ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Русские не взяли Залив под контроль грубым натиском. Их танки – как того страшно боялись в США – не прорвались к его водам. Но они сумели выбить его из-под Америки, используя более тонкие способы. Не вступая в прямое противоборство с Западом, они смогли создать в важнейшей геостратегической точке сильный альянс антиамериканских сил.

Целью США в войне было противостояние своим новым противникам – поднимающейся Японии и объединенной Европе, центром которой становится экономическая мощь Германии. Америка не может мириться с Европой, которая сегодня, несмотря на слабую мобилизацию, опережает ее экономически и технически. Осознав, что в один прекрасный день они уже не смогут влиять на Европу, Соединенные Штаты сделали ставку на Средний Восток и на контроль над саудовским нефтяным краном, от которого Германия и Япония будут зависеть еще десятилетия. Этот дьявольский план был выдвинут еще в 1975 году Генри Киссинджером, видным представителем политической элиты Америки, сыном еврейского эмигранта. Сатанинство этого плана заключалось еще и в том, что США намеревались достичь своей цели с помощью западноевропейских войск. То есть вытащить каштаны из огня руками будущих соперников. Им это удалось, и Вашингтон должен был посчитать забавным удивительное усердие своих союзников, особенно немцев, преданных и лучших в «атлантическом» классе, которые любезно согласились финансировать войну, которая способствовала их ослаблению. США мало рисковали: ведь сами они мало зависят от нефти залива, сохраняя законсервированными техасские нефтяные поля.

Но русские сорвали подлый план, разгромив воздушный натиск своим непревзойденным оружием, избегнув ядерной войны с Америкой и сработав руками своего союзника – Ирака, который они способны вполне надежно контролировать военным сотрудничеством. Огромные военные силы, которые янки отныне вынуждены держать в Саудовской Аравии ради ее защиты, лишь крепче привязывают Багдад к Москве. Теперь русские смогут открыть Европе путь к ресурсам Персидского залива, не спрашивая позволения США, и это ускорит распад НАТО. Отныне европейцам особенно невыгодно портить отношения с Северным Медведем. А это решает русскую, иранскую и иракскую проблему вложений в их экономики. Ведь тот, кто имеет власть над арабо-персидской нефтью, имеет ее и над Западной Европой и Японией, которые стали рабами не только нефти, но и, следовательно, державы, которая ее контролирует».

А в это время Москва объяснила Тегерану и Багдаду: она не пойдет на ядерную войну и прямое столкновение с Америкой, однако всегда поможет союзникам кадрами и техникой в случае агрессии Вашингтона.

Вскоре в Багдаде открылся первый конгресс Великой Дуги. И сотни телекамер транслировали в мировой эфир речь Имперского Вождя, такую грозную и непривычную после долгих лет сонно-коммунистического бормотания:

– …Пять веков Запад был нашим врагом, периодически пытаясь истребить великую нашу культуру. Не только православно-восточнославянскую, но и мусульманскую. Наше терпение иссякло. Сегодня моя страна осознает себя особой цивилизацией и отталкивает прочь западные соблазны. Мы начинаем очищаться от наносной скверны, лившейся на нас несколько веков. Мы отрицаем ценности их «свободного мира». И возведем свой мир – огня и стали, сильных страстей и тысячелетней веры! Мы дадим народам истинную свободу. Мы откроем врата в грядущее. В будущее истинно человеческое, а не скотское.

Мы никогда не отречемся от наследия Советского Союза. Мы никогда не оскорбим памяти тех, кто возводил крепости нашей военной и промышленной мощи ценою своих жизней. И воины Великой Отечественной навеки будут жить в наших сердцах. От красного, советского прошлого мы возьмем все самое лучшее. Мы воздвигнем памятник примирению Белой и Красной России во имя строительства России грядущего.

Мы возьмем все, что делает Империю сильной, а ее людей – здоровыми, стойкими и умными. Возьмем и пойдем вперед с пылающим факелом в руках, туда, куда зовут нас голоса предков!

