ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я вновь набрал его телефонный номер и попросил поскорее найти стенограмму выступления Куликова, а заодно продолжить наш разговор. Николай Петрович, как я и рассчитывал, пообещал помочь. Но прежде мне необходимо было выяснить, что же заставило Бориса Федорова так открыто выступить против Михаила Черного в прессе. Я знал, что история самого Федорова и как бизнесмена, и как президента Национального фонда спорта небезупречна. Фонд получил как раз тогда, когда его возглавлял Шамиль Тарпищев (предшественник Федорова на этом посту), сумасшедшие льготы – освобождался от таможенных пошлин, торговал сигаретами и спиртным, ввозимых из-за рубежа. Деньги на этом делались просто колоссальные. Пока не разразился тот самый скандал с записанным разговором Федорова...

Подслушанный разговор

В июне 1996 года, а кто помнит, это было очень горячее время в российской политической жизни, в известной московской газете («Новая газета») вышла запись разговора, весьма, заметим, приватного. В нем на тот момент президент Национального фонда спорта Борис Федоров в присутствии Бориса Березовского, аналитика и политолога Сергея Зверева и дочери Президента Татьяны Дьяченко (запись сделана в доме приемов «ЛогоВАЗа», то есть в офисе Березовского) жалуется на некую якобы мафиозную группировку, вымогающую у него миллионы долларов. В группировку входит тренер Бориса Ельцина по теннису Шамиль Тарпищев, которого Федоров называет Шамом, и приближенные к нему братья Черные. По сути, этот рассказ рассчитан исключительно на дочь Президента, чья задача, по замыслу организаторов разговора, – донести все услышанное до Бориса Николаевича.

Статья, появившаяся во время противостояния двух мощнейших политических кланов в России (Березовский со товарищи – с одной стороны, Коржаков и его команда – с другой), называлась «Фавориты» и призвана была показать, какие же силы пытаются «опекать» ослабевающего российского Президента. Конечно, это была политическая игра. Но Федоров вряд ли предполагал, что станет первой ее жертвой. Для начала его отправили в отставку, с позором выгнав из Национального фонда спорта. Когда Борис Федоров вынужден был покинуть свой пост, на его место пришел полковник Службы безопасности Президента Валерий Стрелецкий. Он возглавлял НФС всего два месяца, дальнейшая политическая буря смыла и его, и Александра Коржакова, и даже всесильного Олега Сосковца из кремлевских коридоров (в июне того же 1996 года все они были отправлены в отставку). Это была крупнейшая победа Бориса Березовского, оценку этой «победы» история, боюсь, даст еще не скоро. Но страна в то время, накануне выборов Президента (!), просто погрузилась в хаос. Но сейчас речь не о том.

Валерий Стрелецкий прекрасно помнит, что было сказано в том разговоре «в гостях у Бориса Березовского». И главное, кто в нем упоминался. Я знаком с Валерием Андреевичем более десяти лет. Мы часто встречались с ним после его отставки. Как правило, наши встречи проходили в офисе издательства «Детектив-Пресс», которое Стрелецкий возглавил, отойдя от политической жизни. Я, заранее предупредив о своем визите, поехал к нему на Ленинский проспект. Валерий Андреевич, кстати, в свое время активно помогавший убитому в Москве американскому журналисту Полу Хлебникову собирать информацию о криминальных аферах начала 1990-х годов, хранит в своей профессиональной памяти все, как принято сейчас говорить, «имена, явки, пароли». Но говорить с ним предстояло весьма осторожно. Стрелецкий оставался близким приятелем Александра Коржакова и Шамиля Тарпищева, а значит, узнав цель моего визита, мог рассказать далеко не все. Даже если этот разговор касается только взаимоотношений Федорова и Черного. Но я опасался зря. Как всегда, Стрелецкий очень радушно приветствовал меня, как только я вошел в его офис. Выпив кофе, я для начала спросил его, почему вообще запись того разговора всплыла в прессе. Он с готовностью ответил мне на вопрос.

