ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В те годы мы решили воспользоваться опытом наших вчерашних врагов, сделав ставку в борьбе за моря на воздушную и подводную войну. Был очень ценен немецкий опыт. Лишившись своего могучего флота в 1918 году, Германия и через двадцать лет была слабее на море, нежели Англия, Франция и США, взятые по отдельности. Но армады немецких торпедоносцев, пикировщиков и подлодок сумели нанести тяжелейшие потери ВМС антигитлеровской коалиции.

Принцип «Давид против Голиафа», борьбы малого, но меткого бойца против великана, пришлось модернизировать. Пойдя по этому пути, мы, например, создали уже известное вам оружие – ракетные катера. Но они стали востребованы лишь после появления у нас супероружия – противокорабельных ракет, которые превращали утлое суденышко или самолет в сокрушителя исполинских «плавучих островов» ценою в сотни миллионов долларов.

Принцип управляемого самолета-снаряда, таранящего корабли врага, подсказала Япония. Она применила в войну начиненные взрывчаткой летательные аппараты с оригинальной системой самонаведения – пилотами-смертниками, или камикадзе, что в переводе означает «священный ветер». Самураи применили и первую в мире противокорабельную крылатую ракету «ока» («Цветок горной вишни»), которая несла тонну тротила и тоже управлялась смертником. Но им не повезло: бомбардировщики «Мицубиси», под которые подвешивались «ока», становились с ними сущими тихоходами, и господствовавшие в небе американцы сбивали их задолго до того, как японцы успевали подойти к кораблям на дальность пуска ракеты.

Наша Империя, хотя и уступала американцам по силе ВМФ, в отличие от Японии располагала лучшими в мире реактивными бомбардировщиками. Оставалось изобрести для них реактивные снаряды-«камикадзе», заменив в них людей роботами – аппаратурой наведения. И пионером в этой области стал Берия-младший – весьма талантливый конструктор крылатых и зенитных ракет. Выдающийся ученый-зенитчик Григорий Кисунько, у которого не было поводов сильно любить сталинский режим (его отец был репрессирован), с большим уважением пишет о Сергее Лаврентьевиче (Г. Кисунько. «Секретная зона», Москва, 1996). Да, такие были времена. Тогда сыновья партийной верхушки шли создавать мощь страны, а не во Внешторг и в разграбители державы, как позже.

В 1952 году страна получает на вооружение крылатую «противокорабелку» «Комета». Внешне напоминая МиГ-15, она несла в себе от полутонны до 800 кило взрывчатки и поражала врага в радиусе 80 километров от места пуска, мчась со скоростью 1060 километров в час. Страшная силища! В 1982 году для потопления английского эсминца хватило ракеты «Экзосет» с дальностью боя 50 верст и 150 килограммами взрывчатки. На скорости в 0,93 звука она легко прошила борт британца, превратив его в оплавленный остов. «Комета» же была впятеро мощнее «Экзосет».

Теперь вы можете представить силу ее удара. Александр Широкорад в статье «Гроза авианосцев» («Техника и вооружение», 1996, № 1) приводит воспоминания самого Берии о пробных стрельбах по старому крейсеру «Красный Кавказ», который был куда прочнее английского «Шеффилда», нес броню и превосходил потопленный в 1982-м эсминец в два с половиной раза. Но «Комета» пробила его от борта до борта. Для кораблей НАТО

1970-х–1980-х годов с их, в лучшем случае, противопульной и противоосколочной защитой попадание старого нашего снаряда просто смертельно. Как сообщает А. Широкорад, в 1952 году у нас был план ударить двумя полками наших «летающих крепостей» Ту-4 по американским авианосцам у берегов Кореи, выпустив по ним полсотни «Комет». Но от идеи отказались – как от чреватой Третьей мировой войной.

А если бы такая атака состоялась? Мы можем представить ее результаты. В 1967 году авианосец «Форрестол» в 76 тысяч тонн водоизмещением чуть не погиб от одной-единственной маленькой неуправляемой ракеты «Зуни». Он тогда курсировал у вьетнамского побережья, готовясь к воздушному удару, и снаряженные самолеты стояли на палубе. Внезапно из-под крыла одного «фантома» вырвалась «Зуни», угодив в полный бак соседнего «Скайхока». Ввысь взметнулся смерч из пламени и кусков металла.

