ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Несмотря на то что особой аккуратностью исполнения заказных убийств боевики Быкова и Татаренкова не отличались, ни одно преступление раскрыто не было. Милицейское прикрытие было непробиваемым. Доходило до того, что татаренковские киллеры дожидались своих жертв на лавочках около подъезда с автоматами на коленях, а после расстрела открыто и буйно обмывали очередное «дело» в ближайшем ресторане. Руководство красноярской и саяногорской милиции на проделки своего «агента влияния» смотрело сквозь пальцы. Стражи порядка не реагировали даже на достоверную информацию о времени и исполнителях очередного покушения.

В результате устранения конкурентов к концу 1994 года весь Красноярск оказался под влиянием бывшего боксера Толи Быка.

Нельзя здесь еще раз не упомянуть и об уголовнике с 13-летним (на тот момент) стажем Владимире Татаренкове, который позднее сыграл ключевую роль в уголовном деле Анатолия Быкова. После нескольких встреч с будущим главой Совета директоров Красноярского алюминиевого завода, тогда еще только-только начинающим отвоевывать себе площадку для работы на заводе, Татаренков стал, по его утверждениям, учеником Анатолия Петровича, во всем выполнявшим его указания. Чуть позже бизнесмен, в одночасье превратившийся в такового из обычного рядового уголовника, приехавшего в незнакомый ему город в «трениках» и рваной футболке, стал уважаемым в Саяногорске (Татаренков жил в этом городе) человеком. Кризис неплатежей и задержка заработной платы в стране повсюду гнали тогда многих на поклон к Татарину. Он и одалживал многим, благо деньги были. Тогда же оперативники ФСБ через собственную осведомительскую сеть выяснили, что неформальный лидер, «хозяин Саяногорска» начал понемногу и разными путями избавляться от уголовников, ранее сидевших, заменяя их спортсменами либо отслужившими в армии.

Когда «штат» группировки был зачищен, поступил другой приказ – установить прочное влияние над Саянским алюминиевым заводом. В середине 1990-х годов это государственное предприятие понемногу «доил» клан местных спортменов-боксеров под руководством Олега Шорина. Тот, влияя на руководство завода, вывозил через коммерческие структуры на реализацию небольшие партии металла, кормя себя и одновременно местную Федерацию бокса.

На личной встрече Татаренков с Шориным ни о чем не договорились: боксер не хотел просто так уходить с завода. Более того, как сообщает агентство ФЛБ, нанял киллера для устранения Татаренкова. Однако авторитет в городе последнего был настолько высок, что киллер, получив заказ, вскоре сам пришел к Татарину и все рассказал. В итоге на тот свет отправился как Шорин, так и некий Стальмаков (Спичка), заявивший было после гибели боксера свои права на СаАЗ. В итоге на Саянском алюминиевом появился новый «хозяин» – Татаренков (Татарин), который сам определял, какие контракты заключать, а какие нет, куда металл давать, а куда не стоит, короче говоря, уголовник сделался «серым кардиналом» предприятия с мировым именем.

Дальше же начался отстрел всех неугодных Татарину бизнесменов и хоть что-нибудь значащих в преступном мире Красноярья уголовников, посягавших на его владения. Так, за один 1994 год киллеры якобы под его руководством отправили на тот свет пятнадцать человек. И только с приходом на СаАЗ Олега Дерипаски удалось выдавить Татаренкова из региона, и он уехал в Грецию (где до сих пор сидит в тюрьме по обвинению в хранении оружия и совершении заказных убийств). А вот Толя Бык все еще рулил экономикой...

Кстати, когда Олег Дерипаска стал гендиректором СаАЗа и принялся наводить порядок, Татаренков попытался убрать «москвича». Еще бы – тот не стал разговоры разговаривать, а обратился за помощью к милиции, жестко стал пресекать воровство на заводе. Поначалу доходило до парадоксальных ситуаций, когда новый директор самолично тормозил на дорогах машины с ворованным алюминием. Такой порядок криминальному авторитету не понравился. В результате Олег Дерипаска чудом пережил покушение, в ходе которого нападавшие использовали гранатомет.

Анатолий Быков рассказывал (1996 г.):

– На них (преступных авторитетов. – Авт.) влияет авторитет моих действий, которые дают конкретный результат, мой бизнес. Мы стараемся контролировать каждый шаг, особенно финансовый. Чуть в сторону отвернешься, и деньги могут попасть в неугодный банк, в который потом опять ходить и за счет неформальных методов свое забирать.

