ЛитМир - Электронная Библиотека

Максим Калашников

Орден новых меченосцев

Империя-сверхкорпорация: воспоминание о будущем

Глава 1

Горькое пророчество Сергея Нилуса. Закулисная миссия Гвишиани. Тень корпорации «Красная звезда». Середина 80-х: тревоги и страхи Запада. Тайны, сокрытые до сих пор. Малое и среднее предпринимательство – опора неоимперии. Высший закон техноимперии

1

Наивно-ясные глаза собеседника смотрят на меня с недоумением:

– Ну, о чем вы пишете? О каком-то ревущем и грохочущем железе. О каких-то там технологиях. А что это даст мне лично? Реактор на ноги не наденешь, на зенитке не поедешь. Я не хочу возвращаться ко временам, когда нам приходилось доставать хорошую одежду и обувь, стоять за ними в очередях. И не говорите мне, что мы пропиваем собственную страну за счет безудержного вывоза за рубеж нефти и прочего сырья, не твердите мне о том, что гибнет отечественная наука. Мне все равно. Мне нравится жизнь при демократах – ведь прилавки магазинов полны. Я могу купить все. Или почти все. В вашей Империи я не мог достать ананасов – а теперь они есть в любое время...

Бедный московско-россиянский интеллигент! Твой мозг не способен даже на элементарные логические построения. Ты – всего лишь глупый червь, копошащийся на мусорной куче, водимый элементарным рефлексом насыщения. Понятий «завтра» и «будущее» для тебя не существует.

Советская власть была слишком добренькой. Ананасы, говорите? Чтобы прилавки ломились от товаров, в Империи надо было только отпустить цены, лишь символически подняв зарплаты – да и то не сразу. И устроив несколько торговых площадок для обмена рублей на доллары. Словом, сотворив то же, что и наши дерьмократы. И точно так же миллионы людей перебивались бы с картошки на макароны, не видя мяса месяцами, зато ананасы были бы в продаже всегда. Правда, толку от этого могло получиться больше: отечественная промышленность продолжала бы работать, осваивая в производстве новые товары и давая заработки десяткам миллионов душ.

Но, может быть, многие помнят, как наши дерьмократы во главе с Ельциным в 1990 году костьми ложились за то, чтобы не дать властям Империи повысить цены? И как они потом, придя к власти, вздули цены в сотни крат, остановив производство и завалив страну потоками скверного импорта?

Когда такие, как автор этих строк, придут к власти, подобные существа-почитатели «рынка» – даже с высшим образованием – будут делать то, что им прикажут. Потому что мы не безмозглые черви и прекрасно понимаем: огромные доходы стране может приносить не примитивный вывоз ценнейшего невозобновляемого сырья, а экспорт машин и высоких технологий. А впрочем, давайте-ка поговорим на тему того, как зенитки могут превратиться в полные прилавки без нынешнего экономического дебилизма.

Моя страна, этот остаток Империи, была ввержена в тяжелый экономический кризис после крушения финансовой пирамиды ГКО 17 августа 1998 года. Импорт в страну сократился, но отечественная промышленность, несмотря на некоторое оживление, не в силах насытить рынок полностью. Она, во-первых, до полусмерти избита десятью годами развала. «Реформаторы» уничтожили целые отрасли вроде производства радио– и бытовой техники, убив начавшие развертываться к началу 1990-х конверсионные производства. Наша промышленность устарела – ее никто не обновлял добрый десяток лет. Для обновления производства нужна станкостроительная индустрия. Но ведь именно ее и развалили едва ли не в первую голову наши «реформаторы» в 1992–1998 годах. Я помню, как станкостроителям презрительно отказывали в какой-либо помощи чиновники черномырдинского правительства. И вот итог: снова все пошло по прежнему сценарию – цены растут, увеличивается импорт, подъем производства остановился. Все идет к новому «17 августа».

Черное дело было сделано.

Но это тоже далеко не все. Набирает силу еще один катастрофический фактор – людской. За годы господства в России «реформаторской» нежити произошло массовое уничтожение кадров инженеров, ученых и квалифицированных рабочих.

