ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Итак, стоит напомнить: в 1991 году братья Черные познакомились с представителем фирмы Trans World Metals (TWM), принадлежавшей английским бизнесменам Дэвиду и Саймону Рубенам. Объединив свои усилия и средства, четверо братьев, оперируя уже имеющимся в их руках капиталом, активно приступают к освоению алюминиевого рынка России, а именно к металлургии. Российская сторона могла предоставить практически неограниченное количество металла, британская – адекватные возможности для его сбыта. Образовалось партнерство – всемирная сеть офшорных фирм, получившая название Trans World Group (TWG).

Позднее Михаил Черной будет представлять успех своей алюминиевой кампании просто как результат удачи, упорства и чутья. Крупные компании, говорил он, решили отойти на время, выждать, пока эти самозванцы потолкаются на алюминиевом рынке, снимут свои не самые густые пенки и – сдохнут. 40 миллионов долларов, заработанных, по его словам, в 1992 году, были копейками по сравнению с «нормальной» прибылью по алюминию. Однако, как покажет реальное будущее, успех TWG и Trans-CIS Commodities обеспечивался отнюдь не трудовым энтузиазмом толлингеров. Ценой успеха империи стали судьбы многих несогласных с бизнес-методами TWG. Но обо всем по порядку...

Триумфальное шествие TWG в российской металлургии началось с алюминиевых заводов Сибири. Именно там была с максимальной отдачей реализована схема толлинга. И именно там братья Черные взойдут, если можно так сказать, на свой Олимп и оттуда же начнут головокружительное падение.

Возьмем для примера Красноярский алюминиевый завод (КрАЗ), один из главных источников благосостояния TWG и группы Михаила Черного. Крупнейший алюминиевый завод страны. Отличная энергетическая база (гидроэлектростанция – рядом).

Итак, толлинг на КрАЗе. В чем состояла суть финансовой схемы, навязанной ему TWG? Алюминиевый завод вообще никак не участвует ни в покупке сырья, ни в продаже металла. Он оказывает услуги так называемой фирме-толлингеру, которая поставляет на завод глинозем и забирает у него металл. Алюминиевый завод получает минимальную плату за свою услугу, скажем, достаточную для выплаты зарплат. Все доходы от сделки остаются в фирме-толлингере, зарегистрированной в офшоре и соответственно не облагаемой никакими налогами.

Таким образом, доходная база завода сокращается практически до нуля. Доходы толлингера вырастают до максимума.

В чем выгода директора завода? Понятно в чем: толлингер, в руках которого практически все доходы предприятия, может предложить директору максимальную сумму вознаграждения. При этом схема абсолютно чистая: формально с завода налево не уходит ни копейки; все, что предприятие зарабатывает, оно может вкладывать в зарплату и развитие (на это шли копейки). Директор в накладе все равно не остается – просто один офшор переводит другому (директорскому) семизначную цифру.

Вместе с тем (отмечалось позднее в документах правоохранительных органов) фирмами, входящими в группу Черных, для руководителей указанных заводов и правительственных чиновников за рубежом приобреталась недвижимость, делались ценные подарки.

Когда люди, близкие к Черным, начали выносить сор из избы, они назвали цифры, которые компания тратила на взятки чиновникам в начале 1990-х годов, эти данные опубликованы сайтом «Колокол» – 35–40 миллионов долларов ежегодно.

В принципе схема работы с КрАЗом была такая же, как и в Казахстане (она была описана в главе «Белое золото»). Условия выполнения толлинговых контрактов были грабительскими: опережающая отгрузка алюминия (без оплаты переработки); заниженная стоимость переработки (если на других алюминиевых заводах стоимость переработки составляет 55–60 процентов от стоимости металла на Лондонской бирже металлов, то на Братском и Красноярском всего 38–42 процента); задержка рублевой оплаты – а при существовавшей тогда инфляции зарплата на момент получения превращалась, как говорили, в фантики.

