ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Леся поблагодарила, но в душе поклялась, что никогда не поведет своего мужа к проституткам. Еще не хватало, чтобы он у нее на глазах «приободрялся» в обществе других женщин. Не дождется, гад такой!

Кира вернулась из Риги в превосходном расположении духа. Уик-энд в обществе Андрея был великолепным. Она так сразу и сказала Лесе. Любимый мужчина буквально в лепешку расшибался, чтобы сделать Кире приятное. Водил ее в рестораны, гулял с ней по городу и говорил, как сильно ее любит. Про маму не было сказано ни слова, чему Кира тоже приятно радовалась. Кажется, ей удается понемножку отлучать Андрея от материнской груди.

Итак, настроение у Киры было радужное. И поэтому она очень удивилась и огорчилась, застав Лесю с новым прекрасным маникюром и в самом скверном настроении.

– Что случилось?

– Жанка влипла в странную историю и попросила меня в ней разобраться.

Кира, не тратя даром время, бросила дорожную сумку возле кресла, согнала с него дремлющего Фантика, плюхнулась на нагретое ее любимым котиком местечко и скомандовала подруге:

– Рассказывай!

По мере того как Лесин рассказ продвигался вперед, хорошее настроение Киры тоже таяло, словно снег под весенним солнцем.

– Это не Жанка влипла! – заключила она в конце. – Это ты влипла! Верней, мы с тобой влипли! Ну, Жанка! Ловко она обвела тебя вокруг пальца! Теперь ты за ее несчастный дармовой маникюр будешь искать этих хулиганов? А это, между прочим, услуги частного детектива! А ты знаешь, сколько стоит нанять частного сыщика?

– Сколько?

– Уж точно дороже, чем стоят десять ярко накрашенных ногтей! Даже банальная слежка стоит двадцать пять кусков в день! Жанка просто обманула тебя!

Леся и сама думала примерно так же. Поэтому в ответ она только жалобно вздохнула и сказала:

– Но ведь она наша подруга. А с друзей денег не берут!

– Да что ты?! – ехидно изумилась Кира. – А кому же я тогда под Новый год заплатила бешеные тысячи за стрижку, весьма уродливую, кстати сказать? Уж не Жанночке ли?

– Но это же ее работа.

– Да? А когда она летала на отдых в Тунис, а ты оформила ей тур без всякой наценки? Отправила нахалку по той же стоимости, что и нам самим досталась эта путевка? Почему ты с нее за свою работу не попросила ни копейки?

– Она же наша подруга.

– Односторонняя у нас с Жанной получается дружба! – отрезала Кира. – Она нами пользуется и в хвост и в гриву, а сама ни разу не сделала для нас ничего хорошего.

– Почему? А ногти мне сегодня? Очень красиво получилось, между прочим.

Но Кира не желала ничего слушать.

– В общем, так, завтра едем к этому Левушке – брошенному любовнику вашего Борисыча. И на этом все! Дальше Жанна пусть, если хочет, нанимает настоящего детектива, и пусть он раскручивает этого Левушку сам. А если парень ни при чем, то еще и лучше. Отчитываемся Жанне о проделанной работе и забываем об этой истории. Ты все уяснила?

– Да! – воскликнула Леся, чувствуя, как хорошее настроение вновь возвращается к ней.

Какая все-таки молодец Кира! Приехала и мигом решила все проблемы. Умница! И счастливо напевая, Леся подняла с пола фыркающего Фантика и, прижав кота к груди, закружилась с ним в танце по всему дому.

Увы, благим намерениям Киры не суждено было сбыться. В тот же вечер, но чуть позже, подругам позвонила Жанна. И попросив к телефону Лесю, траурным голосом произнесла:

– Она скончалась!

Леся, а она как раз в этот момент наслаждалась рюмочкой рижского бальзама, который привезла ей в подарок Кира и который девушки дегустировали уже второй час, едва не выронила рюмку из рук.

– Кто скончался?

– Она! Эрика Леопольдовна!

Леся медленно соображала. Эрика Леопольдовна? Кто такая? Какое-то ужасно знакомое имя!

– Уж не та ли это скандалистка, которую я видела сегодня у вас в салоне?

– Да что у тебя с памятью? Конечно, это она!

– И что же?

– Говорю тебе, она умерла! Скончалась! Двинула тапки!

– Когда она грозилась привлечь вас всех к судебной ответственности, она выглядела вполне жизнеспособной.