Обстановка даже хуже, чем в 1941–1942 годах. Тогда немец занял основные промышленные районы и подмял под себя половину населения страны. Но при этом за Волгой, за Уралом и в Средней Азии продолжалась работа эвакуированных предприятий и научных центров. Сталин находил средства на то, чтобы даже в условиях тяжелейшей войны готовить квалифицированные кадры и обеспечивать работу ученых, которые продолжали готовить себе молодую и энергичную смену. В разгар войны сталинская власть финансирует атомный проект и организует Московский физико-технический институт – мощную кузницу ценнейших кадров. Ученые и инженеры получают и зарплаты, и пайки. Их институты и конструкторские бюро продолжают работать на всю мощность, и люди не теряют ни профессиональных навыков, ни квалификации. В конце самой разорительной в истории человечества войны у нашей страны находятся кадры специалистов по ядерной физике и вычислительной технике, по реактивным и ракетным двигателям, по современной авиации и энергетике. По всему, что позволит нам сохранить передовые позиции в послевоенные годы и соревноваться с богатейшими США.

Сейчас все намного хуже. Экономический развал поразил всю страну, каждый ее уголок. Средний возраст инженеров и ученых в основных центрах перевалил за 50 лет, и учеников у этих людей нет – молодежь подалась в торговлишку, в финансы, в юристы и бухгалтеры. Да и работы у оставшихся спецов нет – идет дисквалификация. Миллионы специалистов были выброшены на улицу, в челночную торговлю и в нищету. Они тоже потеряли навыки и сноровку, безбожно отстали от жизни. Уже сегодня в стране, объятой безработицей, свирепствует кадровый голод: вымерли многие специалисты.

Побеседуйте с авиастроителями и специалистами космических центров – и они расскажут вам, что через несколько лет мы уже не сможем производить аэрокосмическую технику. Просто вымрут специалисты по теплозащите и двигателям, по аэродинамике и еще десяткам специальностей. То же самое скажут вам и атомщики. У нас скоро просто не будет людей, способных конструировать современное ядерное оружие. Еще немного – и мы не сможем делать и современные боевые самолеты. Ученая и инженерная молодежь 1980-х спилась, вымерла или ушла в бизнес на заре «реформ». А новой смены просто нет. Побывайте, например, в «Южэнерго». Там средний возраст специалистов тоже перевалил за полвека. Вы представляете себе, что будет, когда эти люди состарятся и уйдут на пенсию? Кто будет снабжать электричеством юг страны? Брокеры? Банкиры? Рекламные фирмы?

Удар по нашему кадровому и «мозговому» потенциалу «реформаторы» нанесли такой, что никакие репрессии после 1917 года с ним не сравнятся. Посаженные за решетку при Сталине Микулин, Глушко, Туполев и Королев трудами Берии и в несвободе продолжали работать, получая все необходимое. Они совершили тогда рывок в моторостроении, в области газотурбинных двигателей и ракетной техники. Сейчас же наши светлые умы, находясь на «свободе», просто погибают и без работы, и без денег.

Не так давно по телевизору показывали завод деревообрабатывающих станков в Костроме. Управляющий плачет: производство можно поднимать, заказы на станки аж из Америки идут, а работать – некому! В гайдаро-чубайсово лихолетье ушли рабочие и инженеры. Ушли челночить и торговать – их уже и не соберешь. Найти других квалифицированных работников невозможно: за годы ельцинских «реформ» позакрывались профессионально-технические училища. Небольшой вроде бы пример, а в нем, как в капле воды, все и отразилось.

Настанет момент, когда нам придется подниматься. Нам понадобятся инженеры и техники, энергетики и геологи, операторы заводов-автоматов или хотя бы станков с программным управлением. Но окажется, что у нас есть одни экономисты и «доктора болтологии», бухгалтеры и эстрадные мартышки. Нам придется снова, как и триста лет назад, приглашать надменных западных специалистов, платя им баснословные деньги. Мы больше не можем делать то, что обеспечило бы нам нормальную жизнь в следующем веке – спутники и космические корабли, электронику и истребители, биотехнологии и сверхчистые материалы.

1
{"b":"132427","o":1}