В соответствии с формальными условиями схемы оплата услуг по переработке глинозема по контрактам с инофирмами должна была осуществляться в свободно конвертируемой валюте. Однако при проведенной через несколько лет проверке правоохранительные органы выяснили, что в течение 1992–1993 годов значительная часть платежей производилась в рублях либо сырьем, в том числе отечественного происхождения. Одновременно с этим рублевые платежи за инофирму в ряде случаев осуществляли различные российские юридические лица. При закупке инофирмами сырья у отечественных производителей и в странах СНГ имели место факты опережающей поставки металла, отсутствия должного учета сырья, находящегося в переработке. Такие условия платежей и поставок создавали возможности для отмывания грязных денег и беспошлинного вывоза инофирмами металла, полученного в результате переработки отечественного сырья. Вот так предельно просто (это на бумаге кажется запутанным и немного сложным), в одночасье делались миллиардные состояния, так, вопреки какой-либо экономической логике и законам, обычный предприниматель, пусть и талантливый, но обязательно при этом аферистичный по складу ума, превращался в олигарха № 1! Важно лишь было знать, как «укрупнять» свой бизнес, а значит, и свои миллионы!

Как это делалось? Или «Черная приватизация»

Теперь несколько слов о том, как «платили» деньги хозяева TWG и находящиеся под их опекой менеджеры заводов, на самом деле всегда смотревшие налево и только и ждавшие момента, когда можно будет выскользнуть из-под опеки ташкентских братьев. Проще говоря, покажем финансовый механизм толлинга, который применяла TWG в отношении российских заводов, на примере КрАЗа.

Приводим выдержки из материалов все того же уголовного дела № 117449.

«В процессе проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий по уголовному делу № 117449 установлено, что в 1992 г. иностранными фирмами “Транс-Коммодитиз”, “Транс-Сис-Коммодитиз", “Транстэк Компани" и “Мирабель" заключены контракты, в том числе толлинговые (изготовление готовой продукции из сырья, ввозимого в страну инофирмами), с Братским, Красноярским и Новокузнецким алюминиевыми заводами, а также с Ачинским глиноземным комбинатом.

Так, между Красноярским алюминиевым заводом и фирмой “Транс-Сис-Коммодитиз” заключен контракт № 92/002 от 6 августа 1992 г., по которому заказчик-инофирма поручает заводу выпускать готовую продукцию из своего сырья.

Согласно промежуточному акту документальной ревизии, проводимой КРУ Минфина РФ по Красноярскому краю, при исполнении этого контракта нарушено валютное законодательство:

– поставка инофирмой “Транс-Сис-Коммодитиз” наличными деньгами в сумме 200 млн рублей;

– принятие от этой же инофирмой рублевого покрытия в размере 18 268 052 255 рублей;

– получение сырья в пересчете на валюту на 41 725 981,43 доллара США.

Вместе с тем фирмой “Транс-Сис-Коммодитиз” в нарушение толлинга производилась поставка сырья с Ачинского глиноземного комбината на Красноярский алюминиевый завод».

Далее в материалах перечисляются номера и даты разных контрактов между офшорными фирмами, к которым, по мнению следствия, имели отношение братья Черные, и КрАЗом, АГК, НКАЗом, БрАЗом. Все они заключены именно в 1992 – начале 1994 года. И снова: «оплата по этим контрактам вышеуказанными инофирмами в 1992–1993 гг. в большинстве случаев осуществлялась через подставные коммерческие структуры за счет денежных средств, полученных в результате мошеннических операций с банковскими документами».

Вот они, опять те самые пресловутые авизо! И так – по многим контрактам. Иначе действительно трудно ответить на сакраментальный вопрос: откуда у первого российского олигарха вдруг появились такие деньги?

И снова сухой язык документов: «Начиная с 1992 г. похищенные в разное время и в разных местах деньги (за счет подделки банковских документов, чеков “Россия”, безвозвратных кредитов фиктивным фирмам) через третьи фирмы перегонялись на сибирские алюминиевые заводы как оплата по контрактам, заключенным Trans-CIS Commodities Ltd., которая действовала в России по поручению Trans WORLD Metals Ltd.».

29
{"b":"132446","o":1}