Вождь прервался, собираясь с силами, и камера показала его крупным планом – большая, бритая наголо голова, плотно сжатые челюсти, одержимые глаза, устремленные чуть вверх – словно глядящие сквозь объектив. И вдруг он вперил горящий взор прямо в камеру, выбросив вперед руку с откинутым, словно штык, указательным пальцем:

– И мы предупреждаем Запад – не смейте нам мешать! Мы не допустим новой попытки нас уничтожить. И сотрем в порошок любого, кто попробует сделать это. Превратим в радиоактивное кладбище, в выжженную землю. Пусть мир знает: с гибелью русских погибнет все! Все – до основания.

Своим главным врагом почитаем мы властителей Запада. Античеловечество сегодня – главный разрушитель природы Земли и веры наших отцов. Везде, где появляются антилюди – воцаряется тлен и гниль, дети наши превращаются в рабов, дочери – в шлюх. Он несет с собой все смертные грехи и наркотики, дух измены и торгашества. И люди обращаются в бездушных кукол без храбрости, любви к Родине, без Бога в душе. Мы говорим Античеловечеству: не смей переступать наших пределов.

И в этой борьбе, в этом великом деле сохранения традиций каждой из земных цивилизаций мы, русские, зовем соединиться все народы великой планеты. Пусть араб остается арабом, а китаец – китайцем. Пусть японец живет заветами великих предков, а перс читает древние стихи. Не будем навязывать друг другу свой образ жизни, станем жить во взаимном уважении.

Потому мы сегодня должны создать новый союз – Великую Дугу Традиции. И зовем всех, в ком еще не умерла гордость за свою культуру и самобытность, присоединиться к ней.

Мы собрались здесь – потомки великих народов и великих культур. На древней земле – колыбели величайших государств и величайших народов. В этом вижу знамение свыше…

ЛИРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ: О ТОМ, КАК ТЕХНОЛОГИИ МЕНЯЮТ МИР

Наверное, пример Крымской войны 1853–1856 годов известен всем со школьной скамьи. Вот уж где самый наглядный эксперимент, в ходе которого в военном противоборстве столкнулись общественно-экономические системы двух типов. Российская империя воплощала прошлое: феодализм с его помещиками и крепостными крестьянами. Наши враги (Англия и Франция) – олицетворяли более продвинутую систему, капиталистическую. Итог вышел закономерным: система, стоящая на более высокой ступени развития, нанесла поражение отсталому строю.

Вспомни, читатель: вооружение русских в той войне мало чем отличалось от эпохи Наполеона. Как и в 1812 году, сорока годами позже, русская пехота сражалась с ружьями гладкоствольными, однозарядными, с дула заряжаемыми. Правда, у них воспламенение заряда поменялось с кремневого на капсюльное, а в остальном… Дальнобойность осталась прежней. Да и скорострельность тоже – один выстрел в полминуты. Артиллерию составляли все те же гладкоствольные орудия. Добавились пороховые ракеты генерала Засядько с фугасными и зажигательными зарядами. Но их было очень мало. На море главной ударной силой русского флота оставались многопалубные парусные корабли – линкоры и фрегаты, пароходов было очень мало. Да и те по большей части – небольшие, с гребными колесами, а не с винтами.

Против русских выступили технически развитые войска и флоты Франции и Англии – держав уже промышленно-капиталистических. Пехота западных союзников поражала противников из нарезных штуцеров, бивших на километр. Да, они еще заряжались с дула, но зато у наших врагов были удобные пули Минье. Этакие «наперстки» с чашечкой, вставленной в выемку на донышке. Поэтому такая пуля легко входила в канал ствола – нарезы ей не мешали. А вот у немногочисленных русских стрелков-«нарезников» были устаревшие люттихские штуцеры – в них пулю приходилось с силой проталкивать через нарезы, используя при этом шомпол и молоток. Потому скорострельность русских винтовок в три-четыре раза уступала английским и французским штуцерам.

И вот во время сражений в Крыму враги буквально истребляли нашу пехоту, не давая ей приблизиться на дальность боя гладкоствольных ружей. С поля боя зайцами бегали донские казаки. Гибли русские артиллеристы: винтовки врагов били дальше, чем ядра из гладкоствольных пушек и намного дальше, чем летела пушечная картечь. Потому иноземные интервенты остреливали расчеты наших орудий с безопасного расстояния. Еще каких-то десять лет назад русские артиллеристы могли сметать с поля боя вражеские пехоту и кавалерию залпами картечи – а теперь пехота терроризировала пушкарей.

71
{"b":"132425","o":1}