ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Место для свалки он приобрел якобы под хозяйственные нужды. И теперь бодро засыпал принадлежащие ему гектары земли бытовыми отходами.

– Никакой санитарии. Отходы воняют. Птицы со всех сторон налетают.

Одним словом, жители окрестных домов были в ужасе от подобного соседства. Они оказались практически в безвыходном положении. Продать дом и переехать в другое место они не могли. Никто не хотел селиться рядом со свалкой, зловонно пахнувшей даже в прохладное время года. О том, что их ждет жарким летом, люди даже боялись думать. И поэтому вышли на митинг протеста заблаговременно.

Сначала они митинговали возле здания областной администрации. Но там к их протестам отнеслись вежливо, но прохладно. Обещали разобраться, но прошел месяц, а ничего так и не изменилось.

– Как возил этот гад свой мусор, так и возит. И ладно бы один! Он теперь себе еще несколько грузовиков в помощь взял!

Размеры свалки, которая просматривалась за спинами митингующих, впечатляли. И тучи чаек над ней тоже.

– А вы куда едете?

– На свалку!

– А вы там что забыли?

Подозрительные взгляды сверлили подруг со всех сторон. И неожиданно для самой себя Кира брякнула правду:

– Думаю, что там должен быть мешок с телом моего жениха. Хочу его найти.

Митингующие сначала оторопели, а потом кто-то из них осторожно спросил у Киры:

– А что с ним случилось?

– Его убили.

Кира ляпнула и сразу же пожалела, видя, каким азартным огнем зажглись глаза митингующих.

– Труп! – воскликнул один благообразный старичок. – Товарищи, труп на нашей свалке! Послушайте, это же прекрасно! Мы засадим мерзавца за пособничество в убийстве!

Толпа немедленно разразилась ликующими криками:

– Да! Да!

– Ура!

– Долой Маркевича!

– Да здравствует труп на свалке!

А затем люди, сгрудившись в тесную кучку, принялись вырабатывать детали своего коварного плана. Оказалось, что на шоссе они вышли сегодня рано утром. Так что весь мусор, который привезли вчера, должен был лежать нетронутым с краешку. И теперь митингующими планировалось перехватить один из грузовиков Маркевича, а лучше их все, и выпытать у шоферов, где именно они вчера выбрасывали мусор.

– А где же грузовики?

– С утра приезжали двое. Да мы их завернули.

– И куда же они делись?

– А куда им деваться? Наверное, выкинули мусор в ближайшем лесочке.

– Но это уж совсем противозаконно! – возмутилась Кира.

– Ну и что? Для этих гадов закон не писан. Им лишь бы заработать побольше. А вывоз мусора нынче – это буквально золотая жила!

– Да вы не волнуйтесь, сейчас новые подъедут! Их и расспросим!

Ждать новой порции грузовиков в самом деле пришлось недолго. Не прошло и четверти часа, как на дороге появились три грузовика, груженные мусором. Они доехали до пикетчиков и остановились.

– Пропустите! – высунулся из окошка молодой парень. – Работать мешаете!

– А вы нам жить мешаете!

– Я не виноват, – возразил шофер. – Что мне поручают, то я и делаю!

– И трупы возишь?

– Какие трупы? – разинул рот парень. – Вы чего?

– Это вы чего! – радостно отвечали ему хором митингующие. – Все! Допрыгались вы со своим хозяином! Теперь вас всех как соучастников убийства по статье засудят! А свалку вашу наконец-то уничтожат!

– Что-то я не пойму. С чего вдруг вы про трупы-то заговорили? Если вы про то, что мы парочку чаек вчера застрелили, так для вашей же пользы старались. Маркевич нам сам винтовки купил, чтобы мы по птицам пальнули!

Толпа его признание насчет винтовок встретила радостным гулом:

– Сам признался!

– Убийцы они и есть!

– И оружие у них имеется!

– Сначала на чайках потренировались, а потом по живым людям палить принялись.

– Удобно устроились! Сами убивают, сами на свалку трупы вывозят!

– Киллеры и мусорщики! Двойная специальность.

– Очень удобно в наше время. Ни с кем заработком делиться не приходится!

