ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Брось ты его!

– Я не могу. Он такой хороший.

– Да чем хороший-то?! Он откровенно предпочитает тебе свою маму!

– Нет, он просто еще не решил.

– Он уже давно все решил! Если бы он питал к тебе действительно серьезные чувства, то привел бы тебя в свой дом и поставил бы мать перед свершившимся фактом.

Увы, Андрей этого пока что не сделал. Но зато он приобрел квартиру в строящемся доме, который должен был войти в эксплуатацию уже в этом году. Кира ждала этого дня как манны небесной. Андрей тоже уверял, что очень ждет момента переселения от родительницы. Однако Леся и тут ловила его на лжи. Во-первых, приглашения переехать вместе с ним в новую квартиру Кира пока что так и не услышала. А ведь тут оставались считаные дни. А во-вторых… Если уж Андрей так мечтал постоянно находиться рядом с Кирой, так мог бы перебраться к ним в коттедж.

С некоторых пор подруги жили за городом в частном коттедже. Впрочем, за городом – это только так называлось. Коттеджный поселок Чудный Уголок располагался сразу же за постом ДПС на выезде из города. Но воздух тут был гораздо чище, а жилье просторнее. Например, в коттедже, который занимали подруги, было несколько свободных комнат, которые они считали просто гостевыми. Так вот в каждой из этих комнат Андрей мог бы разместиться с не меньшим комфортом, чем дома у своей мамочки, где на его долю приходилась одна комната, да и то не слишком просторная, всего метров шесть.

– Что-то он крутит, что-то он недоговаривает, – ворчала Леся, которой эта ситуация с Андреем, свободно приходящим к ним и уходящим от них в любое время, давно уже перестала нравиться. – Где он проводит те ночи, когда он не с тобой?

– Он дома.

– Ты в этом уверена?

– Он так говорит.

– Да, он так говорит. Но вспомни, он ни разу не позвонил тебе из своего дома, с домашнего телефона. Всегда только с трубки!

– Его мама постоянно висит на телефоне.

Леся в ответ фыркала и не желала отказываться от своих подозрений в том, что Андрей этот крайне скользкий тип. И не уставала твердить подруге, что он себя еще покажет.

Но пока что Андрей и Кира были в Риге. А сама Леся направлялась в гости к Жанне. Недавно та устроилась на работу в новый салон. Находился он в центре города, в двух шагах от Суворовского и Невского. Клиентов было много. И первое время Жанна была очень довольна своим новым местом.

Но потом что-то случилось, потому что восторга в ее голосе поубавилось, и зазвучали какие-то сомневающиеся ноты. А потом Жанна и вовсе перестала говорить про свою работу. И теперь вот зовет Лесю к себе. И не домой, где она могла бы спокойно нарисовать ей те же ногти и ни перед кем не отчитываться, а к себе в салон. Да еще в такую несусветную для выходного дня рань.

– И зачем, хотелось бы мне знать, ей это нужно?

Жанна встретила Лесю у входа. На улице было весьма прохладно. Сырой и промозглый февраль отнюдь не располагал торчать на продувном ветру. Однако Жанна стояла на своем посту, и явно уже вся посиневшая, лишь в коротенькой дубленочке.

– Ты почему внутрь не заходишь? – удивилась Леся дрожащей от холода с побледневшими губами и красным носом Жанне.

– Тебя ждала.

– Спасибо, но я бы и сама нашла вход.

Над входом в салон красовалась огромная вывеска, которую было видно еще с другой стороны улицы, – «Белоснежка». А сама Белоснежка в сказочно прекрасном платье в полный рост стояла у входа в салон. Шикарную пластиковую куклу было невозможно не заметить. И Лесе показалось, что Жанна торчала на ветру вовсе не из желания порадовать свою подругу. Она почему-то не хотела входить внутрь одна.

Ключи у Жанны были приготовлены загодя. И она ловко открыла дверь, отключила сигнализацию, огляделась и удовлетворенно, не скрывая своего облегчения, выдохнула:

– Уф! Кажется, все в порядке!

Удивление Леси сделало еще виток. Что в порядке? Она тоже огляделась по сторонам, увидела несколько кресел, столы мастеров, вход в косметический кабинет, солярий, а с противоположной стороны двери в массажные кабинеты.

– Красиво у вас, – одобрила Леся интерьер салона.