– А в больнице ей стало хуже. Началось удушье! Отек, отит и еще черт знает что за хрень! Одним словом, врачам не удалось ее спасти!

– Потрясающе, – выдохнула Леся. – А тебе удалось узнать, что с ней такое приключилось? Аллергия?

– Если бы, – еще более мрачно произнесла Жанна. – Хуже!

– Хуже?

– Ее отравили! В той жидкости, которой ее обколола Наточка, был яд!

– Выходит, ее убила ваша косметичка?

– С ума сошла! – возмутилась Жанна. – С чего бы Нате убивать свою самую лучшую клиентку? Да эта Эрика ежемесячно оставляла в нашем салоне целое состояние!

– Но она так вела себя… У Наты могли сдать нервы.

– И она бы отравила клиентку? Ты сама-то веришь в то, что говоришь?

Нет, положа руку на сердце, Леся не могла этого сказать. Да и где бы девушка взяла яд?

– В том-то и дело! Наточка клянется, что ампула была запаяна! Ей и в голову не могло прийти, что там что-то другое, а не обычный «укол красоты».

– Послушай, но разве при «уколах красоты» кожа не должна краснеть? Это же нормальная реакция организма на ожог и чужеродную субстанцию в крови?

– Должна. Только Эрика уже столько раз делала себе эти «уколы красоты», что у нее на морде не кожа, а сплошная подошва. Наточка ей собиралась сделать мини «укол красоты».

– И что? Какая разница?

– Ну ты даешь! – возмутилась Жанна. – Это же щадящая методика. Подходит для мелких дефектов и действительно самых ранних морщинок. Ни на что другое она не подействует. Не понимаю, какого фига Эрика заказала ее себе. Ей от такого укола ни жарко ни холодно. Ни пользы ни вреда. Ну, разве что кожа чуть-чуть на время посвежела бы. И все!

– Наверное, ей нужно было как-то убить время?

– Да. Только она не время убила, а кто-то убил ее саму!

– А в ампуле точно был яд?

– Точней не придумаешь!

– Именно в ампуле? Ни в тонике, ни в креме? Только в ампуле?

– Да. Стеклянная ампула, запаянная в заводских условиях. Понять не могу, каким образом убийце удалось запихнуть в нее яд.

– Может быть, это ошибка? На заводе-производителе ошиблись?

– Думаешь, мы не подумали об этом же? Только этот завод находится в предместье Парижа! Думаешь, наши менты попрутся в такую даль, чтобы навести там справки?

– Вряд ли, – честно призналась Леся. – Но у вас же должны быть какие-то сертификаты качества или, не знаю, как это у вас называется.

– Бумаги в полном порядке, – сказала Жанна. – Бланки заказов, бланки доставки, чеки. Все лежит в бухгалтерии. Только что с них толку, если в ампуле все равно был яд?

Этого Леся не знала. Но пообещала, что завтра же приедет к Жанне в салон, чтобы лично попытаться разобраться в ситуации. Услышав это, Кира едва не выпрыгнула из своего кресла, распугав и Фантика, и Фатиму – его подругу. Кошки тоже дегустировали бальзам. И были в превосходном настроении. Всем – и девушкам, и кошкам – было очень хорошо и уютно у потрескивающего камина, но ровно до той минуты, как в доме раздался звонок Жанны.

Теперь Кира в волнении приплясывала возле Леси и твердила ей:

– Мы не должны ввязываться в эту историю, пойми! Пусть убийством занимается официальное следствие! Мы тут ни при чем!

– Ну как же! Менты уже арестовали Нату. А девушка, быть может, совсем тут и ни при чем!

– Но мы-то что можем?

– Теперь я уверена, что за всеми этими хулиганскими выходками, от которых так страдал салон Борисыча в последнее время, стоит злой умысел. И даже не просто злой, а преступный! Негодяй не удовлетворился полумерами. И решил окончательно добить Борисыча, подкинув ему в салон труп клиентки!

Кира молчала. Она тоже много времени проводила в салонах красоты и понимала, что смерть клиентки для таких мест равносильна их кончине. Никто не пойдет в салон красоты, где в руках мастеров мрут клиентки.

– Дьявол! – воскликнула Кира. – И как это только получается? Вроде бы мы с тобой и ни при чем, а расхлебывать приходится именно нам!

7
{"b":"132436","o":1}