Шофер окончательно обалдел от такого натиска. И, выбравшись из кабины своего грузовика, заорал на людей:

– Да вы чего? Совсем тут свихнулись? Ум за разум заехал? У меня винтовка – пневматика! Из нее максимум что кошку подстрелить можно. Да и то если в глаз ей попасть!

Но толпа его уже не слушала и радостно твердила свое:

– Признался, признался!

– Оружие имеет. И разрешение хозяина палить из него тоже имеет!

– Вот и допрыгался, гражданин хороший.

– Все! Финита ля комедия и тебе, и твоему хозяину!

Парень беспомощно оглянулся на два других грузовика и крикнул:

– Ребята, идите сюда! Тут какая-то нехорошая петрушка вырисовывается!

Двери двух до сих пор безмолвствующих грузовиков открылись, и из них вылезли здоровенные рыжие парни, похожие друг на друга, как двое из ларца. Лица у них были покрыты веснушками. Голубые глаза. Широкие толстые носы. Косая сажень в плечах и ручищи что две лопаты. Совершенно очевидно, что парни приходились друг другу братьями.

– Ну чего у тебя тут, Серега? – прогудели они хором, приблизившись к толпе. – Снова бушуют?

– Да вот… Говорят, что мы трупы на свалку свозим.

– Чьи трупы?

– Людей.

Рыжие от таких слов тихо обалдели. Их рты синхронно открылись.

– Вы чё? – заорали рыжие на толпу. – Обалдели совсем? Какие трупы?

Выглядели при этом братья так угрожающе, что толпа притихла и вроде как даже отхлынула, оставив Киру и Лесю без всякого прикрытия. Оглянувшись и убедившись, что они остались одни, подруги разозлились. Вот и доверяй после этого массам общественности! Но отступать подруги не собирались. Их дело правое, и они каких-то рыжих близнецов-переростков не испугаются!

– Да! Трупы! Моего жениха и его семьи!

– И большая семья?

– Четыре человека!

– Жених пятый?

– Всего четыре человека!

– Значит, и трупов должно быть четыре?

– Да! Все упакованы были в мусорные мешки. И вы забрали их с поселкового поселения вдоль Таллиннского шоссе. Массив Горелово! Вилла «Бесконечность». Помните?

Рыжие переглянулись.

– Это где на воротах восьмерки огромные нарисованы? – наконец спросил один из них.

– Точно! Вы там были?

– Были.

– И мусор забрали?

– Забрали.

– А почему только четыре мешка, а не все пять?

Рыжий пожал плечами:

– Так лимит выделен. Каждый дом имеет право выставить четыре мешка в неделю. Пятый уже за особую плату.

Подруги впервые слышали о таком, но охотно поверили этим рыжим братьям. Такую нелепицу их простые умы самостоятельно вряд ли придумали бы. Тут чувствовался чей-то бюрократический крючкотворный ум. Надо же такое придумать! Лимит на мусор!

– Мы и то хорошо сделали, большие мешки забрали. А маленький, что сбоку валялся, так там и оставили.

– Решили, что с маленьким хозяева и сами как-нибудь справятся.

– Или дополнят его, а мы уж в другой раз заберем.

Подруги хмуро переглянулись. Ничего себе! Выходит, эти ребята только чудом не уволокли мешок с Розалией. Будь на их месте другие, запросто могли бы сволочь тетушку на свалку, а вместо нее оставить мешок с… С кем мешок? Кто находился в четырех других мешках? В самом деле трупы или обычный мусор?

Это подругам требовалось узнать немедленно!

– А где вы те четыре мешка выбросили, помните?

– Помнить-то помним, – почесали в затылках парни. – Только не станете же вы сами по свалке лазить? В своей-то одежке?

И они выразительно уставились: один на беленькие сапожки, которые были на ногах у Леси, а другой на светло-серую замшевую курточку, в которую сегодня облачилась Кира. К тому же обе девушки были в светлых брючках. Ну да, оделись нарядно, потому что с утра как-то не планировали, что им придется рыться среди мусорных отходов. И теперь были не совсем готовы к этому.

Но тут им на помощь пришли митингующие. Их желание добиться закрытия свалки было столь велико, что ради этой цели они были готовы порыться в чужих отбросах.

– Ничего, принюхались уже за столько-то времени. Пороемся, отыщем!

10
{"b":"132443","o":1}