– Статья «Фавориты», вернее, запись разговора в офисе «ЛогоВАЗа», в котором бывший глава Национального фонда спорта жалуется, в частности, Татьяне Дьяченко и Борису Березовскому на Тарпищева и братьев Черных, вымогавших у него деньги, появилась в прессе конечно же неслучайно. Борис Федоров был главой НФС не так уж долго. Но уж слишком много денег пропало из этой организации за время его «правления». А ведь «прелесть» НФС в чем заключалась? В огромных таможенных и налоговых льготах, данных этой организации Президентом Борисом Ельциным, причем «персонально» под честное слово Тарпищева, который хотел пустить полученную прибыль на развитие спорта. Кто только тогда вокруг Тарпищева не крутился? И чиновники высокого ранга, и криминальные группировки. Но Шамиль пробыл наверху этой пирамиды очень недолго. Его заменил Федоров. Вскоре Шамиль, увидев, что происходит что-то не то, стал в конце 1994 года жаловаться, что деньги из федоровского НФС до спортивных федераций не доходят. А тот создал такую разветвленную бизнес-корпорацию, что действительно было непонятно, куда уходят миллионы долларов. Ясно было, что не на спорт. Это были собственно фирмы Федорова и его «крыши». Тарпищев пожаловался Коржакову. Мы в рамках Службы безопасности Президента начали проверку. Нашли около 80 «странных» структур, через которые качались около 2 миллиардов долларов. Начали плановую проверку каждого транша. Для начала, практически на следующий день, мы нашли утечку размером в 10 миллионов долларов, стали заниматься этим вопросом. Я пригласил Бориса Федорова для беседы и объяснил: деньги надо возвращать. Он сказал, что отнес эти наличные деньги в предвыборный штаб Ельцина, а точнее, Чубайсу. Михаил Барсуков, будучи тогда директором ФСБ, а это было начало 1996 года, написал Президенту записку, указав на нецелевое расходование средств НФС размером в 1 миллиард 800 миллионов долларов с просьбой разобраться. Ельцин на этой записке написал четыре буквы – «поже». И всё. Но мы-то продолжали работать. И если бы не известные события лета 1996-го (Коржаков и Стрелецкий были отправлены в отставку из-за знаменитой истории с коробкой «из-под ксерокса», в которой находились якобы «неучтенные» 500 тысяч долларов и которую выносили ночью из Белого дома «бизнесмены от политики» Аркадий Евстафьев и Сергей Лисовский. – Авт.), деньги бы в НФС вернули. Но на нашем пути встал Березовский. Он как бы входил в альтернативный штаб по выборам Президента, куда хотел перетащить и Федорова с его коммерческими структурами и криминальными связями. Но Федорова мы в мае 1996 года с поста президента НФС убрали. Организацию возглавил я. И тут началась настоящая война. После весьма странного покушения на Федорова в июне 1996 года, когда Борис получил несколько ножевых ранений, но остался жив, Березовский решил свалить вину за покушение на нас с Коржаковым, а кроме того, показать всей стране, что мы вместе с какими-то бандитами вымогаем у несчастного Федорова деньги. Так появляется эта запись, где все переворачивается с ног на голову. Федоров утверждает, что Шам, так он называет Тарпищева, связался с мафией в лице братьев Черных и те требуют вернуть деньги. Для начала – те самые 10 миллионов, которые он, Федоров, на самом деле из НФС в прямом смысле «вынес», может быть, в коробках из-под водки или тампаксов. Березовский устроил эту запись специально для окружения Бориса Николаевича, чтобы показать, что Службу безопасности Президента окружают бандиты. Но ведь кто, по рассказу Федорова, общался с теми же «бандитами» Черными? Те, кто перестал общаться с Федоровым! В эту группу входил, например, Олег Сосковец, Лисин и другие олигархи и чиновники. То есть делаем вывод. Федоров в этом «политическом» разговоре просто валил конкурентов (на тот момент) Березовского и его друзей. А вначале он ведь был с той, другой группировкой, по крайней мере, с Тарпищевым и Черными! Именно Борис Черным и помогал! Это потом он перевернулся. А кто такие Черные, якобы помогавшие вышибать у Федорова деньги? Ну какие они бандиты. Они же сами не бегали с оружием в руках. Да, у них были мощные рычаги влияния на российскую экономику через связи в Кремле и Белом доме. Они такие же олигархи, как Смоленский, Гусинский, Ходорковский. Все мы знаем, как делались у нас в стране первые крупные капиталы. Честно, что ли? Да там одна кровь, куда ни взгляни. И братьев Черных Федоров приводит в этом разговоре, чтобы показать, что, мол, вот эта мафия на самом деле окружает Президента! Да мало ли кто с кем дружил! Черные – это бывшие теневики. Да, они хотели приумножить свои капиталы с помощью льгот НФС. Поэтому они и оказались поначалу рядом с Тарпищевым. Они хотели по-быстрому и побольше заработать денег. Кто-то занимался «Кремлевской» водкой, кто-то сигаретами, причем объемы были такими, что хватало на всех. Только Гусинский в этом не участвовал, а так все там были – и Тайваньчик, и солнцевские, и Измайловские. Ведь все они в какое-то время и для Черных дорогу в НФС протоптали. Вместе с Тарпищевым, конечно. Но так был бизнес устроен. Черные это понимали и лезли в этот бизнес. Выгодно же было. Так что бандитами я бы их все же не называл. А уж вышибать деньги у Федорова – они в такую мелочовку бы просто не полезли. Послали бы кого-нибудь из реальных бандитов. А что касается покушения на Федорова, там история темная. Думаю, без Бориса Абрамовича не обошлось. И весь этот спектакль с Шамом и Черными Березовский придумал для того, чтобы свалить вину за готовящееся покушение на Коржакова и Тарпищева. Просто их имена уже к этому моменту ассоциировались с врагами Федорова. Я, кстати, став президентом НФС после снятия с этого поста Федорова, разбирая его «наследство», установил много фирм-однодневок, которые полакомились кусками «спортивных денег». Там были и компании Черных, и Измайловская братва. Так что Федоров на своих же в том памятном разговоре и наехал.

35
{"b":"132446","o":1}