ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Этот эпизод, происшедший еще в 1992 году, стал определяющим для Быкова. Он впервые показал свою силу. Более того, Чистяк, когда пришел в себя, поехал в Москву искать поддержку к своим авторитетным друзьям, скажем так, весьма известным людям. Жаловался на Быкова. Но в Москве Чистяку сказали: все нормально, Толя свой человек. После этого Быков понял – его все поддерживают. Тем более что на него уже сделали ставку и в самом Красноярске: тогдашний начальник ГУВД Борис Петрунин (отдавший в жены за Быкова свою дочь), начальник местного ФСБ. Они, силовики, кстати, думали, что Быковым будет легко управлять. Но позже он вышел из-под контроля. В Красноярске начался отстрел авторитетов. Чистяка убрали в первую очередь».

Это случилось 10 августа 1993 года. 22 сентября убили Синего, еще одного авторитета.

Ляпа (он же Ляпнигов) предположил, что это дело рук Быкова, и заказал его. Однако Быкова предупредили о нанятом киллере, и Толя... перекупил его.

Ляпнигов был расстрелян вместе с женой и телохранителем в центре Красноярска 23 ноября того же года.

12 мая 1994 года при входе в подъезд родной девятиэтажки был убит другой авторитет – Толмач. Через какое-то время выстрелом из окна дома напротив была убита его жена, которой достался бизнес покойного.

Позже за короткое время в Красноярске были убиты Петруха, Борода, Дипломат, Богдашкин, Самалаидзе, Косяк и другие. Ни одно из этих заказных убийств не было раскрыто. Красноярское кладбище Бадалык пополнялось с завидной регулярностью. Всего за год там выросло около пятидесяти памятников крепким ребятам с решительными лицами... В народе этот кладбищенский участок получил название «Аллея славы»...

Скажем сразу, что такой рассказ о появлении Анатолия Быкова в «алюминиевой истории России» – тоже только версия. Тот же рассказ, как познакомились Черный с Анатолием Быковым, со слов источников, некогда «близких к руководству TWG», выглядит иначе. Якобы Быкова познакомили с Михаилом Черным не случайно, и знакомство это было инициировано именно Михаилом Черным. Сам Михаил Семенович об этом не любит вспоминать, а Быков – не хочет... Это понятно, ведь он, человек, которого привели в TWG фактически «за руку», вскоре решил пойти своим путем, забыв о своих «крестных отцах».

На самом деле все эти «кладбищенские» зачистки делались не только ради интересов новых собственников КрАЗа. Скорее всего, Анатолий Быков уже тогда ставил во главу угла свои личные цели, достижение которых откладывал на потом.

Но в TWG об этом еще не знали...

Из аналитической записки МВД РФ: «В 1994 г. со сменой руководства КрАЗа был принят курс на обеспечение независимости завода от зарубежных партнеров, включая и фирму братьев Черных. В конечном итоге администрация завода отказалась пролонгировать дополнительные соглашения, рассчитанные до 2003 г., а права банков на акции АО „КрАЗ“ были оспорены через суд. В 1995 г., по инициативе краевой администрации, Госкомимущества РФ, нового генерального директора АО „КрАЗ“ Ю. Колпакова, президента АО „КрАМЗ“ А. Кузнецова, гендиректора АО „АГК“ И. Чуприянова и генерального директора АО „Красноярскэнерго“ В. Иванникова была создана финансово-промышленная группа „Транснациональная алюминиевая компания“ („ТаНаКо“), куда вошли 12 предприятий Красноярского края. Создание „ТаНаКо“ преследовало цель добиться сырьевой независимости, а также сохранения 20 % акций, находящихся в собственности государства. Кроме того, более 400 млрд рублей было израсходовано на приобретение Ярославского и Ачинского глиноземных комбинатов, Полевского, Южно-Уральского и Кувандыкского криолитных заводов».

Так в чем же было дело? В принципе TWG могла установить контроль над КрАЗом. Процесс скупки акций был отлажен достаточно четко – от уговоров рабочих, которым задерживали зарплату, до силового убеждения с помощью спортивных ребят с короткими стрижками. Тем более что в Красноярске за скупку акций отвечали «доверенные лица» – Дружинин и Быков, у которых было достаточно рычагов воздействия на лопухов-акционеров.