Став условно респектабельным бизнесменом, Анатолий Петрович не забывал про обеспечение «крыши» красноярским казино и гостиницам. Репутацию Быков поддерживал весьма жесткими методами. Кроме боевиков Татаренкова, в его распоряжении находилась охранная структура «Витязь». В ходе оперативно-следственных мероприятий установлено, что охранники «Витязя» терроризировали не только противников Быкова, но и некоторых несговорчивых сотрудников милиции. Это не мешало сотрудникам «Витязя» проводить тренировки в тире УВД. После ареста Быкова пострадали и опекаемые им охранники – тренер «Витязя» по рукопашному бою в настоящее время находится под следствием по подозрению в убийстве.

Но в то время (1998 г.) Анатолий Быков с трибуны КрАЗа сказал так:

– Вот говорят сегодня: «Мафия правит завод»... Так отдайте такой мафии все заводы! Отдайте!

Бык и Лебедь

Из официальной биографии Анатолия Петровича Быкова. В ходе развернувшегося в 1997 году конфликта вокруг КрАЗа Быков выступал против бывшего генерального директора Ю. Колпакова и привлечения его к работе с предприятием КБ «Российский кредит». После достижения соглашения с банком 2 октября 1997 года был назначен вице-президентом банка «Российский кредит», а в 1998 году был избран председателем Совета директоров КрАЗа.

Пик успехов Быкова приходится на 1997 и 1998 годы. Он становится председателем Совета директоров КрАЗа и главой Федерации бокса. Ему удается договориться о возвращении присмиревшей TWG на КрАЗ – уже в качестве одного из партнеров, а не всевластного хозяина.

Анатолий Быков рассказывает (1997 г.):

– Я живу по принципу: «чужого нам не надо, а своего не отдадим». Чтобы отстоять свое, пришлось много потрудиться. КрАЗ отстояли. Сегодня это единственный независимый завод в России, все остальные ушли из-под отечественного контроля. ...Сегодня обе стороны поняли, что лучше худой мир, чем большая война. Все понимают, что на войне потери бывают не только с одной, но и с другой стороны. Мы сегодня готовы работать на рынке цивилизованно и решать любые вопросы за столом. Независимо от того, какие среди наших собеседников будут авторитеты или административные чины. Мы хотим, чтобы нас уважали. Мы выросли и созрели, чтобы разговаривать на равных и принимать решения, нужные заводу, городу, краю, России.

Позицию Быкова поддержал красноярский губернатор Зубов. Он считал, что TWG попросту обирает завод. После окончания в 1997 году боевых действий Быкова избирают председателем Совета директоров КрАЗа.

Войдя в руководство КрАЗа, Быков распространил свое влияние на другие предприятия Краcноярска. Для этого он вместе с Василием Анисимовым создал финансово-промышленную группу «ТАНАКО», в которой объединились «Краcноярскэнерго», Красноярская ГЭС, Ачинский глиноземный комбинат и другие крупнейшие предприятия края. Бык хотел стать настоящим олигархом...

Дольше всех захватническим поползновениям Быкова сопротивлялись энергетики. Руководитель РАО «ЕЭС» Анатолий Чубайс не скрывал раздражения от дерзости красноярского авторитета, но сделать ничего не мог. Авторитет Быкова вырос до такой степени, что к несудимому тогда еще бывшему учителю физкультуры стали обращаться за советом известные политики и воры в законе.

Собственная электростанция была Быкову просто необходима. Весь процесс производства алюминия неразрывно связан с электроэнергией, а ее стоимость напрямую отражалась на доходах завода. При себестоимости электроэнергии в 7 рублей за киловатт-час Красноярская ГЭС продавала ее «Краcноярскэнерго» по 22 рубля. «Краcноярскэнерго», в свою очередь, перепродавало энергию КрАЗу по 187 рублей. Такие потери от разницы в ценах Быкова не устраивали, поэтому в 1997 году КрАЗ покупает 17 процентов второй по величине российской гидроэлектростанции. Затем с подачи Быкова на электростанции была проведена дополнительная эмиссия акций, и ГЭС стала первым частным (!) производителем электроэнергии в России.

50
{"b":"132446","o":1}