ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Если не они, то кто же? Оказывается, кто угодно. Допрошенные Коптелова и Оборина подтвердили, что в 1992 году работали в банке на телетайпных аппаратах, которых там семь штук. Каждый из этих аппаратов работал как на прием, так и на передачу телетайпограмм в автоматическом и ручном режиме. Часть аппаратов работала только на прием, другая часть – на передачу. Аппарат № 221318 работал на прием телеграмм в адрес филиала банка, но с него авизо № 106 от 21 августа 1992 года не отправлялось... Из письма акционерного общества открытого типа «Екатеринбургский Телеграф» следует, что отправка телетайпограммы с любого телетайпа с данными «чужого» автоответчика возможна, так как автоматически по запросу оператора передающего абонента вызывается автоответчик приемной стороны. Свой же автоответчик передающая сторона запускает от руки, но возможна набивка данных автоответчика «чужого» абонемента вручную с клавиатуры. Таким образом, телеграфное авизо № 106 от 21 августа 1992 года могло быть отправлено с любого телетайпного аппарата. Установить, кто и как это сделал, не представилось возможным. Так улетели в безвестность по известному направлению семьсот пятьдесят восемь миллионов триста тысяч двадцать рублей.

Всполошившись, Министерство финансов назначило ревизию, которую провело Контрольно-ревизионное управление. В акте КРУ было отмечено, что при переводе банков на новую систему расчетов, согласно указаниям Банка России от 23 октября 1990 года, «не была достаточно разработана необходимая нормативная база. Не был предусмотрен договорный характер отношений между РКЦ и коммерческими банками; не были регламентированы их права и обязанности, не были определены санкции за нарушения расчетов». Ревизоры сошлись в мнении, что «техническими указаниями о работе абонентских установок в системе ГВЦ Госбанка СССР регламентируется порядок работы по передаче и приему телеграфных сообщений по абонентскому телеграфу» и «необходимо обращать особое внимание на точность передачи букв в кодированных словах», а «при обнаружении сомнительных слов необходимо немедленно сделать запрос». С учетом того, что телеграфная связь между банками сегодня не выглядит так же, как «телефонные барышни» в начале позапрошлого века, этот акт смело можно считать историей. Как, впрочем, и аферы с авизо, которые в Америке называются «банковским мошенничеством с помощью федеральных средств связи».

Третья мантра подполковника Глушенкова

А у подполковника Глушенкова Сергея Анатольевича по ходу расследования дела о подложных авизо не могла не возникнуть и третья мантра. «5 октября 1992 года, – гласит она, – руководителями межрегионального акционерно-инвестиционного банка “Драфт-банк” Антоновым СИ. и Пархоменко СВ. был открыт расчетный счет фиктивному акционерному обществу “Эридан” и выдан кредит в сумме 740 миллионов рублей. Эти деньги были переведены через МНПКП “Сандра” на Красноярский алюминиевый завод и Ачинский глиноземный комбинат в счет платежей фирм Trans-CIS Commodities и Mirabel. Для погашения указанного кредита и штрафных санкций к нему в апреле 1993 года в МАИБ “Драфт-банк” были использованы зачисленные по подложному телеграфному кредитовому авизо № 039 от 10 марта 1993 года от несуществующей фирмы “Чинар” (Махачкала) и по подложному телеграфному кредитовому авизо № 023 от 25 марта 1993 года от несуществующего предприятия “Зарая” (Махачкала) денежные средства на общую сумму 2 миллиарда рублей».

Дагестанские авизо «шарашили» не только Красноярск, они появлялись по всему алюминиевому фронту, где на Россию наступали братья Черные. 4 марта 1993 года в адрес Новокузнецкого алюминиевого завода поступило телетайпное кредитовое авизо № 067 на сумму 900 120 000 рублей. 11 марта 1993 года из Дагестана пришло подтверждение этого авизо, и в тот же день эти деньги были зачислены на корсчет Кузнецкого отделения «Кузбаспромбанк» для дальнейшего зачисления на счет завода. Однако в конце 1993 года было обнаружено, что 900 120 000 рублей по авизо № 067 не квитуются, в связи с чем 10 января 1994 года был оформлен официальный запрос в РКЦ Дагестана в Махачкале, откуда 15 февраля 1994 года поступил ответ, что данное авизо от них не исходило. На повторный запрос с копией авизо поступил аналогичный ответ. Банк списал эту сумму, и еще 900 миллионов рублей отправились коту под хвост, где уютно устроились Лев Семеныч и Михаил Семеныч Черные.