Салон был оформлен в светло-розовых тонах с серебристо-серыми деталями. А огромные розовые сердца – воздушные шарики, которые остались тут со Дня святого Валентина, теперь медленно покачивались под потолком, подчеркивая стиль интерьера.

Но Жанна лишь отмахнулась.

– А что ты ожидала увидеть? – буркнула она. – Конечно, не сравнить с той жалкой конурой, где я сидела прежде.

Прежде Жанна работала в обычной парикмахерской, где, как она уверяла, только гробила свой талант. Жанна была талантливым мастером. Имела в активе несколько выигранных конкурсов. Не слишком престижных в среде мастеров, но клиентам об этом Жанна не сообщала, и они были крайне довольны тем, что ими занимается лауреат и победитель всевозможных конкурсов.

Леся знала, что на новом месте доходы у Жанки выросли почти в пять раз. Она и прежде зарабатывала неплохо. Но приходилось постоянно гнуть спину, разрисовывая ногти заказчиц. А тут Жанна могла взять трех-четырех клиентов в день, а получить куда больше, чем на прежнем месте за целый рабочий день.

– Отличное место. Мне тут очень нравится. Зачем позвала?

Жанна в ответ лишь вздохнула и кивнула на свой рабочий стол:

– Садись. Выбирай ногти.

На столе у Жанны лежало красивое блюдо со множеством накладных ногтей, раскрашенных и разрисованных всеми оттенками цветов и узорами. Были тут настоящие произведения искусства в виде рыцарских замков, встающих на дыбы единорогов и даже летящих комет. Понятно, что такие ногти на каждый день «не наденешь». Это были конкурсные работы, которые Жанна выставляла напоказ.

– Садись, – повторила она Лесе, уже облачившись в рабочий халатик. – Сейчас будем делать из тебя принцессу.

Леся уже выбрала себе красный ноготок с золотым узором и крохотными беленькими перламутровыми цветочками. И Жанна понимающе кивнула:

– Их берут чаще всего. Очень нарядно получается. Так ты готова?

Во время работы Жанна больше молчала. Леся рассказывала ей последние сплетни, но чувствовала, что Жанку они не слишком интересуют. Она была мыслями где-то далеко и думала о чем-то своем. Пока Жанна возилась с ногтями Леси, в салон стали подтягиваться и другие мастера. Все они вели себя одинаково. Влетали в дверь, суматошно оглядывались по сторонам, шумно с облегчением вздыхали и обращались к Жанне с одним-единственным вопросом:

– Все в порядке?

– Сегодня да.

Больше Жанна ничего не прибавляла. И мастера, удовлетворенно покачивая головами, потихоньку разбредались по своим рабочим местам. Большинство из них были девушки или молодые женщины. Все очень ухоженные и красиво причесанные. Вот он, неоспоримый плюс работы в салоне красоты. Тут вам и пробники, и дармовые масочки, и подарки от фирм – всякие там флакончики с духами, помада, тушь и прочая ерунда.

Однако, когда этой ерунды много, так и тянет намазать ее на себя. Ну а приведя в порядок физиономию, как же оставить без внимания прическу? Ну а красивая прическа автоматически требует нарядного платья. А к платью уж не наденешь кроссовки или старые удобные разношенные туфли. Тут уж изволь нацепить лодочки на каблучке или сапожки на шпильках.

Но в салоне красоты работали и мужчины. Вроде бы мужчины. Но на настоящих мужиков эти типы были похожи, словно слоны на мотыльков. Было их трое. И они представляли собой занятный «любовный треугольник». Во-первых, сложившаяся пара – владелец салона и его управляющий. А также третий лишний – мастер, стройный блондинчик с большими широко распахнутыми глазами, в самом деле, очень хорошенький.

Леся прекрасно понимала двух других геев, которые никак не могли поделить это создание между собой. Владельцу салона Борису Борисычу было уже за сорок, но выглядел он великолепно и гораздо моложе своих лет. А его супругу, Гошику, исполнилось в прошлом месяце двадцать три. Он был капризен, злопамятен и крайне мнителен.

Все это Лесе рассказала Жанна, которая, по мере того как салон заполнялся людьми, делалась все более и более разговорчивой и оживленной. От ее утренней скованности не осталось и следа. Жанна веселилась, хихикала и обменивалась шуточками с другими мастерами. Чувствовалось, что в салоне царит непринужденная атмосфера. И коллектив тут подобрался хотя и своеобразный, но весьма дружный.

2
{"b":"132436","o":1}