«Форрестол» запылал, его сотрясали взрывы топливных баков и бомб своих же самолетов. Палуба зазияла громадными брешами. Восемнадцать часов шла борьба за жизнь суперавианосца. На помощь ему пришли авианосцы «Орискани» и «Бон Омм Ричард», два эсминца. Им удалось спасти горящий исполин, но на нем погибли 132 человека и 29 самолетов. Всего из-за одной копеечной ракетки!

А теперь представьте, что «Форрестол» получил попадание не крошкой «Зуни», а тяжелой «Кометой». Или двумя такими ракетами. Жутко? То-то. А ведь еще рядом рыщут русские подводные лодки, для которых потерявший ход плавучий костер и сгрудившиеся вокруг него корабли-спасатели – отличная мишень. И грозят новыми ударами с воздуха русские эскадрильи. Быть бы тому «Форрестолу» на дне морском. Ему сильно повезло, что против него оказались вьетнамцы, а не мы.

3

За «Кометой» в 1960 году последовали другие самолеты-роботы, оружие морской и дальней авиации. Следующей стала крылатая ракета К-10, которой вооружали полки бомбардировщиков Ту-16. Американцы прозвали эту систему «Кельтом». Клэнси в «Красном шторме» пренебрежительно отводит им роль ложных целей-приманок для истребителей американской авианосной эскадры. Но «Кельты» – штука весьма серьезная. С дальностью боя в 325 километров и тонной взрывчатки, они способны развить скорость в 0,85–0,95 от звуковой. И если «Комету» надо было вести лучом самолетного радара, то К-10 уже самонаводилась.

Она могла нести как ядерный, так и обычный заряд в фугасно-кумулятивных головках. При поражении цели энергия взрыва направляется вперед струей раскаленных газов, обладающей космической скоростью. Этот «луч» прошивает даже панцирь дредноута, добираясь до его пороховых и снарядных погребов. А головка ФК-1М может разить кумулятивной струей даже подводную часть корабля.

Потом мы создаем К-12Б – специально для летающих лодок «Бе-10» со стреловидным крылом, которые строились в 1957–1960 годах. То был весьма оригинальный для тех времен замысел. Поскольку Империя не имела тогда авианосцев, то гидросамолеты Бе-10 с крылатыми ракетами должны были действовать в океане. Обладая скоростью в 875 километров в час и дальностью полета в 1250 верст, они садились прямо в открытом море, где их поджидали подлодки-танкеры. И после дозаправки самолеты достигали центральных частей Атлантического и Тихого океанов, грозя ударами чужим авианосцам и транспортным конвоям.

Бортовая аппаратура Бе-10 засекала вражеский эсминец за 150 верст даже в бурных волнах силой 4–5 баллов. Пустив ракету с дистанции 93–110 километров, гидросамолет мог уничтожить крупную цель.

Позже развитие противолодочной обороны США сделало невозможной дозаправку Бе-10 в море, но К-12Б так и осталась страшным для Америки оружием. Этот робот шел на врага с помощью локатора самонаведения, рассекая воздух со скоростью 2,5 тысячи километров в час – вдвое быстрее прежних моделей. Не всякий истребитель мог перехватить его в полете! Даже удар обычной 216-килограммовой боеголовки такой ракеты смертельно опасен. При встрече с целью под углом менее 45 градусов заряд К-12Б взрывался уже внутри корабля, сокрушая его чрево. Если угол оказывался меньше, то ракета взрывалась массой раскаленных газов у борта.

За этой моделью в 1962 году последовали самолеты-снаряды КСР с 800-килограммовыми боевыми частями и дальнобойностью в 150 верст. Ту-16 брал под крылья по две таких ракеты.

А дальше, в 1964-м, Империя получила на вооружение «камикадзе» Х-22.

4

Они до сих пор – кошмар для западных адмиралов. Достигая скорости полета в 3600 километров в час (километра в секунду!) и дальности боя в 300–500 верст, Х-22 наносит сокрушительный удар. Попадая в борт жертвы, она пробивает брешь площадью 20 квадратных метров, выжигая кумулятивной струей чрево корабля на глубину в 12 метров! Не зря в США их прозвали «Кингфишами» – «Королевскими рыбами».

7
{"b":"132431","o":1}