для пилота стало тягучим, как поток густой смолы. Но мысли остались четкими и стремительными. Обменные процессы в телах русских летчиков убыстрились, как будто они приняли волшебный ускоритель из рассказа Уэллса. А потому теперь движения и реакции воздушных спецназовцев были намного стремительнее, чем у обычных людей. Теперь они чувствовали друг друга, общаясь через нечто надличностное.

Арцыбашев посмотрел на своих второго пилота, штурмана и стрелка-радиста – Сергеева, Корогодова и Ахмедова. Встретился с ними глазами. Они легко кивнули в ответ. Словно незримые волны пробежали между ними. Арцыбашев почувствовал энергию товарищей. Они взялись за руки, словно подпитывая друг друга. Заговорил командир группы, полковник Иванов. Тот, кто услышал бы его в тот момент, не понял бы ничего. Подивился бы гортанным и рокочущим звукам, певучим ударениям на гласные. Это был не русский язык. И ни один из других языков Земли, живой или мертвый. Иванов говорил на Диале, искусственном языке, придуманном специально для тех, кто превращался в люденов. Языке, наиболее точно и емко передававшем мысли. Именно на Диале следовало говорить с друг другом по шифрованным радиоканалам в момент атаки. Чтобы никто, если ухитрится расшифровать радиоперехваты, не мог ничего понять.

– Братья! – говорил Иванов. – Каждый должен исполнить свой долг. С Богом! Помните о режиме связи…

Для того, кто поймал бы переговоры экипажей по радио, это услышалось бы так:

– МьА! Пьи виИ бИ. Ву БьЯ! ОоО орму …

…Ту-22 взлетает, словно истребитель. Самолет разбегается по полосе со скоростью в полсотни метров в секунду, и перегузка втискивает пилотов в кресла. Арцыбашев, взяв на себя штурвал с упругим ходом, легко поднял свой ракетоносец в воздух. Включив генераторы невидимости, «туполевы» начали стремительно набирать высоту.

Север Ирака накрывала двухслойная облачность. Но над Заливом облака, как сообщали синоптики, шли большими разрывами. В этих широтах облака вообще не заходят далеко в море. Арцыбашев шел в головной «шеренге», имея по правому борту самолет Иванова. Он просто чувствовал, что его старщий товарищ летит рядом.

Где-то над Центральным Ираком они увидели, как огненные шары баллистических ракет по правому борту пробивают облачный покров и устремляются ввысь. Арцыбашев переглянулся с Сашкой Сергеевым и довольно сжал веки. Сражение идет вовсю! Правда, отсюда, с огромной высоты, все кажется каким-то далеким и маленьким. Как муравьиная возня под ногами у великанов. Теперь оставалось следовать к намеченной точке поворота, включив автопилот. Фонарь кабины покрывала зыбкая, призрачная пелена плазмы. Легкая турбулентность потряхивала машину, шедшую на крейсерской скорости в 1000 километров в час. Теперь полет напоминал скорее плавание на подводной лодке. Сквозь плазменную пелену не проникали радиоволны. Она надежно рассеивала в пространстве радиолучи чужих радаров, и далекие АВАКСы, если и различали что-то, так только россыпь слабых отражений на огромной площади. Впрочем, авиаотряд «Эпсилон» шел уже над Ираном.

Битва внизу набирала свои страшные обороты.

…Станция спутниковой навигации «Лоран» взлетела на воздух красиво. Ее вскрыла иракская диверсионная группа «Копье Аллаха». Мастера маскировки в песках, они шли к цели ночами. И путеводными звездами для них служили русские спутники ГЛОНАСС-М. Даже их палатки были сделаны так искусно, что полностью сливались с окружающими барханами. Они просочились мимо моторизованных дозоров и часовых, затаившись.

Разведав цель, спецназовцы набрали шифрованное сообщение на дискету, развернули ажурную антенну, направленную в зенит, и, дождавшись пролета очередного спутника, послали на него радиограмму, сжатую в короткий импульс. И вот теперь, в назначенное время, они ждали самолетов.

Как только стрелки часов приблизились к десяти утра, жилистый, словно выдубленный солнцем усач-командир направил невидимый лазерный луч из портативного аппарата на замаскированный под холм модуль станции. Его товарищ снова послал в небо невидимую молнию сигнала. Где-то в тридцати километрах западнее стремительный МиГ-25 начал делать мертвую петлю, сбросив на восходящей ветви траектории две КАБ – корректируемые, полутонные бомбы. Этот же маневр совершил второй, ведомый МиГ. Похожие на ракеты с прозрачной верхушкой, они бесшумно полетели по длинной дуге. Их чувствительные головки заметили невидимое тепловое пятно на «холме» станции и теперь неслись прямо в эту точку. Никакие помехи, никакие магнитные бури не могли остановить их прекрасный и смертоносный полет.

«Лоран» превратился в гигантскую огненную хризантему. Такая же судьба постигла еще две станции. На огромном пространстве индикаторы навигационных систем американских самолетов пошли полосами помех…

55
{"b":"132425","o":1}