За скупку акций Черные пообещали своим менеджерам перевести деньги на счета в офшор. Однако братья попытались обвести красноярцев вокруг пальца. После получения акций они отозвали «платежку», мотивировав это технической ошибкой.

Это, кстати, еще одна хорошая иллюстрация не только взаимоотношений внутри TWG, но и пренебрежительного отношения к людям на местах. Своим ли, чужим...

Быков и Дружинин оказались «не хуже», а, пожалуй, даже половчее Турушева. Узнав, что соглашения лопнули как мыльный пузырь, они, пользуясь всей полнотой официальной власти, 28 октября 1994 года рукой Юрия Колпакова просто вычеркнули из реестра акционеров держателей пакета акций (цифры варьируются от 17 до 20 процентов), принадлежавших TWG (это были «Залог-банк» и банк «Русский капитал»).

Впоследствии Быков будет рассказывать, что они так, мол, «договорились», что отношения быстро «восстановились», но это будет полуправдой. Быков просто хотел забрать весь завод себе! Война за КрАЗ только начиналась. И череда убийств, происшедших на улицах Москвы, в следующем, 1995 году, станет логическим продолжением этой войны между TWG и теми, кто не хотел отдавать завод в руки этой структуры в предыдущем, 1994 году...

Начало конца...

Тогда, в 1994 году, реакция TWG была также соответствующей. В Красноярск привезли группу людей в камуфляже, которые должны были силой захватить заводоуправление КрАЗа. Однако его уже охраняли бойцы Быкова. После взаимных угроз и громких заявлений о намерении идти до конца стало ясно, что... стычки не будет. Московские захватчики ретировались, отправившись в аэропорт, а по Красноярску поползли слухи о «защитнике» Петровиче (отчество Толи Быка).

Вообще 1994 год стал, по всеобщему убеждению, судьбоносным для бизнеса братьев. Этот год показал, что проект TWG и братьев Черных работает не так уж и безотказно. От криминальных разборок на каждом шагу устал не то что Красноярск, а вся Сибирь! Время показало, что разногласия среди руководителей главной компании (TWG) и ее ставленников на местах на самом деле существуют, причем достаточно серьезные. Да и работать самим, без нахлебников из TWG, было местным «алюминийщикам» интереснее: ведь 1 июля 1994 года правительство отменило наконец экспортные квоты на алюминий. Что это означало для TWG, объяснять надобности нет.

Именно эти разногласия вобьют первую дюжину гвоздей в гроб TWG. И именно они покажут, что пройдет немного времени и каждый из тех, кто когда-то был знаком с Черным и его методами ведения бизнеса, изберет иной, свой путь. И путь этот будет у всех разный. Кто-то вообще уйдет из бизнеса и просто продаст акции, кто-то захочет вытеснить конкурентов и стать «алюминиевым королем» в своем регионе, кто-то раскрутит один, но большой завод и станет влиятельной политической фигурой и медиамагнатом, а кто-то выстроит настоящую империю, проявив настоящее стратегическое мышление.

Парадоксально, но факт: алюминиевые заводы России дались братьям Черным очень тяжело. В отличие от угля и меди. Видимо, слишком разные люди сошлись вокруг них: со своими интересами и со своим представлением не только о бизнесе, но и о жизни. И все последующие семь лет, до конца 2001 года, вокруг алюминиевых заводов России борьба будет идти постоянно. Только не Черные будут ею руководить. Вопреки их желанию, зато согласно принципам построения новой экономической инфрастуктуры страны на их место придут другие.

И еще один интересный факт. Если присмотреться к деятельности Михаила Черного, то мы заметим, что все его глобальные и успешные проекты и схемы (а так получилось, что это схемы, применявшиеся именно в России) работали максимально эффективно не более двух лет. Потом начинали возникать проблемы, конфликты, уголовные дела... В итоге проект либо перерождался, либо погибал. Причем речь идет не о том, что проекты были неприбыльны, наоборот – они приносили деньги, и немалые. Речь о другом: проекты в том виде, как их единожды замыслил Михаил Черный, не имели перспективы.

32
{"b":"132446","o":1}