Путь этот и недалек, и недолог, а схема его понятна самому тупоголовому специальному агенту евразийского отдела ФБР. Главное, чтобы все участники этого пути, кроме госбанка, были своими, то есть понимали смысл затеянной круговерти. Назовем их «черной сотней братьев Черных». В «Драфтбанк» из Расчетно-кредитного центра (РКЦ) республики поступал липовый телеграфный авизо на некую сумму. Эту сумму банк частями переводил нескольким фирмам, которые тут же отправляли деньги либо Красноярскому алюминиевому заводу, либо Ачинскому глиноземному комбинату, в обоих случаях расплачиваясь за обязательства принадлежавшей братьям Черным компании Trans-CIS Commodities (ТСС). Завод получал из Ачинска оплаченный «черной сотней» глинозем и пек из него алюминий, который вывозила за границу и продавала принадлежавшая ташкентским братьям Черным и бомбейским братьям Рубен компания Trans World Group (TWG). Благодаря липовым авизо доставался этот алюминий «черной сотне» чуть ли не даром, а на каждой тонне российского алюминия четверо братьев зарабатывали по 500 долларов.

В Соединенных Штатах наши соотечественники проводили нечто подобное, но в гораздо меньших масштабах, занимаясь модной и прибыльной в конце 1970-х – начале 1980-х годов торговлей горючим, а точнее, уклоняясь от уплаты акцизного налога на горючее. Писано-переписано об этом бог знает сколько, а народу сажено-пересажено еще больше. «На Брайтон приехали люди со всех концов Союза, – сказал мне в свое время по телефону из техасской федеральной тюрьмы Бастроп з/к № 35664066 Марат Балагула, один из „бензиновых королей“ русскоязычной Америки. – Приехали почти с пустыми руками. А каждый хотел заработать, каждый хотел командовать. Если живут в одном доме пять человек с разными характерами, они начинают между собой воевать. Вот и начинались разборки. К тому же приехали и те, кто ранее сидел в тюрьмах»...

Суть «Операции ”Маргаритки"», как прозвали ее в ФБР, состояла в том, что оптовик, то есть владелец терминала, продавал бензин и солярку розничным торговцам, которые тоже были «своими». Для этого открывалось множество мелких компаний-«маргариток», которые покупали горючее и развозили его по автозаправкам, а затем жгли документы и закрывались до того, как нужно было платить налог. Детский лепет по сравнению с фальшивыми авизо, но тот же принцип проводки левых денег через несколько промежуточных соучастников.

Ныне покойный главный мифолог русской мафии в США Роберт Фридман в своей книге написал, что на «бензиновых маргаритках» наши иммигранты за пять лет заработали 8 миллиардов долларов. «Это значит, что воровали примерно по 42 миллиона долларов в день, – объяснял мне Марат Балагула. – Практически для этого нужно продавать 1,2 миллиарда галлонов бензина в месяц. Это 50 больших пароходов по 50 тысяч тонн, получается, что мы в год воровали где-то 15 миллиардов галлонов. Но по всей Америке за год продают около 30 миллиардов галлонов». Отсидев в тюрьме почти двадцать лет, Марат Яковлевич тихо владеет рестораном и гастрономом «Одесса» на Брайтон-Бич-авеню и обещает издать мемуары, но никак не соберется.

Но вернемся к фальшивым авизо и «черной сотне», которая их обслуживала. «Вот, мол, пришли по почте деньги, неизвестно кому принадлежащие», – предлагает свой вариант взятки гоголевскому ревизору почтмейстер Иван Кузьмич Шпекин. В деле № 117449 все обстояло примерно так же: «3 марта 1993 года неустановленные лица организовали поступление в Красноярскую дирекцию (КД) “Мосбизнесбанка" подложного телеграфного кредитового авизо № 078 от имени РКЦ ГУ ЦБ РФ по Дагестану для зачисления на расчетный счет фирмы „Ариадна“ 420 миллионов рублей в счет платежа фирмы Trans-CIS Commodities. Однако банковские работники обнаружили подлог, в связи с чем мошенникам по независящим от них причинам на удалось похитить денежные средства в указанной сумме». Глава «Ариадны» на допросе сказал, что в феврале 1993 года познакомился с одним из братьев Черных, а в начале марта получил от него копию платежного поручения на 420 миллионов рублей.

27
{"b":"132446","o":1}